Атака Путина на «историческом фронте» перепугала Литву и Польшу

Президент Литвы Гитанас Науседа заявил, что Россия в последнее время всеми силами пытается переписать историю. Так резко литовский лидер отреагировал на последние заявления Владимира Путина о том, что Вторую мировую войну развязал не Пакт Молотова — Риббентропа, а потворство европейских держав агрессии Гитлера.

Очевидно, что правящую верхушку прибалтийской республики перепугало объявленное президентом России контрнаступление на «историческом фронте»: для такой страны, как Литва, целиком и полностью построенной на исторических фальсификациях, невыносима мысль, что ее фундаментальные мифы начнут пересматривать.  

«В последнее время Россия всеми силами стремится переписать историю. Один из таких примеров — отрицание влияния тайных протоколов Пакта Молотова — Риббентропа на болезненную историю Европы, — написал на своей странице в Facebook президент Литвы Гитанас Науседа. — Эти тайные соглашения нацистской Германии и коммунистического Советского Союза определили позднейшую оккупацию стран Балтии». 

Поводом для написания президентского поста стала феноменальная активность президента России на «историческом фронте». Во время традиционной ежегодной пресс-конференции Владимир Путин рассказал, что много лет изучал исторические источники и теперь пишет статью о том, как европейские лидеры в канун Второй мировой войны сговаривались с Гитлером и пытались натравить его на Советский Союз. Именно эта политика подначивания, потворства и провоцирования сумасшедшего фюрера на агрессию против России стала подлинным детонатором Второй мировой. А пресловутый Пакт Молотова — Риббентропа и спустя 80 лет вызывает припадки бешенства у «европейских партнеров» от осознания, что советская дипломатия их в самый последний момент обыграла.

Путин дал понять, что для него лично является делом принципа расставить в этом вопросе все точки над i, и утверждение исторической правды отныне будет главным внешнеполитическим приоритетом России. 

На следующий день после пресс-конференции российский лидер посвятил борьбе с фальсификацией истории свою речь на саммите СНГ. Для собравшихся обсуждать экономику глав постсоветских республик продолжительный рассказ о том, как укреплялись международные позиции Гитлера, прозвучал громом среди ясного неба. Вероятно, на это и был расчет.

Путин дал понять, что для России сейчас историческая политика — это главное. Не нефть, не газ, не товарооборот, не «углубление интеграции», а защита памяти о Великой Победе в Великой Отечественной войне. Селекция на своих и чужих Кремлем производится именно по этому принципу: на тех, кто готов плечом к плечу с Россией защищать эту память, и тех, кто занимает другую сторону или держит нейтралитет.

«Историческое контрнаступление» президента России заметно перепугало страны, которые привыкли думать, что это только для них историческая политика — превыше всего, а Москва так и будет предлагать им прагматические отношения вместо разговора о ценностях. Разрушение привычной схемы было воспринято как угроза. 

Сильнее всех перепугалась Литва, правящая верхушка которой сочла нужным от первого лица возмутиться тем, что Путин идет в бой на основу основ литовского политического режима — антисоветскую мифологию.

Гитанас Науседа выбрал подходящую, по его мнению, дату: ровно 30 лет назад Верховный совет СССР признал существование советско-германского договора о ненападении и объявил недействительными тайные протоколы Пакта Молотова — Риббентропа. Президент Литвы пытается этим что-то доказать, причем сам не понимает, что именно.

Россия и спустя 30 лет не отрицает, что советско-германский договор о ненападении существовал, как и не считает его подписание основанием для гордости. Вопрос в другом: Москва много лет пыталась сформировать антигитлеровскую коалицию, но страны Запада одна за другой шли на сговор с нацизмом и заключали с Третьим рейхом пакты о ненападении в расчете натравить его на Советский Союз.

На протокольных фото Гитлеру радостно улыбаются премьер-министр Великобритании Чемберлен и премьер Франции Деладье, болгарский царь Борис и польский маршал Пилсудский. Нет только фотографии Сталина с Гитлером, потому что СССР до последних дней перед Второй мировой называл абсолютным злом нацистский режим, а последний декларировал уничтожение русского государства, к чему его активно подталкивали. Выбор у Сталина был: обрекать страну на это уничтожение или идти на ту же тактическую сделку со злом, которую уже заключили все «просвещенные европейцы».

Так что антисоветская мифология Второй мировой бьется даже без открытия каких-либо уникальных архивных данных. Россия же эти данные открывает и презентует. Руководству Литвы на них возразить нечего, приходится по миллионному разу воспроизводить свои мантры: равная ответственность Советского Союза и Третьего рейха, нацизм равен коммунизму, Пакт Молотова — Риббентропа предопределил оккупацию стран Балтии.

И это при том, что если Пакт Молотова что и предопределил, так это аннексию Литвой польского Вильно, которая в самом деле стала следствием тайных дополнений к советскому-германскому договору о ненападении.

Но сегодняшний литовский Вильнюс ведь не расскажет, что диктатор Антанас Сметона вступил в сговор со Сталиным и принял участие в «четвертом разделе Польши» в обмен на размещение советского контингента в Литве. Сегодня Литва строит из себя невинную жертву насилия, хотя входила во Вторую мировую войну одним из геополитических хищников и раскрылась в этой войне в полный рост геноцидом евреев, истребленных литовскими коллаборационистами, которые потом бегали по лесам от НКВД и под прикрытием идеологии борьбы за независимую Литву терроризировали самих же литовцев.

После войны Литва ударно строила коммунизм, став первой из всех советских республик по количеству членов Компартии на 100 тысяч жителей. Затем республиканское КГБ по указу из Москвы создало в Литве первое в СССР национальное движение в поддержку перестройки во главе со своим агентом — dedule Ландсбергисом. Когда Советский Союз зашатался, это движение осознало себя борцами за независимую Литву и, чтобы ускорить отделение СССР, устроило кровавую провокацию у Вильнюсской телебашни.

Такова подлинная история Литвы ХХ века.

Ее политический режим построен на исторической лжи. Фальсификациях, замалчиваниях, мифах и переписывании истории.   

Понятно, почему теперь литовская верхушка переполошилась из-за намерения Владимира Путина отстаивать историческую правду. Президент России — не беззащитный литовский диссидент Альгирдас Палецкис. Путина по статье Уголовного кодекса об «отрицании оккупации» не привлечешь. Вильнюсским окружным судом его не припугнешь и в кибартайскую тюрьму не посадишь.

Все, что остается литовским властям, — отвлекаться от обеления организаторов Холокоста, «включать Оруэлла» и хныкать, что это Путин переписывает историю. А не они. 

Александр Носович

Путин отказался от примирения с Польшей

Президент России Владимир Путин начал крупномасштабное наступление на польскую историческую мифологию. О роли Варшавы в развязывании Второй мировой войны он за последние дни говорил уже трижды. Выступая на коллегии Минобороны РФ, российский лидер назвал «сволочью» и «антисемитской свиньей» польского посла в нацистской Германии. Этот исторический ликбез власти Польши получили в ответ на робкую попытку смягчить свою антироссийскую риторику. Путин в ответ дал понять, что не собирается налаживать отношения со страной, где очернение советского солдата и отрицание его подвига возведены в ранг государственной политики.

Во время общения с журналистами Путин напомнил обстоятельства ввода советских войск на территорию Польши в сентябре 1939 года. По мнению президента России, Красная Армия не оккупировала соседнюю страну, а фактически заняла бесхозную территорию. Польские власти к тому моменту находились в районе границы с Румынией и думали отнюдь не о том, как управлять страной дальше. Этот свой спич Путин дополнил историческим фактом: Польша принимала активное участие в Мюнхенском сговоре.

«Раздел Чехословакии был предельно жестоким и циничным, по сути это был грабеж, и можно со всем основанием утверждать, что именно Мюнхенский сговор послужил поворотным моментом в истории, после которого Вторая мировая война стала неизбежной», — отметил Путин.

Варшава явно была в замешательстве. «Прошу дать нам немного времени, чтобы проанализировать это высказывание, изучить его и решить, требует ли оно дипломатической реакции», — заявил замглавы польского МИД Шимон Шинковский вель Сенк.

Только через два дня после пресс-конференции Путина на сайте Министерства иностранных дел Польши появилось пространное заявление о «лживых нарративах, представленных Российской Федерацией».

В нем, естественно, Варшава предстает главной поборницей мира на европейском континенте. Затем следует предложение возобновить работу польско-российской группы по сложным вопросам, которая «уже добилась значительных успехов, таких как выводы о роли СССР в начале Второй мировой войны».

Пока польский МИД придумывал ответ президенту России, тот продолжил раскрывать тему начала Второй мировой войны на саммите СНГ в Санкт-Петербурге.

Здесь он прочел полноценную часовую лекцию, снабдив ее выдержками из 17 исторических документов. В центре внимания снова оказалась Польша, которую Путин прямо обвиняет в шашнях с Гитлером и подстрекательстве раздела Чехословакии.

Еще через три дня президент РФ выступил на заседании коллегии Министерства обороны — традиционном итоговом мероприятии, посвященном деятельности вооруженных сил. Под занавес мероприятия разговор снова зашел о подстрекателях Второй мировой войны. Особое внимание он уделил польскому послу в Германии, который обещал поставить «великолепный памятник» Гитлеру за высылку евреев из Европы в Африку.

«Сволочь, свинья антисемитская — по-другому сказать нельзя, — вспылил Путин. — Он полностью солидаризировался с Гитлером в его антиеврейских, антисемитских настроениях, более того, за издевательства над еврейским народом обещал поставить ему памятник в Варшаве».

Эту цитату подхватили российские и зарубежные СМИ. Но не все обратили внимание на следующий тезис российского президента: те, кто сегодня сносят памятники солдатам Красной Армии в Европе, являются продолжателями дела тех, кто помогал Гитлеру развязать Вторую мировую войну. «Именно такого сорта люди».

Кого имеет в виду Путин, догадаться нетрудно — на ниве борьбы с советскими памятниками Варшава преуспела больше остальных.

С 2014 по 2019 год в Польше снесли около 100 монументов воинам-освободителям. Подобными «успехами» не может похвастаться даже Украина.

Выходит, современных русофобов из числа польских политиков Путин приравнивает к тем, кто содействовал нападению Третьего рейха на Советский Союз. Об этом он призывает помнить при строительстве российских вооруженных сил, а дальше плавно переходит к достижениям РФ в сфере гиперзвукового и лазерного оружия.

Явно не на такую реакцию рассчитывал Анджей Дуда, когда на недавнем саммите НАТО в Лондоне отказался называть Россию врагом Альянса. Следом от конфронтации с Москвой отмежевался глава президентской канцелярии и один из главных идеологов польской внешней политики Кшиштоф Щерский: «Как страна, которая соседствует с Россией, мы никогда не будем настаивать на антагонизме в отношениях Запада с Россией, потому что тогда мы можем стать жертвой этого антагонизма».

Дальше всех, пожалуй, пошел член Национального совета по развитию при президенте Польши, профессор Варшавского университета Витольд Модзелевский. В недавно опубликованной книге он высмеял официальную польскую позицию по Крыму, раскритиковал планы по закупке вооружений в США, а самих американцев назвал болванами.

Казалось бы, в Кремле должны ликовать и заявлять о готовности наладить отношения с братским славянским народом. Но не тут-то было!

В ответ на миролюбивую риторику Дуды и компании президент России заводит разговор о Второй мировой войне и снесенных советских памятниках, тем самым четко расставляя приоритеты. Россия не заинтересована восстанавливать отношения со страной, которая возвела «игры с мертвыми» в ранг государственной политики.

Масла в огонь добавляет тот факт, что с 1994 года между Москвой и Варшавой действует соглашение о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий. Польская сторона утверждает, что его действие распространяется только на надгробные монументы — все остальное можно сносить.

Россия неоднократно предупреждала, что не намерена закрывать глаза на осквернение памяти героев-красноармейцев. Теперь этот вопрос, что называется, на контроле у главы государства.

Путин вызвался не только самостоятельно проанализировать архивные документы о предвоенном периоде, но и написать на их основе авторскую статью. То есть самое неприятное для Польши еще впереди.

Алексей Ильяшевич

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *