Беларусь: дайте газ, не то уйдём на Запад

Противникам Лукашенко внутри страны важно, чтобы нефть была дорогой, а рубль – дешёвым.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей на прошлой неделе ясно высказался о своих взглядах на интеграцию в рамках Союзного государства РФ и РБ. «Давайте решим вопрос с нефтяными поставками, а потом уже будем дальше думать… Смысла нет сейчас работать над этими дорожными картами, пока не будут решены все вопросы».

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей считает бессмысленным интеграционный процесс без договорённостей по нефти

Фактически белорусский министр иностранных дел поставил общественность в известность о том, что в Минске не будут работать над дорожными картами углублённой интеграции в формате Союза. Заявление главы внешнеполитического ведомства РБ прозвучало на фоне слов, сказанных Александром Лукашенко генеральному секретарю ОДКБ Станиславу Засю о приверженности Беларуси интеграционным процессам с оговоркой о «суперпрагматичной позиции» Минска, предполагающей следование только своим интересам: «На эту суперпрагматичную позицию ты знаешь, кто подталкивает республики, которые находятся вокруг этого интегратора», – намекнул белорусский президент.

Вообще, в сообщении о встрече Лукашенко с Засем намёков было много: и о том, что интересы Беларуси ПОКА «абсолютно совпадают с интересами наших соседей, особенно членов Организации договора о коллективной безопасности», и о том, что белорусские интересы «не очень-то противоречат интересам и Украины – нашей главной южной соседки»

Правда, посетившая на днях с визитом Минск председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко считает, что вопросы в энергетической сфере будут непременно решены. «Не надо преувеличивать масштаб этих разногласий и, главное, их политизировать. Сегодня отношения между Россией и Беларусью носят стратегический характер. Мы строим Союзное государство. Наше сотрудничество многоплановое, проросло корнями и человеческими связями и в образовании, и в здравоохранении, и ряде других сферах. При таком многоплановом сотрудничестве периодически появляются какие-то проблемы, рабочие вопросы. Но главное, что есть воля лидеров наших стран решать их спокойно и конструктивно», – сказала Матвиенко в эфире телеканала «Беларусь 1». По её мнению,  Россию и Беларусь объединяют «и общее историческое прошлое, и близость наших культур, языков, и нашего общего мира, и наши духовные ценности. И это – наша общая победа, Великая Победа над фашизмом нас очень объединяет».

И ещё одна цитата из заявления председателя российского Совфеда: «Мы услышали и почувствовали, что в Белоруссии твёрдый настрой на продолжение глубокого сотрудничества с Российской Федерацией на фундаменте общности нашей истории, культуры, языка, духовности, веры. Это всё очень искренне».

Валентина Матвиенко почувствовала твёрдый настрой Белоруссии и на глубокое сотрудничество с Россией
Валентина Матвиенко почувствовала твёрдый настрой Белоруссии и на глубокое сотрудничество с Россией

Может быть, приходит время, когда в основу углублённой интеграции Российской Федерации и Республики Беларусь будет всё-таки положена незыблемость культурно-исторической общности Белоруссии и России-Великороссии, а не цена нефти? Тогда, может быть, и работа над дорожными картами никому из представителей официального Минска  не покажется бессмысленной?

«Чёрный понедельник» на нефтяных рынках 9 марта уже подвиг премьер-министра РБ Сергея Румаса заявить: «Это сегодня дополнительные возможности договориться с Российской Федерацией. Потому что ситуация, которая есть сегодня, значительно отличается от ситуации в декабре или январе». Румас считает, что обвал цен на нефть поможет Беларуси договариваться и с альтернативными поставщиками. А белорусский политолог Александр Шпаковский поторопился прокомментировать новость про падение нефтяных котировках репликой «Вкусно», когда же ему указали на то, что вместе с нефтью обвалился и белорусский рубль, а народ кинулся в обменники, Шпаковский заявил, что, мол, «обвал рубля – не всегда плохо». Другой белорусский политолог, Алексей Дзермант, высказался более осторожно: «Это серьёзный вызов не только для российской экономики, но и для белорусской, которая находится с ней в симбиозе. Исхожу из той логики, что все, что хорошо для России, – хорошо и для Беларуси. И наоборот, если что-то плохое, оно доходит и до нас. Но по уму надо было кому-то не пытаться нас нагнуть, а договориться, и сейчас для России надёжный покупатель 18 млн тонн нефти был бы вовсе не лишним».

Дзерманту грамотно возразил редактор газеты парламентского собрания России и Беларуси Вениамин Стрига«Это не те вопросы. Вообще не те, мимо кассы. Вопрос в том, выгодно ли России отдавать нефть на переработку в Беларусь, отдавая часть своего рынка более высокого передела, или нет. Ответ очевиден – нет, если нет интеграции и нельзя покрыть это продажей продукции ещё более высоких переделов. И чем ниже цена на сырьё, тем менее выгодно России отдавать Беларуси нефть с субсидией. Если мировая текущая цена, без премии, ОК, – ради бога, но тогда на какие рынки вклинится Беларусь? Три бензовоза до Смоленска? Так там целый НПЗ закрыт, в гешефт Беларуси, кстати. Подумайте про это».

Однако  с «подумать» у экспертов есть проблемы. Оппозиционная пресса – антилукашенковская и одновременно антироссийская – не рассуждает сейчас об интеграции: она внимательно следит за снижением курса белорусского рубля, цитируя всё того же Румаса, обещающего, что «Национальный банк будет следовать рыночным тенденциям и не будет искусственно сдерживать белорусский рубль». В телеграм-каналах публикуются фото очередей у обменников и рассказывается о напряжённой ситуации на белорусских НПЗ. Даже ресурсы «Радыё Свабода» к вечеру 9 марта ограничились короткой ссылкой на сообщение о падении мировых цен на нефть на 30%, а далее не уставали сообщать о ситуации с белорусским рублём, нагнетая панику. И понятно для чего: любая большая неудача Лукашенко накануне президентских выборов в Белоруссии (они могут состояться уже в июне) позволит противникам режима вывести людей на улицы.

Однако ни на какие антироссийские митинги белорусы массами не пойдут. Всё, что можно было выжать из протестов против интеграции с Россией, – выжато. Результат мизерный. Другое дело – обвал белорусской валюты. Если ситуация в ближайшие дни не стабилизируется, белорусская оппозиция и её покровители на Западе начнут играть против Лукашенко в полную силу.

Предвыборная схватка с Лукашенко выдвигается для белорусских западников на первый план. Эту схватку не выиграть за счёт антироссийской риторики, потому противники действующего белорусского президента внутри страны спокойно следят за его «альтернативными» метаниями в поисках дешёвой нефти, с удовольствием отмечая, что они дорого обойдутся белорусам. А вот провалы социальной политики позволят собрать массовые митинги против власти. Поэтому белорусской оппозиции важно, чтобы нефть была дорогой, а рубль – дешёвым.

Ирина Цуканова

Дайте газ, не то уйдём на Запад

Ещё одной основной темой для межправительственных дискуссий служит цена на газ. И это как бы всё. Других тем как-то не вспоминается. По крайней мере, сходу. Цены на газ, экспорт непонятной по качеству и количеству «молочки», тракторов и прочего. И даже транзит иностранцев через РБ в Россию — всё это очень важно. Всё остальное важно гораздо менее. То есть деньги белорусы считают очень старательно, и даже те копейки, которые получаются от транзита частных лиц в Россию, им весьма и весьма интересны.

Но всё остальное им интересно куда как менее. То есть как раз материальные вопросы занимают 99% поля дискуссии. Вам, простите, это ничего не напоминает? Аналогий никаких не всплывает в голове? То есть по факту вопрос даже не в том, какая у нас цена на газ и сколько «молочки» ввозится в Россию. Это уже как раз неинтересно абсолютно. Интересно другое: политический выбор Беларусью тоже сделан очень и очень давно, и отнюдь не в нашу пользу.

И вот чтобы скрыть этот крайне неприятный и исключительно разочаровывающий факт, разворачивается громкая истерика вокруг «экономических вопросов». Якобы именно тут всё решается и именно тут делается некий выбор. Видимо, завозя в Россию каждую партию «санкционки», Беларусь одновременно делает стратегический цивилизационный выбор, и так каждый раз с каждой новой фурой контрабанды.

На самом деле никакого выбора уже нет, страна полным ходом идёт по еврошляху. Именно поэтому обсуждать какие-то чисто политические вопросы невозможно абсолютно, как ранее с Украиной. То есть любая попытка обсуждать с белорусами любые политические вопросы немедленно приводит к серии скандалов. Именно поэтому белорусы очень любят сводить переговоры к чисто экономической тематике, дескать, а если у нас одно Союзное государство, то почему цены на газ разные?

То есть вот эту самую тему они готовы обсасывать бесконечно, при этом любой отказ в немедленном удовлетворении всех «хотелок» воспринимается как страшнейшее зло и вызывает мощную истерику и громкие угрозы уйти на Запад. Политические же вопросы невозможно обсуждать в принципе, потому что ну очень уж у нас разная внутренняя и внешняя политика. И тут начинается: Беларусь — независимое государство, с независимой внешней политикой, Беларусь должна следовать прежде всего своим интересам, а не интересам союзника… ну и так далее.

Ну, или активно (под лупой) начинают рассматриваться недостатки и провалы России, начинает демонстрироваться очень критичный подход к российскому руководству и тому подобное… Заметьте, что перевести тематику именно в политическую плоскость и получить хоть один честный ответ от белорусов не просто сложно, а неимоверно сложно. Примерно такая же холера имела место (и продолжает иметь место) с так называемыми «пророссийскими украинцами». Там тоже, чтобы прорваться через мощнейшую завесу лжи и лицемерия, надо приложить поистине титанические усилия. Но вот открывающиеся после этого «виды» способны шокировать очень многих.

Правды нет в словах

Вот этот интересный (по-настоящему интересный!) момент был подмечен некоторыми неглупыми наблюдателями как раз при общении с братскими украинцами — люди сочиняют настолько профессионально, настолько на автомате, что для того, чтобы хоть что-то понять в их истинном политическом облике, надо задавать не просто вопрос, ацепочку связанных вопросов

, и требовать (именно требовать, а не просить!) отвечать именно на эти заданные вопросы, а не на переформулированные, и воттогда

выясняются поистине шокирующие подробности.

Один из главных мифов — миф об экономическом сотрудничестве как основе политического альянса. И на Украине, и в РБ. Суть этого мифа заключается как раз в том, что Россия «мало предлагала», а вот если бы она предлагала больше… то выбор мог бы быть сделан в её пользу. Красивая сказка. На самом деле безальтернативный выбор в пользу Запада был сделан и там, и там достаточно давно. И в ответ на абсолютно любое предложение России можно было бы заявить, что этого мало.

Вы понимаете, что абсолютно любую сумму выгоды можно назвать «недостаточной» — это своего рода путь, конца не имеющий. И каждый раз ты будешь прав, ведь десять миллиардов больше, чем пять, а тридцать — больше, чем десять, и так до бесконечности. И ведь никто на той же Украине сегодня не заявляет, что Запад «мало помогает», нет, как раз все очень довольны. Это разводка, господа.

То есть политические вопросы не обсуждаем, постоянно ведём экономическую дискуссию и постоянно заявляем о недостаточности помощи со стороны России. Вот тут ещё Медведев заявлял о том, что Белоруссия должна ценить ту помощь, которую ей оказывает Россия. А в чём проблема? А проблема как раз в том, что рядовые и не очень белорусы сравнивают получаемую российскую помощь не с нулём (что было бы логично для суверенного государства), а со своими «хотелками». А относительно этих «хотелок» — да, российская помощь весьма незначительна. Что сумели сделать после 91-го и на Украине, и в Белоруссии, так это «отрастить хотелки» просто-таки до неземных масштабов.

Потому и никакой благодарности в ответ мы не наблюдаем. Люди по умолчанию исходят из того, что Россия просто-таки обязана решать все их материальные проблемы незамедлительно, а если этого не происходит, в её адрес немедленно раздаются крики, угрозы и оскорбления. Как это ни странно, в РБ в этом отношении всё даже гораздо хуже, чем на Украине. Ситуация по линии Москва – Минск достигла просто запредельного уровня маразма. В последние десять лет вполне себе чётко оформилась антироссийская и прозападная линия внешней политики Белоруссии. И нет там уже никаких сомнений и колебаний.

Олег Егоров

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *