А есть ли другие варианты, кроме Путина?

Моментально ставшее политической новостью №1 не только в России, но и в мире, решение Государственной Думы об «обнулении» президентских сроков действующего главы нашего государства после внесения поправок в Конституцию, моментально затмило собой даже падение биржевых котировок на нефть и очередные сводки с глобального «коронавирусного фронта».

Какие только названия не получило это событие от комментаторов, журналистов, политиков и экспертов: от «спасшей страну судьбоносной вехи» до «антиконституционного переворота» и «установления пожизненной диктатуры». Право же, стоит хотя бы попробовать разобраться в ситуации, если не полностью беспристрастно, то, по меньшей мере, сведя к минимуму эмоции и личные симпатии с антипатиями. Итак, что же все-таки произошло?

Капитан остается на мостике

Начну с осознанно провокационного вопроса: «А вы, собственно, чего-то другого ожидали?» Действительно думали, что после всех тех долгих лет, что были им проведены «у руля» России, Владимир Владимирович, несмотря на все то, что сегодня происходит в окружающем нас мире, махнет рукой, плюнет и хлопнет дверью Кремля, выдав напоследок что-то вроде: «Злые вы, злые… Уйду я от вас»? Человек отдал свалившемуся ему на плечи в 2000 году Делу жизнь. Всю. Свою. Жизнь… А теперь он, что, должен скромно удалиться и со стороны наблюдать – что из всего этого выйдет? Можно сколько угодно спорить, ломать копья и драть глотки, выясняя, «хорош» Путин или «плох», (хотя к правителям мировых держав подобные детские категории неприменимы в принципе), решая, что он сделал для России, а что не смог. Однако при этом совершенно незыблемыми, если не прибегать к совершенно уже жутким передергиваниям и откровенным подтасовкам, останутся два постулата. Во-первых, сегодня Россия находится в гораздо более сильном (ключевое слово именно – «сильном») положении – военном, экономическом, геополитическом, чем два десятка лет назад. Откройте любой статистический сборник – там все написано. И, кстати, за это время страна не утратила ни пяди земли, а, напротив, приросла ею. Второе: гипотетически стремясь к смене власти, кого предложите на сделавшееся вакантным место? Навальных с Каспаровыми покорнейше прошу не предлагать – давайте не будем превращать разговор в клоунаду. Опять-таки, можно до хрипоты вести словесные баталии о том, насколько плохо то, что у действующего президента нет сегодня реального, бесспорного и достойного преемника. Однако тем самым мы лишь подчеркнем очевидное – его на нынешний момент не существует.

И что прикажете делать в таком случае? Действовать на «авось»? Надеяться на то, что «наследник», пришедший к власти вслед за руководителем, действительно круто и решительно изменившим жизнь страны, как минимум, не пустит все нажитое прахом, не развалит и не разрушит Россию подобно тому, как последний Генсек уничтожил неподвластный всем внешним врагам Советский Союз? Не слишком ли велик риск? Цена ошибки тут будет, пожалуй, не просто неприемлемой, а роковой. Более того, отечественная история дает нам массу примеров того, как это все может произойти. Полувековое правление Иоанна Грозного, укреплявшего Россию и раздвигавшего ее пределы, завершилось без достойного продолжателя – и страна сорвалась в Смуту, едва ее не погубившую. 30-летнее (без одного года) правление Петра Великого, взошедшего на трон царства и оставившего потомкам Империю. Холодеющая рука властителя, у которого нет имени для того, чтобы продолжить фразу: «Отдайте все…» И снова смутное время, череда переворотов, отнюдь не лучшие для страны годы. Затем два блистательных царствования Императриц – Елизаветы и Екатерины, в 20 и 34 года. Этот век потом недаром назовут «золотым» – именно во время него Россия превратилась в мировую державу, была увенчана многочисленными военными победами и, опять-таки, значительно расширила границы. Увы – достойных преемников великим правительницам так и не нашлось. Ну, а уж о более близкой к нам истории и говорить не приходится. Отсутствие личности, способной отстоять и продолжить величайшую для нашего государства эпоху Сталина, привело к тому, что в 1953 году оборвался невиданный взлет первого в мире советского государства, суливший миру совсем другую историю. Все остальное было, по сути, уже падением, завершившимся в 1991 году крахом, к которому Красную Империю привел наиболее выродившийся преемник Верховного.

Кого на переправе не меняют

Впрочем, рассматривая тему длительных правлений и отсутствия преемственности, можно отвлечься от сугубо отечественных примеров и обратиться к мировому опыту. Естественно, взяв для сравнения тот самый «демократический Запад», который так любит попенять России (и не только) «несменяемостью власти». Шарль де Голль правил послевоенной Францией, находясь на различных высших государственных должностях не менее 15 лет. Послевоенную ФРГ канцлер Конрад Аденауэр возглавлял с 1949 по 1963 год. И, кстати, по количеству политических «долгожителей» немецкие канцлеры могут дать фору многим: 16-летнее правление Гельмута Коля и совершенно не собирающаяся на покой Ангела Меркель, занимающая этот пост с 2005 года, являются тому подтверждением. Ну, и, наконец, «мировая цитадель демократии» – Соединенные Штаты. Президент Франклин Делано Рузвельт находился во главе страны с 1933 по 1945 год и правление его прервали не перевыборы, а смерть. Этот человек провел американцев через самые, пожалуй, тяжелые годы их истории, и никому не придет в голову упрекнуть его во «властолюбии» или стремлении оставаться в Белом Доме любой ценой. «На переправе», в период войн, потрясений, кризисов и катаклизмов, не меняют, простите за грубое сравнение, не только коней, но и лидеров страны. Ну, понятно, за исключением тех случаев, когда в силу их полнейшей бездарности и некомпетентности для спасения государства необходимо как раз устранение от власти заворачивающего не туда «рулевого»… Однако подобные вещи неизменно проявляются уже на начальном сроке правления. Тот, кто в самом начале не «сломал шею», как политик, и не угробил страну, наверняка достоин руководить ею и дальше. Впрочем, именно об этом прямо сказал с трибуны Госдумы Владимир Владимирович, уточнив, что принудительная сменяемость власти годится только для мирных, спокойных и сытых времен, в которые смена «первых лиц» не грозит катаклизмами общегосударственного масштаба.

Судя по тому, как дружно заголосили западные СМИ, уже пестреющие публикациями о «вечном Путине» (а править он сможет теперь аж до 2036 года) и как резво взвилась отечественная «демократическая общественность», немедля принявшаяся звать Русь если не к топору, то к «бешенству», выраженному в пикетах и митингах, все делается совершенно правильно. Почему трясется Запад? Да потому, что президент недавно при упоминании Великой Отечественной опять бросил ему в лицо: «Только попробуйте! Мы повторим…», присовокупив к этому слова Александра Невского о судьбе пришедших на нашу землю с мечом. Уж они-то четко уяснили: этот – может… Была надежда на других, более «договороспособных», но теперь она, простите, сдулась. «Не устал и не ухожу» — вот эти слова на Западе больше всего боялись услышать. И услышали… Родные наши либералы, «народные печальники» и борцы за все хорошее против всего плохого, расстроены до невозможности. Грозятся «многолетней стагнацией» и «утечкой» из страны всего, что только может утечь. Константин Фомин, пресс-секретарь «Открытой России» кликушествует: мол, «нет будущего» у страны, где «власть не меняется больше 20 лет»! А у государства, где власть захватят, пусть не на 20 лет, а хотя бы на 2 года, трепачи, самовлюбленные позеры, да, к тому же, через одного – иностранные агенты, особенно и не скрывающие собственной продажности, у него есть будущее? И если есть, то какое? Почему-то кажется, что именно то, которое мы все получили в 1991 году и из которого насилу выбрались, как раз не в последнюю очередь благодаря тому самому «несменяемому», против которого сегодня россиян зовут бунтовать вопреки логике и здравому смыслу. Ну, с этими все понятно – очень хотелось дорваться до власти, а Владимир Владимирович сказал, как отрезал: «Россия план по революциям выполнила!» Для всей подъедающейся по посольствам и НКО шайки-лейки это приговор, конечно. А для страны – спасение.

Позволю себе повториться: вне всякой зависимости от личного одобрения или порицания тех или иных конкретных действий или решений Кремля, любой здравомыслящий человек вынужден будет признать, что сегодня коренная смена курса страны возможна только в формате ее капитуляции перед Западом. В виде сдачи всего, во что верили все последние годы, за что болели и сражались. Все тогда будет зря – и «Крымская весна», и кровь, пролитая в песках Сирии и степях Донбасса. Жизнь вопреки санкциям, наше нежелание «прогибаться» под кого-то и стремление доказать всему миру, что русские не сдаются, «Бессмертный полк» и День Победы, август 2008-го и март 2014-го – все это будет списано со счетов, признано «ошибочным» и «неправильным». Если нет, если мы и дальше намерены продолжать следовать собственным курсом, а не тем, что пытаются навязать нам из Вашингтона, Брюсселя или откуда-то еще, то какой, скажите, толк в ритуальной смене фамилий? Поигрались уже в эти игры в угоду непонятно кому, хватит. Альтернативы нынешнему лидеру и его курсу, других путей для России, не ведущих в тупик или к краю пропасти, просто физически нет. Появятся – вот тогда будет о чем дискутировать. А пока что порадуемся тому, что страну, судя по всему, не ожидает «Перестройка» 2.0 – по крайней мере, в ближайшие годы. Кому не нравится – могут идти митинговать, не идти голосовать 22 апреля и дальше ныть по поводу «вечного Путина». У нормальных, думаю, от сердца отлегло. Будет ли лучше – увидим. Хуже точно не будет.

Александр Неукропный

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *