Генерал Лебедь мог изменить власть в России

Александру Ивановичу Лебедю могло бы сейчас исполниться 70 лет — он родился 20 апреля 1950 года, однако тогдашний губернатор Красноярского края погиб в авиакатастрофе 28 апреля 2002 года. Чисто теоретически Лебедь мог быть сейчас и президентом России — нынешнему главе государства Владимиру Путину сейчас 67 и свое семидесятилетие он встретит в статусе президента. Чем хуже Лебедь, чья популярность в стране в то время зашкаливала все рейтинги? Стремительно ворвавшись в большую политику в распахнутой шинели с генеральскими погонами, он с первого захода занял в президентских выборах 1996 года третье место, уступив лишь Борису Ельцину и Геннадию Зюганову.

Александр Лебедь вполне мог претендовать на Кремль в 2000-м, а потом и в 2004-м годах. Его цитаты армейского юмора, типа: «упал — отжался», «смеется тот, кто стреляет первым», вполне могли заменить легендарное путинское «замочим в сортире». И голосов за Лебедя могло быть больше, чем у любого кандидата в президенты. Однако этого не произошло, причем не по той трагической причине, когда Александр Иванович погиб при крушении вертолёта в Красноярском крае. Дело ещё и в том, что при всех своих грозных качествах и командирском рыке, он по натуре не был диктатором. И роль «российского Бонапарта», которую ему уготовили политики и журналисты, была явно не для него. Генерал Лебедь был хорошим командиром, но как политик, увы, он так и не состоялся. Плюс ко всему, по своей сущности он не мог стать диктатором — помимо личностных качеств, Лебедь чётко соблюдал субординацию и прислушивался к мнению окружающих. Мягкий был человек, несмотря на «свирепую» внешность.

Первая наиболее значимая должность в военной карьере Александра Лебедя случилась при его назначении командиром 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии. До этого он прошёл стандартный путь от курсанта РВВДКУ, лейтенанта, командира взвода, со всеми положенными ступеньками служебного роста. За плечами был Афганистан, на груди боевые ордена Красного Знамени и Красной звезды, «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» II и III степени. Достойный путь, в перспективе мог дослужиться до должности в штабе ВДВ или даже стать командующим десантными войсками. Лебедь считался отменным служакой и, несмотря на строгость, был любим подчиненными и почитался начальством. Однако судьба повернула боевого генерала в другое русло, в политику, которая может засосать в свою пучину даже такого стойкого бойца.

Имя Лебедя стало широко известно в апреле 1989 года, когда его десантники 345-го ПДП разгоняли митингующих демонстрантов в Тбилиси. Генерал лишь выполнял приказ министра обороны Игоря Родионова, а потом и высказался в его защиту. При этом мнение самого Лебедя было озвучено им позже в книге «За державу обидно…», где он обозначил те события, как «миленькая полицейско-жандармская задача». Уже в январе 1990 года в Баку, где десантникам довелось встать на линии противостояния азербайджанцев и армян, Лебедь оценивал ситуацию так: «Задача всегда была одна — разнять насмерть дерущихся дураков и предотвратить массовое кровопролитие и беспорядки». Лебедь уже тогда сделал для себя вывод, что армию втащили в большую политическую игру без правил, а сами политики не умеют принимать правильные, своевременные решения, перекладывая впоследствии вину на военных дабы скрыть собственные просчеты. «Он, будучи кадровым офицером, прошедшим всю кровь 80-х и 90-х годов, в глубине души ненавидел и презирал всех политиков, независимо от цвета их шкуры. Приняв решение стать одним из них, он чувствовал свой огромное преимущество — в опыте, природной смекалке, знании жизни и смерти», — писал о Лебеде Дмитрий Рогозин. При этом Рогозин тогда отмечал, что Александр Лебедь «далек от мысли о мятежах и путчах».

Если вспомнить события августа 1991 года, когда Лебедь уже занимал должность заместителя командующего ВДВ по боевой подготовке, то именно ему была поручена задача координировать действия частей 106-й дивизии ВДВ введенных в Москву. Считалось, что именно тогда, во время путча, Лебедь перешел на сторону засевшего в Белом доме Бориса Ельцина. Лебедь мог пойти на штурм, но не пошел. «Не было приказа», — утверждал потом Александр Иванович. Уже в 1992 году в Приднестровье, генерал Лебедь, прибывший в Тирасполь как «полковник Гусев» и назначенный командующим дислоцированной там 14-й общевойсковой армией, переданной в непосредственное подчинение ГШ РФ, отдал приказ об открытии огня. По молдавско-румынской группировке сосредоточившейся в Дубоссарском лесу перед наступлением на позиции ПМР. Массированным ударом ствольной и реактивной артиллерии было уничтожено около 2500 человек. В Приднестровской Молдавской республике установился мир, а Александр Лебедь получил статус «миротворца».

Была ещё одна история в его приднестровской биографии, когда Лебедю была предложена возможность совершить… военный переворот в республике и стать президентом ПМР. Инициатива исходила от тогдашнего военного коменданта Тирасполя полковника Михаила Бергмана. «Моня», как называли его за глаза окружающие, вынашивал планы по смещению с должности первого президента ПМР Игоря Смирнова и устранение своего злейшего врага — министра республики Владимира Антюфеева (известного также под псевдонимами Владимир Александров и Вадим Шевцов). Бергман предложил Лебедю план по смене власти насильственным путём, с предоставлением полномочий главы ПМР, которые должны были утвердить внеочередные президентские выборы. И уже в таком статусе «наступать на Москву», которая для Лебедя в политическом плане была не доступна, да и военная карьера из-за разногласий с новым министром обороны Павлом Грачевым не представлялась возможной (Грачев в итоге действительно уволил Лебедя из Вооруженных сил в июле 1995 года).

По плану Бергмана необходимо было занять здание Верховного совета ПМР, низложить действующую (пусть и непризнанную) власть и возвести на «престол» Лебедя. Операцию предполагалось осуществить силами комендантской роты (на самом деле в её составе было более 300 человек — хорошо подготовленные спецназовцы-контрактники) и утром объявить, что власть в ПМР переходит под командование российской армии. Необходимо было лишь заручиться поддержкой самой 14-й армии, которая помимо командования Александром Лебедем, подчинялась и Генштабу в Москве. А там на подобные кульбиты Лебедя могли отреагировать не по плану Бергмана.

Секретное совещание проходило в бане на территории 59-й мотострелковой дивизии с участием её командира генерал-майора Юрия Попова. Собственно именно с ним и советовался Александр Лебедь накануне предстоящего штурма правительственных зданий в Тирасполе. Попов с Лебедем вместе учились в десантном училище в Рязани, вместе служили, дружили семьями и мнение Юрия Юрьевича для Александра Ивановича было значимым. О чем говорили два генерала не услышал даже полковник Бергман, однако вскоре Лебедь заявил, что от участия в перевороте отказывается и будет продолжать выполнение своих обязанностей лишь в качестве командующего 14-й армией. На роль «приднестровского Пиночета» он не согласился.

— Александр Иванович человек только внешне очень грозный, — вспоминает пресс-секретарь командующего Николай Лизунов. — Он мог метать гром и молнии, быть требовательным, а порой и жестким, но всегда дисциплинированным и верным воинскому долгу. Пойти на мятеж, на переворот, он не мог по определению. Это проявлялось в нем и до Приднестровья, и в последующем, когда после участия в президентских выборах в России принял предложение возглавить Совет безопасности РФ и оставался верен президенту Ельцину и в этой должности, и в последствии, когда был избран губернатором Красноярского края. Здесь надо понимать, что он человек слова. Была история, когда Лебедь, мягко говоря, несколько злоупотреблял алкоголем, однажды даже упал в таком состоянии с крыльца штаба армии. Поднялся, водрузил на голову фуражку и сказал: «С этого момента я не пью!». И действительно ни капли не выпил за всю последующую жизнь. Я думаю, что он и президенту Ельцину дал некие обещания и потом ни разу их не нарушал.

Как могла сложиться судьба Александра Лебедя, если бы его жизнь не прервал тот трагический полёт на вертолёте 28 августа 2002 года? Вряд ли Ельцин выбрал его своим преемником — в 2000 году ставка была сделана на «незаметного» подполковника КГБ Владимира Путина и тягаться с ним на выборах, скажем, 2004 года или даже в 2008-м, когда в президенты двинули Дмитрия Медведева, Лебедь бы точно не смог. Однако его наработанный новый образ, как мудрого руководителя и политика, выросшего из «солдатской шинели», человека с сильной рукой и доступного массам, впоследствии перешел как раз к Путину. Ну, а Лебедю в лучшем случае дали бы переизбраться на второй срок в Красноярском крае (за былые заслуги), а потом отправили на почетное сенаторство в Совете Федерации, как поступили с подмосковным генерал-губернатором Борисом Громовым, или поставили руководить ВДВ, как было с экс-губернатором Ульяновской области генералом Шамановым. В президенты точно бы не пустили. Может оно и к лучшему.

Никита Рябинин

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *