«Дело Навального»: таинственная Мария Певчих дала первое интервью

Два года назад, 13 сентября 2018, вышло интервью «русских агентов Петрова и Боширова». Тех самых, по «делу Скрипалей» на том основании, что попали они на видео в миле от их дома в злополучный день. Фразочки пары — «хотели посмотреть на Солсберийский собор со знаменитым шпилем» — разошлись на мемы. Пусть они не причём, ведь реальных обвинений, не в СМИ, а в суде, Британия за два года не выдвинула. Но не выглядят так «простые торговцы спортивным питанием»!

Бумеранг всегда возвращается — или, говоря не столь высокопарно, жизнь любит «зеркалить».

Почти месяц продолжается эпопея с «делом Навального». Сражение наших врачей за его жизнь в Омске, эвакуация в Берлин, а после долгих дней комы — трогательное фото в окружении семьи… История его вызвала сочувствие, всё-таки жизнь любого человека, даже твоего политического оппонента, — непреложная ценность.

Да, маячили на заднем плане вопросы. Так где же всё-таки нашли следы Новичка: в организме Навального — или в его вещах; насколько объективными были зарубежные экспертизы; что за люди вертелись вокруг Алексея в его роковой поездке в Сибирь?

Ну, так вокруг наших оппозиционеров абсолютно всё, начиная от источников доходов, столь же мутно, как и офшорные счета чиновников-коррупционеров, с которыми те вроде бы сражаются.

А потом началось. Оказалось, отдел расследований у Навального — «мы же не такие, у нас полная прозрачность!» — десять лет возглавляет жительница Лондона Мария Певчих, и об этом никто не знает (других своих соратников Алексей охотно раскручивал).

Ещё госпожа Певчих регулярно прилетала к нему в Москву, привозила какие-то документы. Из Лондона, да. Открытки с видами Солсберийского собора, должно быть.

А потом вылетела с бесчувственным Навальным в одном спецсамолёте из Омска в Берлин. И пропала.

18 сентября с Марией Певчих побеседовал журналист Русской службы Би-би-си.

И вновь — открытие за открытием.

Мария Певчих — сотрудница ФБК Алексея Навального, о которой до последнего скандала никто даже не знал. Да и после узнали далеко не сразу. Что оппозиционера в поездке сопровождала Певчих, стало известно не от его соратников, так ни разу и не упомянувших о Марии, а только от Транспортной полиции, которая, проведя свое расследование выяснила, что вместе с Навальным было 6 людей, а опрошены только 5…

За неделю, что прошла с момента публикации этой информации, имя и жизнь Марии Певчих обросли догадками и легендами. Тем более, что никаких открытых сведений о ней нет — ни интервью до этого момента, ни знакомых, рассказывающих о Марии, ни даже страничек в соцсетях. Да и фотографий всего пара-другая и то какие-то странные — или старые, или с камер наблюдений. При том, что все сотрудники ФБК очень даже публичные люди, не раз утверждавшие, что «никаких секретов у нас от вас нет, все честно, прозрачно и открыто».

Такое положение «инкогнито» — лучшая почва для построения догадок. В итоге пошли даже предположения, что Певчих — агент британской разведки. Тем более, что живет в Великобритании и моментально улетела из России на том самом частном борту, оплаченным опять же из Великобритании.

И вот, спустя неделю — первое интервью Певчих. Причем не российскому СМИ, а русской службе британской ВВС. И как следует из интервью, корреспондент издания хорошо знаком с Певчих давно.

«Я себя скрывала не очень усиленно. Сам факт нашего знакомства с тобой и с твоими коллегами несколько подрывает теорию о моей огромной таинственности.

Меня знали абсолютно все в офисе. Меня знало огромное количество людей из журналистской среды. Поэтому тот факт, что я как-то связана с ФБК, секрет только для очень широкой публики — и этот секрет не стоил выеденного яйца,» — говорит Мария.

Тогда почему так долго — целую неделю — молчали все эти многочисленные люди из журналисткой среды? И не написали, что да, знаем такую Марию, видели там-то и там-то…

В большом интервью много подробностей того самого дня — 20 августа, когда Навальному стало плохо на борту самолета «Томск-Москва». И, как следует из интервью, опубликованном месяц спустя, 18 сентября, дала его Мария 17 сентября, в день когда ФБК было опубликовано видео из томского отеля с теми самыми бутылками, на которых потом уже в Германии были обнаружены следы «Новичка».

«Открыли дверь и стали снимать все, что попадает в кадр. Фрагмент этого сегодня был выложен в «Инстаграме»,» — вспоминает Певчих.

Предположим, корреспондент писал целые сутки. А может (скорее всего) согласовывал текст. Потому что в нем как бы есть все, но нет ничего. Ничего конкретного касающегося личности самой Марии Певчих. Да, она подтвердила, что сотрудница ФБК, а конкретно — отдела расследований. И присутствовала на съемках практически всех знаковых фильмов фонда.

А вот про своего отца, ученого, занимающегося изучением вирусов и передовыми способами безболезненного введения препаратов человеку сказала совсем немного:

«Уж лучше пишите про «мои» книжные магазины, а от родственников отстаньте.

За моей семьей в России идет целенаправленная охота. За моими 85-летними бабушками гоняются какие-то пригожинские гопники, они скребутся под дверь, разговаривают с соседями в местах, где я никогда не жила, ходят за мамой. Выдумана какая-то жуткая, сумасшедшая история про моего отца, с которым я 15 лет не общаюсь — у меня родители в разводе. А его рисуют чуть ли не ключевой фигурой всего произошедшего.»

Про жизнь в Великобритании Мария тоже говорит вскользь:

«Ну, я могу это прокомментировать, только это абсолютно смешно. Я прочитала о себе и подумала: блин, какая я офигенная. Там совпадают какие-то микроскопические детали из пресс-релиза МГУ, а все остальное просто удивительное, я хотела бы посмотреть на человека, который все это писал…», — говорит Мария.

И про свой скрытый образ пару слов:

«Это был мой личный выбор и желание избежать какой-либо публичности».

Вот и вся информация.

Как следует из объяснений Певчих, про то, что с рейсом Навального что-то не так, они узнали сразу же. Потому что один из сотрудников увлекается отслеживанием движения самолетов. И незапланированная посадка борта в Омске поначалу скорее развеселила соратников Навального, а не встревожила. «Написал какую-то смешную смску Кире [Ярмыш — пресс-секретарь Навального], типа: «Ну че, пацаны, как там Омск?» Но когда узнали, что случилось ринулись в номер. И сразу предположили отравление:

«И естественно, это Россия. Отравление здесь — это, к моему огромному ужасу, почти норма, — говорит в интервью Мария. — А если речь идет об отравлении, то значит, у этого могли остаться следы».

Тогда почему не побоялись заходить в комнату? Яды же бывают очень токсичными, это не секрет и не обязательно даже трогать, можно и просто рядом постоять. И Мария и все, кто там были об этом знали.

ВВС: «То есть вы собирали все, что потенциально может иметь какую-то ценность?

Певчих: «Да, к чему человек мог притрагиваться».

Тем более странно, что они сразу же не вызвали в отель полицию и экспертов? Спросишь, ответят — не доверяем. Да, собственно, так и объяснила Певчих. Но как следует из видео, опубликованном ФБК, предположение сразу же пало именно на бутылки с водой. Сотрудники ФБК уже 20 августа в 11:45 (на опубликованном ими видео есть часы) знали, что вещество жидкое. За кадром слышен разговор сотрудника отеля, которая сказала, что вы ничего забрать не можете. А девушка отвечает: «Нам кроме бутылок воды ничего не надо». Хотя в номере есть и использованные полотенца, и постельное белье. Ни словом Мария не упоминает, пыталась ли она отдать вещдоки — эти самые бутылки российским врачам.

ВВС: «Вы изначально планировали делиться этими материалами с российскими врачами? Или нет?»

Певчих: «Одна-другая бутылка не играет для российских врачей никакой роли, когда у них есть человек, у которого эти анализы можно взять и с гораздо большей точностью все определить».

Про то, что она единственная не была опрошена полицией на транспорте Мария ответила юридически чрезвычайно подкованно:

«Во-первых, не СК, а томская полиция, во-вторых, не допрос, а опрос — это две огромные разницы. Для допроса требуется дело, которого нет уже почти месяц. А юридических последствий от ухода от опроса никаких, окурок бросить на улице — это и то более серьезное правонарушение… Если бы у меня была малейшая надежда на то, что Следственный комитет вдруг каким-то чудом проснется, появится чудесный честный человек, который хочет докопаться до правды, а не кого-то прикрыть, я бы, конечно, с ним взаимодействовала».

Мария подтвердила, что улетела одним бортом с Навальным:

«Про самолет — это правда. Я действительно улетела на том самом медицинском борте, который увез Алексея. И эти бутылки злосчастные улетели вместе с нами». Так же она сообщила, вопреки ранее поступавшей информации, что супруга Навального Юлия тоже была на том борту.

Бывший замглавы московского штаба Навального и юрист ФБК Виталий Серуканов рассказал «КП» что он знает про участие Марии в работе фонда:

— Меня очень сильно повеселило, как Албуров и Соболь по команде стали выкладывать заготовленные фотографии с Певчих. Это очень смешно. Почему до этого они столько скрывали этого человека и отказывались отвечать на вопросы про нее, а потом одномоментно их прорвало? Наверно, это такая тактика — вывести в свет сейчас Певчих и отвести от нее угрозу. Все это говорит о том, что Певчих знает гораздо больше, чем мы себе можем предположить.

Когда меня впервые спросили про Марию я еще какое-то время вспоминал про нее. И в итоге вспомнил, что видел ее в 2016 году и, наверняка, видел много раз, но просто не отметил и не запомнил. Просто она была настолько невзрачная, настолько тихая и не общалась с персоналом ФБК, что сложно было составить о ней какое-то впечатление. Была она всегда где-то около кабинета Навального.

Впервые я обратил на нее внимание в 2016 году на одном из внутренних мероприятия фонда. Тогда я заметил, что Навальный вел себя с ней как-то по-особенному. Он никогда не спускается до общения на равных с рядовыми сотрудниками, он всегда держит дистанцию. Но с Певчих он общался наоборот с каким-то уважительным пиететом. Как-будто они с ней были одного ранга, одного положения. Это вообще было странно и никогда в парадигму его поведения не вписывалось. То есть Мария Певчих человек, которого надо было уважать. Мое личное мнение — она связующий агент между Навальным и иностранными заказчиками. Человек, который привозил фактуру, в какие-то моменты проводил аудит отдела расследований, контролировал работу. То есть такой, знаете, британский аудитор, который всегда был в тени и использовал профессиональные приемы, чтобы уходить от лишнего внимания. Отдел расследований ФБК во главе с Албуровым — это одна бесконечная ширма, которая ничего из себя не представляет. Настоящие люди, которые заказывают музыку, подгоняют фактуру и контролируют этот процесс, безусловно находятся не в России. И Мария Певчих — как минимум — одна из них.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *