Белоруссия и Россия: катастрофа под видом «интеграции»

Опубликованная 16 сентября в газете «Коммерсантъ» статья Дмитрия Бутрина «Дружба налогов» вызвала бурную реакцию в руководстве Белоруссии и стала поводом для разъяснений пресс-секретаря Владимира Путина и множества комментариев как именитых политологов, так и анонимных авторов телеграм-каналов. На первый взгляд, автор российского издания ничего особенного не сделал — лишь оценил проект документа, который ещё только принят за основу, не утверждён в окончательной редакции и непонятно ещё, вступит ли в силу.




Программа действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений договора о создании Союзного государства 6 сентября была парафирована правительствами России и Белоруссии. В документе изложены меры, направленные на сближение национальных экономик в течение ближайших полутора лет. Речь идёт только об экономической интеграции — политической или гуманитарной составляющих в программе нет.

18 сентября об этом прямо заявил министр экономики Белоруссии Дмитрий Крутой в ответе на депутатский запрос члена ПП НС РБ Елены Анисим, в очередной раз выразившей озабоченность надуманной угрозой суверенитету и независимости постсоветской республики со стороны России. В ответном письме министра говорится, что «работа, которая организована сейчас правительствами двух стран, охватывает исключительно экономическую часть договора». Крутой заверил:

«По поручению премьер-министра уверяю Вас, что документы, над которыми мы работаем, не содержат никакого политического компонента и не создают угроз для суверенитета и независимости нашей Родины — Республики Беларусь».

Документ разрабатывался втайне от граждан России и Белоруссии, как будто речь шла о чём-то постыдном или преступном. Естественно, возникло множество слухов и домыслов, околополитологических фантазий и конспирологических версий. Чиновники не хотели обсуждения документа до подписания, вероятно, готовя эдакую вишенку на торте к торжественным мероприятиям, приуроченным к 20-летию подписания договора об образовании Союзного государства Белоруссии и России (1999 г.).

«Публикация проекта Программы в отсутствие пакета карт противоречила бы общепринятой в мире практике организации переговоров, а также могла бы создать почву для информационных манипуляций и формирования в обществе искаженных представлений относительно интеграционного процесса», — объяснил такое поведение глава Минэкономики Белоруссии. Однако на практике получилось по-черномырдински, в духе «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Бутрин считает, что в подписанной двумя премьер-министрами программе «речь идет о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе, а в ряде вопросов — аналогичная конфедеративным или даже федеративным государствам». Он отметил сферы, абсолютно не затронутые «Программой действий»: оборона, госбезопасность, суд, правоохрана и вопросы МВД, образование, здравоохранение, наука, внутреннее устройство исполнительной власти в России и Белоруссии, а также полномочия исполнительной власти Союзного государства.

«Отметим, что по крайней мере до 2022 года говорить о „фактическом объединении“ двух стран с последующим переходом в „надстроечную“ структуру центральных властных полномочий России и Белоруссии исходя из „Программы действий“ вообще нет оснований — в документе идет речь только об экономической интеграции», — сказано в публикации «Коммерсанта».

Через несколько часов после публикации на «отлуп» слишком смелого по минским меркам российского публициста была брошена пресс-секретарь президента Белоруссии Наталья Эйсмонт. Будь он белорусским публицистом, то сидеть бы ему в темнице, а так всё ограничилось резким комментарием. Причём сделано это было через популярное среди минских русофобов националистическое маргинальное издание «Наша нива», специализирующееся на публикациях русофобских опусов и доносов на подозреваемых в симпатиях к России. Скорость реакции сказалась на качестве официального комментария, и здесь уже уместна не черномырдинская, а народная поговорка: поспешишь — людей насмешишь.

«Все громкие термины, используемые в приведенной статье, — конфедерация, федерация и т. д. — мы бы предложили оценивать как досужие журналистские штампы», — заявила Наталья Эйсмонт.

Косвенно она подтвердила достоверность оказавшегося в распоряжении «Коммерсанта» документа, уточнив: «В интеграционных же процессах мы идем на те шаги, которые экономически целесообразны. Никаких совместных органов не создается — к этому страны не готовы». При этом она же заявила:

«Что касается вопроса о „вбросе“ — Программа станет Программой, только тогда, когда ее подпишут президенты и она будет принята на высшем Госсовете в декабре — опять же, если стороны будут к этому готовы. Пока работа продолжается. По всем иным интересующим подробностям мы предлагаем обращаться к тем, кто данную информацию „слил“».

Бутрин и не заявлял, что документ является утверждённой программой.Однако желание Эйсмонт или её хозяина бросить камень в огород Кремля было настолько велико, что она наговорила не только лишнего, но и откровенных глупостей. Крайне печальное зрелище представляет собой человек в должности пресс-секретаря высшего должностного лица в государстве, вполне серьёзно предлагающий через СМИ оценивать прописанные в учебниках политологии и Конституции Российской Федерации термины «как досужие журналистские штампы».

На самом деле проблема вовсе не в келейной подготовке программы действий союзного строительства и тем более не в глупостях, связанных с интерпретацией оценочных суждений журналиста. Глубинная проблема — в отсутствии полноценного государства, ожидавшегося народами к 20-летнему юбилею подписания договора о создании СГ.

Союзное государство Белоруссии и России не состоялось как государство. Надежды народов обмануты, никто за это отвечать не желает. Продемонстрированный в конце 1990-х — начале 2000-х динамичный рывок к конфедерации вскоре сменился ступором, за которым последовало невразумительное топтание на месте с наведением тени на плетень. Вспомним один фрагмент прошлогодней предыстории появления пресловутой программы действий.

13 декабря 2018 года на заседании Союзного Совмина в Бресте премьер-министр России Дмитрий Медведев напомнил белорусским друзьям и партнёрам о необходимости исполнять союзный договор, увязав его реализацию с продолжением помощи руководству Белоруссии:

«Если говорить о наших интеграционных проектах, то здесь есть два сценария. Один — консервативный, при сохранении контуров того Союзного государства, которое было создано, без повышения уровня интеграции до тех пределов, подчёркиваю, которые установлены в договоре от 8 декабря 1999 года, без формирования всех институтов, которые заложены в этот договор. При этом мы продолжим формирование Евразийского экономического союза пяти стран и другие проекты».



Россия желает ликвидировать суверенитет и независимость Республики Беларусь под предлогом углубленной интеграции — включить в свой состав, заманивая нефтью. Об этом на встрече с участниками «пресс-тура» российских региональных СМИ заявил Александр Лукашенко.

14 декабря, то есть буквально на следующий день, Лукашенко публично изобразил смесь крайнего возмущения с наигранным недоумением: 

«Что случилось сейчас, почему вы схватились за этот договор? Почему так озаботились, ведь вы совсем не воспринимали». Вопросы были заданы в адрес руководства России во время проплаченного пропагандистского «пресс-тура» для российских провинциальных журналистов. За 19 лет союзного строительства Лукашенко наговорил Москве много неприятного и явно незаслуженного. И за всё это время фактически замороженного объединительного процесса множество должностных лиц получало деньги и новые должности, попутно вешая демагогическо-оптимистическую лапшу на уши простодушных обывателей.

«Можно проще сказать: слушайте, получите нефть, но вы давайте разрушайте страну и вступайте в состав России. Я всегда задаю вопрос: вот такие вот вещи, они во имя чего делаются? Россия готова сегодня принять Белоруссию областями или целиком в состав России? Вы подумайте о последствиях. Вы готовы к этому? И как на это посмотрят в нашей стране? Да и в вашей, да и международная общественность. Не мытьем, так катаньем инкорпорация страны в состав другой страны, — цитировала Лукашенко его пресс-служба. — Шантажировать нас, пытаться наклонить, стать коленом на грудь — бесполезно. Вы, наверное, в этом убедились. Мы не богатые люди, и богаче, если пойдем на излом, мы не станем».

Непонятно почему, но Москва делает вид, что привыкла к гипертрофированным представлениям Лукашенко об интеграции в коленно-наклонных метафорах. Среди белорусов за это бывший председатель совхоза получил ещё одно прозвище вдобавок к дюжине других — Ненаклоняемый. Было бы прекрасно, если бы всё сводилось к юмору, шуткам-прибауткам «и так далее и тому подобное» (как в таких случаях говорит сам Лукашенко). Однако проблема в том, что речь о межгосударственных отношениях и судьбах народов. С таким не шутят.

С большими деньгами тоже не шутят, а союзная интеграция — это очень большие деньги даже по западным меркам. По подсчётам МВФ и других международных организаций, только по нефти и газу официальному Минску оказана «поддержка» более чем на $ 100 млрд — за такие деньги можно было многое сделать в России и ещё осталось бы на покупку дюжины голосующих в ООН как бы союзников. Судя по контурам пресловутой программы действий, в ближайшие годы интеграция обойдётся России в сопоставимую сумму — за счёт продажи Белоруссии российского газа по внутрироссийским ценам, за счёт «нефтяного гранта», за счёт льгот и преференций во взаимной торговле, кредитования и прочих форм пресловутой поддержки.

Здесь возникает закономерный вопрос: зачем? Почему надо продавать белорусским предприятиям газ по внутрироссийским ценам, а не в разы дороже по экспортным? Что от этого получит конкретная российская пенсионерка, конкретный фермер в Краснодарском крае или рабочий завода «Ростсельмаш»? Правительство РФ не может дать внятный ответ. Мы слышим нечто в духе «ну это же круто — интеграция, объединение с братским народом». Если бы с народом.

Отсутствие гуманитарной и политической составляющих в объединительном процессе создаёт совсем не гипотетическую угрозу наступить на украинские грабли. Украину руководство РФ «поддерживало» даже в больших объёмах, чем Белоруссию, — и что в итоге? Десятилетиями российский бюджет недополучал прибыли под разговоры о братстве, совместное гниение в окопах и всякое такое прочее. Теперь предлагается усилить «поддержку» Белоруссии, где идут точно такие же процессы, как на Украине, — с той лишь поправкой, что «белорусизация» по масштабам репрессий, градусу ревизионизма и идиотизма синтеза новой местной идентичности пока что уступает «украинизации». Однако процесс один и тот же — лишь интенсивность разная.

Кто решил, что из интеграции России и Белоруссии необходимо изъять гуманитарную и политическую компоненты? Как фамилия этого человека, какова его должность, с кого спросить? Какие аргументы с необходимыми в таком случае гарантиями представил этот человек (или группа лиц), чтобы была совершенно ясна невозможность выкармливания из российской сосочки очередного Майдана, Порошенко и убийц из «добробатов»?

О том, что в Белоруссии на официальном уровне процветает ревизионизм, создаются националистические мифы, преследуются сторонники интеграции с Россией и критики национализма, написано немало. Ведь это вопросы политические и гуманитарные. Судя по коммерсантовскому инсайду, который косвенно подтвердили Крутой, Эйсмонт и Песков, Москву уговорили не решать серьёзные проблемы, а устраниться от их решения — вроде как не замечать гангрену, как будто сама рассосётся. А ведь решение принципиальных вопросов гуманитарного и политического характера должно было предшествовать решению проблем экономических. Иначе экономическая интеграция лишена смысла, иначе вся объединительная повозка выглядит телегой впереди лошади.

Что будет делать Москва после того, как Минск решит лишить русский язык статуса второго государственного в Белоруссии? Мало кто сомневается, что Лукашенко обладает такими возможностями, что может это сделать. Он уже это делает, судя по уничтожению русскоязычной топонимики. Когда на этот режим будет работать единый союзный нефтегазовый регулятор, то решать гуманитарные проблемы будет ещё сложнее, чем сейчас.

Для того, чтобы строить Союзное государство на твёрдом фундаменте, необходимы законные и демократические институты, коих сейчас нет. Конституционный акт, предусмотренный договором о создании Союзного государства, не принят. Вместо полноценного парламента Союзного государства проедает деньги налогоплательщиков некое невразумительное «парламентское собрание» с деятелями вроде Валерия Воронецкого.

Избрать адекватный союзный парламент сейчас невозможно, как невозможно сформировать компетентный и независимый союзный суд, потому что для этого в Белоруссии должны работать демократические институты, а белорусские выборы не должны фальсифицироваться. В фальсификациях выборов публично и неоднократно признавался сам Лукашенко — как с ним иметь дело в процессах более сложных, чем назначение местечковых «палаточников»? На проблемы сугубо белорусские, вроде «дела пророссийских публицистов», Россия может закрыть глаза, как закрывала до этого в Средней Азии или как закрывает сейчас в случае демонстративной расправы над десятками литовцев, не первый год сидящих в тюрьме по нелепым обвинениям в пророссийской шпионской деятельности (Альгирдас Палецкис и другие). После 8 декабря 2019 года плюнуть и разойтись будет намного труднее, потому что возникнут новые формализованные обязательства.

Составление дорожных карт интеграции надо было начинать с гуманитарных и политических вопросов в первую очередь, в последнюю — с экономических. Так как российские налогоплательщики не были информированы о том, что делается от них тайком, какие сюрпризы им подкинут обезличенные доброжелатели к 20-летию Союзного государства, то и возмущения не было. Видимо, весь расчёт на то, что и потом не будет, ибо никаких референдумов или аналогичных механизмов выявления народного волеизъявления не запланировано. С пенсионной реформой прокатило — и здесь прокатятся по наезженной дорожке. В итоге мы рискуем докатиться до очередного юбилея с прогрессом вроде отмены роуминга. Только к 2029 году такие «жесточайшие прорывы» будут стоить русским намного дороже. Наверное, не такого желали мы, разъединённые против нашей воли в «лихие девяностые».

Максим Самойлов


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *