Что изменит «формула Штайнмайера»?

Формула полураспада Украины

На этой неделе украинские власти согласились подписать «формулу Штайнмайера» — комплекс мер по урегулированию конфликта в Донбассе, названных по имени бывшего министра иностранных дел Германии и нынешнего президента этой страны Франка-Вальтера Штайнмайера. В соответствие с этим планом действий, Украина обязалась провести конституционную реформу с децентрализацией власти в стране и предоставлением неподконтрольным территориям Донбасса особого статуса, а Россия и пророссийские сепаратисты — вернуть украинским властям контроль над государственной границей.




Все предыдущие годы Украина возражала против такого способа урегулирования конфликта. Ведь Украина должна была бы предоставить непризнанным республикам особый статус просто по факту проведения выборов. И фактически это означало бы признание существующего порядка вещей. Поэтому протесты на Украине, причем не только со стороны непримиримых националистов, но и практически всех парламентских партий, кроме партии Зеленского «Слуга народа» и «Оппозиционной платформы / За жизнь» были закономерной реакцией на «зраду». Да и многим экспертам-политолагам на Украине очевидно: федерализацию Незалежная не переживет. Слишком велики противоречия между региональными элитами. Рванет не по-детски.

Почему же Зеленский согласился на подписание «формулу Штайнмайера»? Ответ вполне очевиден: правящим элитам на Украине хозяева в США недвусмысленно дали понять: кормить прекращаем, помойка — вон в том направлении. После первоначального шока, украинцы, наконец, вспомнили про Европу и ее «здравые», а вовсе не зрадные, как читалось вначале, инициативы. Официальный Киев осознал, что голод не тетка и помимо прихода злого Путина есть варианты и похлеще.

Но в реализации «формулы» главный камень преткновения — условия проведения выборов. Зеленский настаивает на том, что голосование не может проходить под контролем сепаратистов. Путин и республики считают, что может.

Украинская пресса негодует. Вот что пишет местный «КорреспонденТ» в статье с говорящим названием «Формула Штайнмайера: позор и война»:»Продолжая оперировать шахматной терминологией, нынешняя власть сама поставила себя в положение цугцванга. Это когда каждый следующий ход ведет лишь к ухудшению положения на доске для незадачливого игрока… Если же Киев теперь попробует «отыграть назад» и отказаться от имплементации российского плана легализации власти в «днр-лнр» — получит обвинения Кремля и на дипломатическом фронте, и в СМИ о ненадежности и недоговороспобности Зеленского. Которые тут же поддержат Макрон и Меркель, настаивающие на скорейшей завершении «горячей» фазы конфликта в Донбассе. И увидевшие перспективу реализации их надежд в готовности нового украинского президента (в отличие от упорно сопротивлявшегося Порошенко) принять российское прочтение «формулы Штаймайера».

Заметьте, это не российская пресса. Это пишут в украинских СМИ. А итог этой печальной шахматной партии, увы, чреват самыми нерадужными перспективами для Незалежной.

По наблюдениям все того же украинского источника, «внутри Украины ее граждане так же прямо на глазах теряют единственного субъекта, который должен был быть заинтересован в отстаивании до конца украинских национальных интересов в конфликте в Донбассе — свою власть».

И здесь нельзя не согласиться с автором публикации из «Корреспондента»: статус-кво сохранить уже не удастся. Если по каким-то надуманным причинам украинская власть откажется от проведения выборов на Донбассе на оговоренных условиях или заявит свое несогласие с их итогами — она продемонстрирует свою полную недоговороспособность, что со всей неизбежностью откроет дорогу к признанию народных республик Россией. Если же согласится на выборы и признает их итоги — бикфордов шнур федерализации змейкой понесется по украинским просторам.

Но остается за кадром  самый главный вопрос: Что думают о подписании «формулы Штайнмайера» в непризнанных республиках?

Обратимся к совместному заявлению глав ДНР и ЛНР Дениса Пушилина и Леонида Пасечника:

 «Господин Зеленский также заявил, что будет принят некий новый закон об особом статусе. Интересно знать, какой? Нам многое не нравится в нынешней редакции этого закона, в который Порошенко навставлял неприемлемых оговорок. И эти оговорки и вставки нужно из закона удалить. Но в нем также содержатся и важнейшие положения, которые менять ни в коем случае нельзя. Поэтому любые изменения закона об особом статусе должны быть согласованы с нами. В противном случае мы будем считать их прямым и грубым нарушением Минских соглашений, и они для нас будут юридически ничтожны».

Упс! Вот вам и весь сказ… Пока на высоких площадках согласовывали «идеальный» план мирного урегулирования на Донбассе,  у самих республик спросить-то и забыли. То есть — без  ведома женили, как говорится. И те недвусмысленно дали понять: «Не катит! Такой Штайнмайер не годится, несите другого.»

Чем весь этот сыр-бор может закончится? 

С республиками Зеленский договариваться не будет, через их голову — тоже не получится. Поэтому вполне прогнозируемым итогом станет, скорее всего, сохранение статус-кво при фактическом признании Европой недоговороспособности Украины. Трамп, как он уже дал недвусмысленно понять, умывает руки, так что естественным следствием всей нынешней ситуации может стать признание Россией и, возможно, впоследствии и европейскими лидерами независимости ДНР и ЛНР от Украины.

И, что немаловажно,  в этом шахматном туре Украине уже не удастся затягивать время, уклоняясь от завершения партии. Часы тикают и время — не на стороне Незалежной.

lovejoy7777777



Как «формула Штайнмайера» изменит Украину

Согласие украинских властей на «формулу Штайнмайера» открывает путь ко встрече в верхах «нормандской четверки», а значит, Владимира Путина и Владимира Зеленского. Но меняет ли оно что-то как в донбасском кризисе в целом, так и в борьбе за Украину между Россией и Западом? Кому выгодно решение формулы – и возможно ли оно в принципе?

В том, что Киев согласится на «формулу Штайнмайера», не было никаких сомнений – сопротивляться было бессмысленно, можно было только тянуть время. Уже даже президент Франции Макрон публично призывал Украину подтвердить свою приверженность этой части Минских соглашений. Кремль прямо увязывал принятие формулы и продвижение ко встрече в верхах «нормандской четверки», первой за три года и дебютной для Владимира Зеленского.

Но зачем и кому нужна эта формула и может ли ее выполнение привести к реальному изменению в отношениях Донбасса и Украины – и, как следствие, Европы и России? Если говорить о сути формулы, то она в том, что вначале Киев принимает закон об особом статусе Донбасса и о порядке выборов там. Потом в день выборов закон об особом статусе вступает в силу как временный, а после подтверждения демократичности их результатов наблюдателями ОБСЕ – в полную силу. То есть в Донбассе образуется признанная Киевом власть, после чего особый статус региона закрепляется в Конституции Украины. В финале контроль над границей республик и Россией передается украинским пограничникам.

И все – минские соглашения выполнены, а значит, заканчивается конфликт между Киевом и Донбассом, Украиной и Россией, Россией и Западом. Все ликуют. Но это все абстрактные выкладки – а в реальности все совсем по-другому.

Во-первых, Донбасс не хочет возвращаться на Украину и в крайнем случае готов пойти на формальное возвращение в особом статусе, по сути конфедеративном. Это не просто самоуправление, это гарантированные права полной автономии в составе неунитарной Украины. Дать ему такие права нынешняя киевская власть, как и прежняя, не способна. Значит, Донбасс будет виноват в срыве минских соглашений?

Нет, потому что вначале нужно провести выборы. То есть Киев сам должен принять такой закон, который устроит отколовшиеся республики. Киев к этому абсолютно не готов – там вообще до последнего времени настаивали на том, что никакие выборы до «вывода российских войск» и установления контроля над границей невозможны. Теперь говорят о разоружении донецкой армии и допуске украинских партий к выборам, то есть сначала разоружение, потом выборы. Понятно, что никто на такие условия не согласится.

Но даже если Киев действительно не на словах только примет российскую трактовку формулы Штайнмайера – утром выборы, вечером границы – это мало что изменит.

Потому что закон о выборах не удовлетворит Донбасс, а если даже удовлетворит, то Киев не признает итоги выборов. Не признав итоги, не получит контроля над границей.

Так что сейчас сделан шаг в сторону встречи в верхах, но не выборов в Донбассе, и уж тем более не возвращения Донбасса в состав Украины. Тогда почему так радуются в Париже и Берлине, да и в Кремле высказывают одобрение?

Потому что на самом деле принятие «формулы Штайнмайера» дает возможность снять минский процесс с тормоза. А то, что продвигаться он будет черепашьим шагом, это дело десятое. Ведь цель Европы – показать прогресс в украинском урегулировании, движение в сторону решения проблемы. Которая на самом деле сейчас вообще не решаема ни в донецком, ни в украинском измерении.

Потому что Киев не готов дать Донбассу права, а Донбасс не готов вернуться. Потому что Запад пока еще не готов признать поражение своей операции по отрыву Украины от России, а Россия никогда не согласится с евроинтеграцией и атлантизацией Украины. Тупик, но никто и не собирается сейчас решать нерешаемое.

Цель – показать прогресс в решении. Для того, чтобы переместить украинскую тему с первого пункта повестки дня российско-европейских отношений куда-нибудь на третье–четвертое место. Начать ослаблять санкционное противостояние и в целом сделать европейско-российские отношения куда менее зависимыми от украинского вопроса. Этого хочет Макрон, этого хочет Меркель. Им нужно показать европейцам, которым несколько лет рассказывали о русской оккупации Украины, что процесс пошел: вот стрелять перестали, вот о выборах договариваются, вот законы принимают. Нужен пиар на тему «минские соглашения выполняются». И Европа получит его.

Киев не будет против, точнее, он просто не может быть против. Ставка на нагнетание или хотя бы поддержание напряженности между Европой и Россией больше не работает, нужно изображать конструктивный настрой на диалог и переговоры. При этом в Киеве не верят, что вернут Донбасс. И эту позицию украинской элиты лучше всего выражают слова Порошенко, сказанные им в 2016 году в Берлине Владимиру Путину: «Забирайте свой Донбасс». Понятно, что публично сказать такое ни нынешняя, ни прошлая власть не могли. Но весь украинский олигархат был бы счастлив, если бы Россия просто забрала себе ДНР и ЛНР, отпустив остальную Украину на Запад. Но такого подарка Россия им никогда не сделает. Хотя даже без мятежных республик вестернизировать незалежную не получилось бы, не в наших интересах облегчать жизнь киевским временщикам, сделавшим ставку на раскол исторической России.

В Киеве рассчитывают на то, что возобновленный «нормандский формат», как и всю работу по решению «формулы Штайнмайера», удастся использовать для поддержания своего значения в глазах Европы, то есть Франции и Германии. Украинская власть должна стать не обузой, не чемоданом без ручки, а таким серьезным партнером, который понимает, что Европе нужна Россия, не играет в примитивную русофобию, а искренне работает над примирением.

За это Киев будет ждать от Запада поддержки, реструктурирования долгов и продвижения по пути евроинтеграции: «мы не будем все время призывать вас не снижать накала борьбы с Россией, а за это вы будете нас холить и лелеять». Расчет, прямо скажем, очень слабый и стратегически бесперспективный. Выбирая между Украиной (то есть попыткой разыграть на русском историческом поле тему «русской угрозы») и Россией, Европа неизбежно выберет Россию. Это вопрос только времени. Причем ближайшего. Это не «формула Штайнмайера» – это формула реальной геополитики.

Петр Акопов


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *