Беларусь ждёт российскую нефть

В порт литовской Клайпеды 20 марта из польского Гданьска прибыл очередной танкер с 75 тыс. тонн нефти для Белоруссии. В нём российская нефть, отгруженная в порту Приморска (Ленинградская область) и предназначенная для Новополоцкого НПЗ (приграничная с Россией Витебская область).

Нынешний танкер — третий с начала месяца. Предыдущий прибыл в литовский порт 17 марта, откуда железнодорожными цистернами груз доставили в Белоруссию. До этого, 4 марта, Клайпеда приняла первый танкер с российской нефтью. До конца месяца ожидается прибытие четвёртого танкера — также с российским «чёрным золотом».

Ранее белорусские НПЗ получали российскую нефть напрямую с намного меньшими издержками по нефтепроводу «Дружба». Российская «Транснефть» обеспечивала бесперебойные поставки — как на белорусские предприятия, так и транзитом в ЕС. В связи с планами официального Минска задействовать участки трубопроводной сети для своих экспериментов, у Москвы возникли обоснованные сомнения в перспективах двустороннего сотрудничества по ряду важнейших проектов.

Закупка российской нефти с услугами посредников и зарубежных транспортных компаний связана с нежеланием Александра Лукашенко платить российским нефтяным компаниям премию, заложенную в формулу цены. Вместо этого белорусский лидер решил переплачивать посредникам и поставщикам из других стран, а также платить экспортную пошлину, которая закладывается в цену экспортируемой за пределы ЕАЭС нефти.

Цена тонны нефти, доставленной окружным маршрутом, не называется ни белорусским госконцерном «Белнефтехим», ни продавцами. По неофициальной информации, закупленная ещё до обвала рынков нефть обойдётся белорусским налогоплательщикам примерно на четверть дороже, чем если бы она закупалась в России напрямую.

Схема с закупкой российской нефти через посредников стала спасительной для белорусских НПЗ, которые с начала года столкнулись с проблемой отсутствия поставок сырья. В 2020 году на обоих белорусских НПЗ (в городах Мозырь и Новополоцк) планировалось переработать 24 млн т российской нефти. В конце 2019 года Москва и Минск договорились о таком объёме, подписав баланс поставок.

Заявленный объём был существенно выше прошлогоднего. По официальной информации, исключающей упоминания о реэкспорте, в 2019 году на обоих белорусских НПЗ было переработано без малого 18 млн т российской нефти.

При отсутствии контрактов на поставки в нынешнем году, грозящем остановкой главного валютного донора белорусского бюджета, Лукашенко распорядился увеличить нефтедобычу в Белоруссии и развернуть на МНПЗ и ННПЗ всю добываемую в республике нефть. Десятилетиями до этого она в полном объёме экспортировалась в Германию.

В 2020 году 1,7 млн т ежегодно добываемой в Белоруссии сырой нефти стали спасательным кругом для белорусской нефтепереработки, балансировавшей на грани технологической катастрофы. С учётом этих объёмов, а также небольших партий, поставляемых группой компаний «Сафмар» Михаила Гуцериева, белорусский госконцерн отчитался о половинной (от прошлогоднего уровня) загрузке обоих нефтеперерабатывающих заводов.

Однако заявленные 750 тыс. т российской нефти от «Сафмар» (задекларированный объём на I квартал 2020 года) не в состоянии вывести предприятия белоруской нефтехимии на прошлогодний уровень — ни по объёмам, ни по рентабельности. Показателен белорусский экспорт нефтепродуктов за январь, рухнувший на 70% к показателю за такой же период прошлого года.

Не способны этого сделать и четыре танкера с российской нефтью сорта Urals, которые доставят в Белоруссию совокупно 320 тыс. т. В январе Белоруссия получила по тому же маршруту нефть из Норвегии сорта Johan Sverdrup, которая ушла в переработку с колёс, спасая НПЗ от дорогостоящего ремонта в случае остановки.

Как и в ситуации с танкерной российской нефтью, «Белнефтехим» отказался называть цену тонны норвежского сырья. Однако известно, что в начале года среднемировая цена была чуть выше $470 за тонну, а беспошлинная российская нефть обходилась белорусским НПЗ примерно в $390. С учётом логистики норвежская «альтернативная» нефть обошлась Белоруссии примерно в $530. Выработанные из этих поставок нефтепродукты предназначены, прежде всего, для топливного рынка Украины, где на белорусского спецэкспортёра до нынешнего кризиса приходилось более трети импорта.

Нынешний кризис на мировом рынке нефти спровоцирован фактическим выходом Саудовской Аравии из картельного соглашения стран ОПЕК. Страна формально не вышла из организации, однако отказалась соблюдать имеющиеся договорённости под предлогом нежелания не входящей в картель России ограничивать свою нефтедобычу. После этого саудиты начали демпинговать на мировом рынке, предлагая свою продукцию не только по сниженным ценам, но и со специальными скидками для Евросоюза и КНР. Вскоре выяснилось, что с заявленными скидками ситуация не столь уж радужная.

Восстановлению цен на нефть способствуют большие проблемы Саудовской Аравии и Ирака со фрахтом танкеров, который подорожал в разы на фоне такой активности номинальных союзников США. Под угрозой оказались весенние поставки традиционным покупателям, не говоря уж о новых. Закрывая глаза на банкротства добытчиков сланцевой нефти и проблемы добытчиков Техаса, Дональд Трамп распорядился скупить по бросовым ценам большие объёмы импортного стратегического сырья. Формально они предназначены для закачки в стратегические американские хранилища, но часть вполне может быть перепродана старым и новым партнёрам без подвоза к побережью США.

До мартовского обвала мировых цен Белоруссия успела закупить несколько танкеров с норвежской и российской нефтью, а также заключить контракты с азербайджанской государственной компанией SOCAR. Стоимость тонны «Белнефтехим» также не назвал. Однако известно, что азербайджанский сорт Azeri Light дороже эталонного сорта Brent, а с учётом логистики он обойдётся белорусским партнёрам намного дороже российской.

Представители официального Минска смогли назвать лишь один плюс от такой сделки: выход светлых нефтепродуктов от менее сернистой азербайджанской нефти больше, чем от российской. Впрочем, SOCAR продаёт также нефть сорта URALS с отгрузкой из порта Новороссийска — именно оттуда и ожидается прибытие в Белоруссию одного из танкеров.

Азербайджанская лёгкая нефть поступит в марте тремя танкерами совокупным объёмом 250 тыс. т из Грузии, России и Турции. Первый танкер объёмом 90 тыс. т Азербайджан отправил в Белоруссию 5 марта, нефть доставили из турецкого порта Джейхан и разгрузили в украинском порту «Южный» (Одесская область), затем прокачали по трубопроводу «Одесса — Броды» на нефтеперерабатывающий завод в белорусском Мозыре. По этому же маршруту будут прокачаны остальные объёмы.

«Белнефтехим» сообщил о намерении приобрести 1 млн т нефти у Азербайджана в 2020 году, указав на перспективу увеличения поставок в последующие годы. Во время предыдущей «нефтяной войны» с Россией (2010−2011 гг.) слышались такие же обещания, однако после пробных партий дело не пошло. Как отмечали эксперты, у Минска попросту кончились деньги на демонстрацию «нефтяной независимости» от Москвы.

Экономическая нецелесообразность таких поставок была очевидна изначально. Однако Александр Лукашенко и курировавший тогда ТЭК в белорусском правительстве Владимир Семашко (ныне посол Белоруссии в России с полномочиями вице-премьера) настаивали, что та нефть была «выгодной» официальному Минску. То же самое они утверждают в 2020 году, говоря об «альтернативной» нефти из Норвегии, Азербайджана и даже из России с поставкой через Гданьск и Клайпеду.

Среди заявленных, но пока не явленных даже в контрактах поставщиков «альтернативной» нефти значатся Казахстан, а также Саудовская Аравия и США. С официальной Астаной переговоры идут уже более года, за это время они превратились в не очень активный диалог с Нур-Султаном. Поставки из США были обещаны госсекретарём Майклом Помпео в Минске сразу же после февральских переговоров с Александром Лукашенко, готовность исполнить обещанное была подтверждена по линии Госдепа в марте главе МИД Белоруссии Владимиру Макею.

Поставки из США через польский Гданьск с переключением в реверс труб «Дружбы» пока выглядят как не очень рациональная PR-акция. Реализация такого проекта с Вашингтоном и Варшавой исключает покупку нефти у Ирана, который находится под санкциями Белого дома в гораздо большей степени, чем Минск. Лукашенко совсем не выгодно получить усиление санкций и, вдобавок, подставить белорусские компании под вторичные санкции. Ему также не с руки поставить крест на многолетних политических манёврах, демонстрирующих «разворот на Запад».

По итогам состоявшихся 20 марта переговоров с главой МИД Польши Яцеком Чапутовичем и уполномоченным правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петром Наимским белорусский министр иностранных дел Владимир Макей не смог сказать журналистам ничего внятного о поставках в Белоруссию «альтернативной нефти» через Польшу. Он лишь подтвердил, что по поручению Лукашенко обсуждал этот вопрос, причём «говорили о конкретных проектах» и даже «результаты могут быть достигнуты в абсолютно ближайшее время». Однако более показательна такая фраза главы белорусской дипломатии в ответ на конкретный вопрос: «По объёмам, срокам, и каким-то конкретным цифрам лучше разговаривать с соответствующими экспертами».

В чём просчёты руководства Белоруссии в ситуации розыгрыша очередной «нефтяной независимости»:

Во-первых, значительные объёмы куплены до обвала нефтяных рынков. Выработанные из них нефтепродукты значительно выше по себестоимости той продукции, которая вырабатывалась из прошлогодней российской беспошлинной нефти.

Ситуация напоминает стратегические ошибки, допущенные при планировании модернизации белорусских госпредприятий по производству цемента. Цементные заводы, в итоге, в долгах как в шелках, вырос госдолг Белоруссии перед Китаем, вместо экспорта в Россию продукция закапывается в дорогостоящее белорусское дорожное строительство.

20 марта 2020 года Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей провел в формате видеоконференций переговоры с Министром иностранных дел Республики Польша Яцеком Чапутовичем и Уполномоченным Правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петром Наимским
20 марта 2020 года Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей провел в формате видеоконференций переговоры с Министром иностранных дел Республики Польша Яцеком Чапутовичем и Уполномоченным Правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петром Наимским

Во-вторых, Минск не сориентировался в ценовой конъюнктуре. При наступлении ценового обвала на мировом рынке нефти он не располагал свободными ресурсами для заключения контрактов с демпингующей Саудовской Аравией, Ираком и другими поставщиками «альтернативки». Гипотетические 6 млн т саудовской нефти останутся в мечтах.

ЗВР Нацбанка РБ уходили на валютные интервенции, которые мало помогли белорусскому рублю, который за неполных 2,5 месяца девальвирован на треть к доллару США. Повышение цен на белорусских АЗС вызывает уже открытые протесты граждан около офиса «Белнефтехима».

В-третьих, «Белнефтехим» не может надеяться на уступки в цене от Азербайджана, Казахстана и других потенциальных поставщиков «альтернативной» нефти. Азербайджанский лидер Ильхам Алиев и ранее не был склонен к скидкам на высоколиквидный товар, являя милость в уступке по условиям платежа лишь в ответ на интересующие его уступки со стороны покупателя.

Формально отставной казахстанский «елбасы» Нурсултан Назарбаев опубликовал 20 марта специальное обращение к согражданам, анонсировав введение чрезвычайного положения и режима жёсткой экономии. Очевидно, в сложившейся ситуации Минск не сможет даже намекать на вычет премии из цены, скидки, бартер и тому подобное.

В-четвёртых, Минск не смог уговорить традиционных крупных российских поставщиков отказаться от премии в цене поставок на белорусские НПЗ. Шантаж «альтернативной» нефтью провалился. Контракты подписаны с пятью новыми поставщиками, способности которых закрыть объём 24 млн т представляются сомнительными.

Ситуация с новыми поставщиками настолько плоха, что «Белнефтехим» отказался даже называть эти компании. Как обычно, от белорусских налогоплательщиков скрываются и цена тонны нефти, и детализация налоговой нагрузки на НПЗ, и многие другие расходы, которые предстоит покрыть силами госструктур с привлечением бюджетных средств.

20 марта 2020 года Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей провел в формате видеоконференций переговоры с Министром иностранных дел Республики Польша Яцеком Чапутовичем и Уполномоченным Правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петром Наимским
20 марта 2020 года Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей провел в формате видеоконференций переговоры с Министром иностранных дел Республики Польша Яцеком Чапутовичем и Уполномоченным Правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петром Наимским

В-пятых, Белоруссия не способна полностью заместить 2/3 от заявленного объёма 24 млн т импорта. В Литве заверяют, что смогут обеспечить перевалку не более 3 млн т нефти в год. При поставках через Польшу и Украину всё равно не удастся выйти даже на половину от заявленного Минском импорта «альтернативной» нефти. Даже если удастся задействовать несколько польских труб «Дружбы», пропускная способность их ограничена — как и строившейся вовсе не для реверса узкой трубы «Одесса-Броды».

Планируя реализацию стратегии снижения зависимости от российских углеводородов, у минских стратегов, видимо, политические соображения превалировали над экономическим расчётом и приоритетом социальных обязательств. Переплата только за литовский транзит, по самым приблизительным подсчётам, составит около $0,5 млрд — совсем не лишние для белорусского бюджета деньги. Однако они не лишние для ответственного перед народом правительства.

Важнее всего вышеперечисленного очевидный факт: кроме продуктов переработки нефти у белорусской экономики не так уж велико предложение для рынков вне постсоветского пространства. Об этом наглядно свидетельствует товарооборот Белоруссии, например, с Казахстаном — союзником в рамках нескольких интеграционных объединений, включая ЕАЭС.

Заявленные планы по диверсификации белорусского экспорта провалены. Не только торговля с ЕС, но и с США, с КНР, Индией, Бразилией и другими крупными партнёрами на мировом рынке свидетельствует о бесперспективности лимитрофной автаркии, и, в конечном итоге, о безальтернативности воссоединения Белоруссии с Россией.

Сергей Артёменко

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *