«Формула Зеленского»: с чем Зеленский едет к Путину на встречу в Нормандском формате?

Зеленский изобрел «формулу мира», которую повезет на встречу с Путиным. Суть такова: улицы Донецка и Луганска возьмут под контроль патрули «муниципальной стражи», на треть состоящие из бойцов ДНР и ЛНР, на треть из украинских гвардейцев и на треть из миротворцев ОБСЕ. Однако свою идею Зеленский, судя по всему, забыл обсудить с непризнанными республиками. А там к ней есть немало претензий.

Муниципальную стражу Зеленского Донбасс встретил в штыки

На встрече «нормандской четверки» президент Украины Владимир Зеленский предложит создать в ДНР и ЛНР «муниципальную стражу», сообщил накануне телеканал Espreso. Зеленский пообещал это ветеранам евромайдана, с которыми встречался накануне за закрытыми дверями. 

По словам одного из участников встречи, президент Украины хочет предложить сформировать на неподконтрольной Киеву территории «стражу», в которую «в равных пропорциях» войдут бойцы украинской нацгвардии, представители ОБСЕ и двух непризнанных республик. Правда, по задумке Зеленского в последней категории будут только те, которые «не стреляли, не убивали», то есть «не участвовали в боевых действиях».

Зеленский назвал это «одной из имеющихся у его команды идей», пишет РИА «Новости». Он обещал, что лучше покинет саммит ни с чем, чем пойдет на уступки главе российского государства Владимиру Путину.

И в Донецке, и в Луганске предложение Зеленского не приняли всерьез. Глава самопровозглашенной ДНР Денис Пушилин призвал президента Украины «прекратить бессмысленное словоблудие» и приступить наконец-то к реализации Минских соглашений.

«На территории ДНР полноценно работают правоохранительные органы, соблюдаются и защищаются все права и свободы человека. Мы со своими обязательствами по обеспечению порядка в государстве справляемся и не нуждаемся в указаниях человека, по попустительству которого на Украине сейчас расстреливают в центре столицы детей, царит в небывалых масштабах разгул неподконтрольных бандформирований и ультрарадикальных группировок», – цитирует Пушилина ДАН.

В Луганске идею Зеленского сочли совершенно «фантастической». «Для обеспечения безопасности на нашей территории существует народная милиция, которая легализована и Минскими соглашениями, и положениями закона об особом статусе, который ныне существует, хоть и в заблокированном состоянии. В дальнейшем деятельность народной милиции будет также регламентирована особым законом», – заявил газете ВЗГЛЯД советник главы самопровозглашенной ЛНР, представитель республики на минских переговорах Родион Мирошник.

«Нацгвардия Украины, в которую входят «Азов» и «Айдар», другие подобные им бандформирования, пять лет ведет обстрелы Донбасса», – напомнил Родион Мирошник. Чтобы представить себе, что люди, которые сейчас смотрят друг на друга в прицел, будут вместе патрулировать нашу территорию, надо обладать очень развитой фантазией, добавил он.

«Если Зеленскому хочется, можем ему помочь в патрулировании подконтрольных Киеву частей Донецкой и Луганской областей,

которые голосовали на референдуме за вхождение в ДНР и ЛНР, но сегодня контролируются ВСУ», – предложил Мирошник.

Народная милиция рассматривается как сдерживающий фактор для радикальных течений, которые сегодня действуют на самой Украине, отметил советник главы ЛНР, поэтому она – часть минских соглашений, передергивать этот факт не нужно. 

«Предлагать сформировать такие патрули – значит не понимать сути конфликта и обстановку, которая царит на этих территориях. Нацгвардия Украины и ополченцы в составе одного патруля – это совершенно невозможно, а наблюдатели ОБСЕ уже и так есть на линии разграничения», – заявил газете ВЗГЛЯД экс-премьер ЛНР, политтехнолог Марат Баширов.

Если Зеленский рассчитывает, что создание патрулей поможет начать примирение солдат ВСУ и ополченцев, то он ошибается, уверен Баширов.

«Там гражданская война. Население уже в течение пяти лет испытывает вооруженное давление со стороны государства, которое они фактически не признают. Убиты около 15 тысяч человек, – напомнил бывший премьер. – В ЛНР и ДНР ведется расследование преступлений служащих ВСУ на этих территориях. Пока не будет дана правовая оценка действиям, которые совершались, примирения не будет. Это займет несколько десятков лет, пока люди забудут».

Что касается новых идей к саммиту, то они нужны, добавил эксперт – нужны, чтобы сформировать полицейские силы, которые должны будут следить за порядком в случае разведения сторон и долгосрочного прекращения боев. «А этот вариант Зеленский, похоже, предложил, просто чтобы что-то предложить. Уже звучали призывы ввести миротворцев ООН, «голубые каски», были и конкретные варианты – военные из Белоруссии, из Франции», – отметил он.

«Путин заявлял, что Зеленскому нужно решиться и проявить политическую волю. Предложения такого рода вводят в заблуждение и отвлекают внимание. Надо решить проблему в корне, а не предлагать такие локальные звонкие идеи», – добавил Баширов. Но пока что Зеленский на это не решается и вынужден маневрировать – у него сложная внутриполитическая ситуация. 

В самом Кремле спокойно встретили сообщения по поводу «муниципальной стражи». «Мы так же вместе с вами узнали это из сообщений СМИ, поэтому сейчас комментировать не считаем возможным», – сказал пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков и призвал дождаться саммита, на котором и будет «предметное и профессиональное обсуждение» урегулирования в Донбассе. «Уже по итогам можно будет что-то говорить», – приводит его слова ТАСС.

Напомним, встреча в верхах в «нормандском формате» запланирована на понедельник. В ней примут участие президенты России, Украины и Франции Владимир Путин, Владимир Зеленский и Эммануэль Макрон, а также канцлер Германии Ангела Меркель. Путин и Зеленский могут провести и отдельную беседу на полях саммита.

Стоит добавить, что в недавней российской истории бывало, чтобы вчерашние враги несли совместную службу. После Хасавюртовского соглашения в сентябре 1996 года улицы Грозного патрулировали вместе бойцы федеральных сил и дудаевские боевики. Хотя всего за пару недель до этого они вели ожесточенный бой друг с другом, о каких-то «междоусобицах» внутри патрулей не сообщалось. Но примирению сторон это не помогло. Вскоре федералы полностью покинули Грозный и всю Чечню, а спустя три года война возобновилась.

Наталья Макарова

Зеленский везет в Париж свою формулу

В последнее время создалось впечатление, что украинская власть стала более осторожной и планирует провести Парижский саммит «нормандского формата» под лозунгом «политика – искусство возможного». Во всяком случае, такой вывод можно было сделать из заявления секретаря Совета национальной безопасности и обороны Данилова. Однако заявления, сделанные 2 декабря президентом Зеленским, внесла в обсуждение свежую струю идиотизма.

Ключевые мысли, связанные с умиротворением Донбасса в большей степени напоминают намерения Порошенко, но выраженные более прямо и последовательно.

Зеленский предлагает провести выборы после того, как:

– будут разоружены и распущены все незаконные вооруженные формирования (в смысле – армии ДНР и ЛНР); – территория ОРДЛО и граница с Россией будет взята под контроль украинскими силовиками; – все люди, симпатизирующие России, будут депортированы, за тех, кто «заблудился», Украина будет бороться (скорее всего, методами высылки на Западную Украину – как и было написано в документе СНБОУ, скоропалительно объявленном фейком).

Разумеется, ни о каких особых правах ОРДЛО, прописанных в Минских соглашениях, речь не идет, не говоря уже об их закреплении в конституции.

Общее впечатление от этих заявлений украинского президента состоит в том, что он повышает ставки в преддверии встречи, с тем, чтобы прийти к каким-то взаимоприемлемым компромиссам. В это легко поверить, тем более, что противоположная сторона тоже поднимает ставки. Достаточно вспомнить заявление спикера Госдумы Володина о возможности отпада от Украины новых территорий (трактовать его следует в том смысле, что для России является неприемлемым отказ от каких-либо норм Минских соглашений, но Россия вполне согласна на их распространение на другие регионы Украины), принятие народным советом ДНР закона о границе и обсуждение возможности отказа от официального статуса украинского языка.

Есть, однако, еще два пункта, которые заставляют сомневаться именно в такой трактовке.

Зеленский заявил о своем намерении предложить возможность обсудить в «нормандском формате» статус Крыма и, если коллеги не согласятся, предложить другой формат обсуждения крымского вопроса – с участием США.

Зеленский, конечно, может предложить все, что угодно, но очевидно – Россия не будет обсуждать статус Крыма ни в каком формате. Вообще выдвижение подобных инициатив – вполне достаточное основание для того, чтобы в принципе сорвать встречу.

Вторая инициатива Зеленского касается газовых соглашений – он намерен предложить Путину новый долговременный (на 10 лет) контракт на транзит российского газа, как будто никакого «Северного потока» нет вовсе.

Тут дело не столько даже в самом по себе контракте (хотя Украине он объективно нужен), сколько в намерении перетянуть на свою сторону Ангелу Меркель. Даже после запуска СП-2 обходные маршруты не дадут возможность транспортировать в ЕС весь затребованный газ и именно в этом причина заявлений фрау канцлерин о необходимости сохранить украинский маршрут. Зеленский же, очевидно, намерен воспользоваться этим рациональным расчетом для того, чтобы получить нужный ему транзитный контракт и попытаться договориться о невыполнении Минских соглашений (Меркель и ранее поддерживала невыполнение Минска Порошенко, так что ее поддержка отказа от выполнения Минска Зеленским вполне предсказуема).

В общем, предложенные Зеленским параметры договоренностей Россию удовлетворить никак не могут. Фактически речь идет об отказе от выполнения Минских соглашений и ультиматуме России – сдавайтесь, а то… Что именно «а то» пока неясно. АТО?

Насколько можно судить, жесткая позиция Зеленского объясняется двумя факторами.

Во-первых, он сам разделяет мнение о том, что Минские соглашения предоставляют Донбассу слишком много прав, которые он «не заслужил».

Во-вторых, он боится радикальных националистов, которые уже сейчас оказывают на власть сильнейшее давление в связи даже с теоретической возможностью примирения в Донбассе.

Задача президента Зеленского – достичь прекращения активных боевых действий (развод войск, обмен пленными, частичное восстановление экономических связей), но не допустить выполнения Минских соглашений и прекращения западных санкций против России. В этом, собственно, и состоит «формула Зеленского».

Василий Стоякин

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *