Беларусь: «коронапсихоз» высочайшего уровня

Под занавес прошлой недели, ближе к ночи 10 апреля скандально известный министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей дал интервью крупнейшему негосударственному интернет-порталу республики. Традиционно в это время в информационное пространство вбрасываются наиболее резкие антироссийские заявления Александра Лукашенко. Расчёт на то, что российская сторона не успеет ответить, а после выходных многое позабудется или не будет выглядеть свежо.

Ни один министр в Белоруссии не смеет делать по собственной инициативе никаких более-менее значимых заявлений — все они согласовываются в президентской администрации. Совмин Белоруссии давно уже не является полноценным правительством, фактически играя роль технического придатка этой самой администрации.

Министр иностранных дел Белоруссии плохо справился со своей миссией. Интервью получилось резонансным и при этом пустым, лживым и злопыхательским. Макей показал себя не владеющим ситуацией в Белоруссии, не понимающим предмет обсуждения и сути базовой терминологии.

Министр начал интервью с отождествления руководства Белоруссии со всей республикой. Именно так он прокомментировал репортаж Первого канала российского телевидения о белорусских реалиях, заявив, что «льется грязь на страну». Что конкретно не понравилось министру, он объяснить не смог, спрятавшись в кусты демагогии. Ни одного факта из репортажа российского телеканала Макей не опроверг и не мог опровергнуть.

Вместо аргументированного опровержения чиновник начал извиваться в попытке обосновать, что «в России зачастую тоже непонятно, что происходит». И здесь, при ответе на второй (уточняющий) вопрос глава МИД Белоруссии опустился до откровенной лжи, заявив, что «к нам из Нижнего Тагила на строительство АЭС приезжают 15 зараженных коронавирусом».

«Поэтому лучше бы каждому смотреть на то, что происходит у себя под носом, а не пытаться добавить определенной ядовитой жидкости для розжига в соседний костер», — самокритично (?) заявил в связи с этим Макей.

На самом деле никаких «15 зараженных коронавирусом» не было. Была российская бригада из Нижнего Тагила, прибывшая на строительство БелАЭС — строящейся на $10-миллиардный кредит правительства РФ, кстати. Им устроили «маски-шоу» из-за одного только подозрения на коронавирус, которое, как сообщил 11 апреля другой министр, не подтвердилось.

«Что касается Островца и ситуации с российскими рабочими, то сейчас все пациенты находятся под медицинским наблюдением. Первый анализ проводился тестами иностранного производства, и результат был положительный. Второй проводили с помощью других тестов ещё одной иностранной компании. Он показал отрицательный результат», — заявил на следующий день министр здравоохранения Белоруссии Владимир Караник.

Российским специалистам, прибывшим издалека строить знаковый для постсоветской Белоруссии объект, даже не принесли извинений. Их до сих пор содержат в изоляции как в каком-то СИЗО. По сети уже гуляет видео, в котором фигуранты сами рассказывают о своих злоключениях в братской Белоруссии, находящейся под управлением специфических «слуг народа».

Макей построил свою русофобскую вылазку на факте, как он пытался представить, завоза коронавируса из России. Националисты из отторгнутых российских окраин, вне зависимости от ареала обитания, всегда видят в России источник угрозы и подчёркивают это при каждом удобном или неудобном случае.

В скандальном интервью глава МИД Белоруссии пытался прикинуться слабоумным, отвечая на вопрос, о какой помощи Белоруссии со стороны России в борьбе с коронавирусом говорил накануне руководитель кремлёвской пресс-службы Дмитрий Песков.

«Нам бы самим хотелось понять, о какой помощи идет речь. Может, помощь в том, что неожиданно закрыли границы, поставив нас в такое положение?» — ответил Макей.

Здесь он солгал: неожиданностью закрытие российских границ для официального Минска не было. Как и закрытие границ Польшей, Украиной, Латвией и Литвой — то есть всеми, кто граничит с Белоруссией. Слабо верится, что дипломаты «державы с тысячелетней историей» настолько непрофессиональны. Владимир Макей не настолько глух и нем, чтобы не общаться ни с главой правительства Сергеем Румасомни с генералами спецслужб.

«Или же вот эти 15 зараженных человек приехали из Нижнего Тагила — это тоже помощь России? Ради Бога, мы всех вылечим, всем поможем, справимся со всем. Но хотелось бы, чтобы если делаются заявления, они имели под собой основания», — добавил глава МИД Белоруссии.

Макей не только солгал про 15 якобы заражённых российских специалистов, но и использовал их как краеугольный камень своей русофобской эскапады. Российская помощь, судя по речи главы МИД Белоруссии, выглядит в лучшем случае как создание проблемы.

Наверное, глава российской дипломатии Сергей Лавров как-то может объяснить такое поведение своего как бы коллеги из другой части Союзного государства. Программа согласованных действий в области внешней политики на 2020—2021 годы, вероятно, предусматривает такую «благодарность». Необходимо публичное разъяснение ситуации МИД РФ, коль скоро глава МИД Белоруссии позволяет себе такие публичные выступления, более похожие на оскорбления не союзников, а врагов.

Макей предсказуемо оправдывал политику, проводимую Лукашенко, в том числе и касающуюся эпидемии. С упорством, достойным лучшего применения, его шеф отрицает эпидемию и необходимость закрытия границ даже сейчас, когда его подчинённые, дипломатично выражаясь, недооценили опасность.

«Я не думаю, что мы тут как-то отличаемся от ситуации в других странах. Ситуация в Белоруссии находится под контролем, и я не думаю, что если бы был введен тотальный карантин, то тут все было бы чинно и благородно», — заявил глава МИД Белоруссии.

Правда в его словах разве лишь в том, что он действительно не думает. Не думает о народе, которому в теории обязан служить.

На самом деле везде, где были введены карантинные мероприятия, — от Китая до Италии, Германии и так далее, ситуацию удалось улучшить. Минчане в первом поколении решили пойти своим путём вслед за своим вождём, подвергнув народ многострадальной Белоруссии ещё большим опасностям. Природа таковых — отнюдь не коронавирус, а гордыня, иррациональное упрямство, вера в собственную непогрешимость и безнаказанность.

Отвечая на вопрос о передаче Москвой Минску 10 тысяч тест-систем, о чём сообщали многие СМИ, Макей заявил: «Мы, конечно, благодарны, но 10 тысяч тестов — это на 2,5 дня работы: у нас каждый день по стране расходуется около 4 тысяч тестов».

И далее: «Но нам сейчас эти тесты и не нужны: мы сами производим тесты, а еще порядка 50 тысяч тестов мы получили из других стран. Тем более главврач инфекционной больницы в Коммунарке Денис Проценко сказал, что российские тесты ненадежные, они дают вероятность обнаружения коронавируса порядка 60%. Так что нам сейчас эти тесты не нужны».

Возмущённые речью Макея — как в Белоруссии, так и в России — обратили внимание на такую «благодарность». Отставной полковник Владимир Трухан не постеснялся в выражениях, критикуя выступление министра. Он напомнил, между прочим, что в каждой тест-системе 98 тестов, каждый из которых необходим не только в России.

Особенно каждый тест на время передачи был важен для Белоруссии, где своих тестов не было. Упомянутое министром производство белорусских аналогов официально началось за пару дней до его скандального интервью. Белорусские врачи, в отличие от профнепригодного дипломата, пока что не могут так уверенно говорить об импортозамещении.

Ссылка на мнение Проценко у Макея выглядит как шулерство. Действительно, накануне российский врач говорил об эффективности существовавших на то время тестов, заявив: «Точность существующих тестов для выявления COVID-19 составляет 70−80%, а в некоторых случаях тестирование дает ложноотрицательные результаты, и доля таких результатов значительна. Сейчас при диагностике ключевую роль играет оценка клинической картины в сочетании с данными КТ или рентгена».

Как сообщила Владимиру Путину руководитель Роспотребнадзора Анна Попова«на сегодняшний день нет претензий к качеству работы наших лабораторий, они дают верный результат в 98 процентах случаев». В интерпретации главы МИД Белоруссии эта цифра легко может сократиться на 10−20%, а может быть и более.

Разбирать каждый тезис Макея нет смысла, ибо послание чиновника не оставляет сомнений ни в характере, ни в направленности. До него, 4 апреля в том же духе высказался бывший коллега по МИД РБ, а ныне вице-премьер Игорь Петришенко. После него, в понедельник, 13 апреля, ту же ниву стал окучивать уже сам Александр Лукашенко. Очевидно, наблюдается отнюдь не череда случайных совпадений.

Руководитель экс-БССР продолжил отождествление себя со всей Белоруссией и её народом. Видимо, репортаж на российском телеканале так тронул Лукашенко, что за выходные его нервы не успокоились. В ходе совещания он прямо заявил, что его «напрягают» российские СМИ.

Как и у Макея, центральным тезисом спича Лукашенко стало заявление о неприемлемости внимания российских журналистов к другой части Союзного государства. Запретить им въезд Лукашенко может — прямо в российские паспорта ставятся соответствующие штампы. Однако запретить говорить в России — пока что руки коротки.

«Люди боятся. Поэтому я им хочу сказать следующее: у нас в стране не умер ни один человек от коронавируса. Ни один! Они умерли от букета хронических болезней, которые у них были, — цитирует Лукашенко президентская пресс-служба. — Специалисты ВОЗ, они это видели. Это сердечно-сосудистая недостаточность, дыхательная легочная недостаточность. В комплекте. И сахарный диабет. А потом еще там такие диагнозы, что я прочитать даже не могу. И добавляется коронавирус».

На самом деле от коронавируса не умирают. Поэтому как минимум странно выглядит его же тезис: «Никто от коронавируса в нашей стране не умрет. Я публично об этом заявляю».

Заявление делалось в кабинете президентского дворца, в узком кругу его подчинённых. По эффектности оно сравнимо с обещанием не допустить ни одной смерти гражданина Белоруссии от сезонной миграции птиц или нереста рыб.

Вечером 13 апреля госагитпроп вовсю славил вождя и клеймил упомянутые им «кремлёвские каналы». Выделился телеканал ОНТ, сморозивший такое: «Но если Telegram-каналы — это современная реинкарнация жёлтой прессы (что с них взять?), то вот когда бред распространяют вроде как солидные издания и телеканалы — это другое. За державу российскую обидно, например. Принципиально не будем показывать у нас в эфире фрагмент их программы, но методологию знает уже каждый. Если что-то в России плохо, нужно много показывать, как страдают дети в Сирии, плачут матери в Украине, недоедают темнокожие в Америке и страдают натуралы в Европе. Тогда, наверное, проблема всё больше беднеющего русского народа становится не такой масштабной. В привычку у прокремлёвских каналов начинает входить тема «В Беларуси плохо лечат».

«В Украине» ответки оформляют ещё хлеще, в ещё менее приемлемых выражениях. Однако в данном случае вещает телеканал как бы союзника, другой части Союзного государства России и Белоруссии.

Над чем действительно стоило бы потрудиться белорусским чиновникам и пропагандистам, так над объективной оценкой ситуации и поиском устраивающих граждан вариантов решения проблемы.

В Белоруссии эпидемия, и это факт — вне зависимости от того, признаётся это официально или нет. При этом наблюдается дефицит элементарных товаров. На позапрошлой неделе даже в поликлинике МВД Белоруссии врачам выдавали на день по паре перчаток и одному респиратору. Если улыбалась удача, то перчатки покупали в аптеке за свой счёт.

В местах госпитализации пациентов с COVID-19 и контактных лиц отмечена острая нехватка психологов и психиатров. При этом как у пациентов, так и у медработников очень сложное психологическое состояние. У пациентов регулярно фиксировались нервные срывы и приступы паники.

После прибытия первого китайского самолёта с медицинским грузом ситуация не сильно улучшилась. Даже сейчас в Белоруссии, как сообщают государственные информагентства, маски шьют из трусов и бюстгальтеров.

На этой неделе положение дел не изменилось. Пока в президентском дворце проводили совещание, рассуждая о коронавирусе и газовом гешефте, в минских больницах подсчитывали десятки новых носителей вируса. Судя по данным, которые попадут министру утром 14 апреля, около 90% пациентов — это пожилые люди в возрасте около 70 лет, около 10% — в возрасте от 30−45 лет.

Врачи отмечают нехватку всего. Каким-то чудом, отнюдь не по линии минздрава, добываются защитные комбинезоны разных типов. Пропаганда пытается представить ситуацию лучше, чем она есть на самом деле.

Увольняются врачи и младший медперсонал. Причём заявления пишутся массово, на фоне резкого роста заболеваемости среди врачей и неспособности минздрава выполнять свои прямые обязанности. Рисковать белорусские медики согласны, но при обеспечении их работы хотя бы на минимальном уровне. Врачи старше 60 лет ушли в отпуска и, видимо, не скоро вернутся.

Похожая ситуация была недавно на Западной Украине, однако «вышиваночный» Макей и другие управленцы Белоруссии об этом, скорее всего, не слышали. Разумеется, они даже не заикаются о доплатах для белорусских врачей в размерах, сопоставимых с российскими (80−50 тысяч рублей).

Пока ведущие «Белтелерадиокомпании» хихикают над возможностью улучшения демографической ситуации при самоизоляции, специалисты бьют тревогу: в семьях нарастают конфликты. Горячая линия психологической помощи перегружена. К концу этого года — началу следующего ожидается рост не только разводов, но и суицидов.

Добавится к этому рост онкологических заболеваний: многие обследования, позволявшие выявлять заболевания на ранних стадиях, прекращены или отложены. Ряд обследований придётся выполнять заново, а это дополнительная нагрузка на врачей, которые и сейчас вкалывают, как негры на плантациях.

На этом фоне Александр Лукашенко проводит президентскую кампанию, стартовавшую в 2018 году. Летом 2020 года он, видимо, без проблем 2010 года переоформит продление своего пребывания в президентском кресле и в очередном новогоднем поздравлении напомнит соотечественникам не только о своей очередной «элегантной» как бы победе на так называемых выборах, но и о «красивой» победе над «коронапсихозом».

Сергей Артёменко

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *