Хватит ли у России сил удержать Берингово море?

Мы обещали подробнее осветить вопрос о том, насколько сильными можно считать позиции нашей страны в вопросе отказа от несправедливого «соглашения Шеварнадзе-Бейкера». Речь, естественно, не о юридических тонкостях или дипломатических моментах, а как раз о том случае, если Соединенные Штаты договариваться «по-хорошему» не захотят ни в какую. Другими словами – о наличии у России реальной военной мощи, необходимой для защиты своих интересов в этом регионе. Ну, и, конечно же, о том, что смогут противопоставить нам оппоненты из США, каких «аргументов» можно ожидать с их стороны. Что ж, давайте попробуем разобраться.

Прежде всего, стоит хотя бы предположить, как события могут развиваться, назовем это так, в худшем своем варианте. Допустим, Россия официально заявляет об отказе выполнять условия унизительного для нее договора, который, напомним, так никогда и не был ратифицирован ее парламентом. США, естественно, стоят на своем – «сделка есть сделка, ничего личного – только бизнес!» Как результат, рыболовные суда под звездно-полосатым флагом продолжают вылов рыбы и краба в нашей, по сути дела, исключительной экономической зоне, а нас туда не пускают. Нефть в Беринговом море США сейчас, спасибо Обаме, не добывают, однако Дональд Трамп предпринимает регулярные попытки все природоохранные запреты на разработку полезных ископаемых, введенные своим предшественником отменить. Буровые вышки американцев могут там появиться, теоретически, в любой момент, поскольку ранее Вашингтон планировал сдачу в аренду тем, кто рвется добывать энергоресурсы 2 миллиардов гектаров как раз в этой акватории. Впрочем, мы несколько отвлеклись. Наиболее вероятным поводом для начала открытого противостояния, в данном случае может стать попытка российских рыболовецких судов осуществить промысел в районах, которые США считают своими. Либо, напротив – решительные действия наших пограничников по вытеснению американских рыбаков из наших вод. В обоих случаях конфликт совершенно неминуем. Но что же будет дальше?

Они уже готовятся

Соединенные Штаты готовятся к морскому противостоянию с Россией и делают это все более активно. Ярчайший пример – возрождение ими 2-го флота ВМС США, командующий которого вице-адмирал Эндрю Льюис в конце прошлого года заявил о достижении вверенным ему подразделением уровня «полной оперативной готовности». Впрочем, как раз этот флот, расформированный в 2011 году за ненадобностью, Пентагон вернул из небытия для того, чтобы бороться с «русской экспансией» в Атлантическом и Северном Ледовитом океанах. Другими словами – не допустить реализации претензий нашей страны на главенствующую роль во всех вопросах, связанных с Северным морским путем. Американцы, видите ли, намерены «обеспечивать мирный проход морских судов» по нему, и плевать им на то, что по этому поводу думают в Москве. При этом, согласно заявлению, сделанному в свое время Командующим ВМС США в Европе и Африке адмиралом Джеймсом Фогго, Соединенные Штаты берутся «гарантировать свободу судоходства всех наций независимо от того, о каком морском бассейне говорится». Можно не сомневаться в том, что на любые попытки нашей страны навести порядок в Беринговом море, последуют обвинения как раз в посягательстве на эту самую драгоценную «свободу». И вот тогда нам придется иметь дело даже не с одним, а сразу с тремя флотами, входящими в состав Индо-Тихоокеанского военно-морского командования США: 3-м, 5-м и 7-м. С 3-м – прежде всего. Ради экономии места и времени, не буду перечислять все силы и средства этих более чем внушительных формирований. Оговорюсь лишь, что в их распоряжении находятся достаточно и ударных авианосных групп, и атомных подводных лодок, и прочих, не менее серьезных судов.

Одним словом и оружия, чтобы им побряцать, и мускулов, чтоб поиграть, хватит с лихвой уже сейчас… Более того, Пентагон ведет активнейшую разработку новых образцов вооружений, предназначенных, судя по всему, для применения именно на этом театре военных действий. Посудите сами: рассуждая о перспективах применения новейших противокорабельных ракет наземного базирования Naval Strike Missile (NSM), в Соединенных Штатах в качестве возможного сценария, при котором они «смогут обеспечить американским силам неоспоримое преимущество», рассматривают перспективу обороны «архипелага островов, усеянных силами США и союзников, которому угрожает российский флот». По сути дела, в реальность нечто подобное может воплотиться только на Тихом океане. Командование ВМС США рассчитывает на то, что новые ракеты «создадут буферную зону, которую не смогут преодолеть русские». В результате противник «будет вытеснен в открытое море под прицел авианосных групп и подводных лодок». Еще один пример: несмотря на то, что в Вашингтоне уже фактически признали неправильность «перекоса», сделанного в военном строительстве в сторону создания слишком большого количества дорогостоящих и уязвимых надводных кораблей, в том числе, и авианосцев, ударную мощь «плавучих аэродромов» продолжают развивать. Так, на 2021 год запланировано начало поставок в войска палубного истребителя-бомбардировщика F/A-18 Super Hornet в новейшей комплектации IRST Block II. Речь идет о боевых машинах, на которых будет установлен инфракрасный модуль поиска и отслеживания, который включает в себя инфракрасный и другие сенсорные приборы для поиска цели и высокой точности её поражения.

Главная надежда – на ракеты

Нельзя сказать, чтобы Тихоокеанский флот ВМФ России был вовсе уж не в состоянии адекватно противостоять американским морским армадам, дислоцированным на том театре военных действий, о котором у нас идет речь. С другой стороны, назвать силы пусть более или менее сопоставимыми, никак невозможно. Авианосцев, как известно, у нас нет вовсе, а наиболее опасными противниками для противника являются подводные ракетоносцы, способные стереть в порошок не только его авианосные ударные группы, но, пожалуй, и те самые пресловутые «центры принятия решений», из которых им будут поступать команды. Но это – в случае полномасштабной войны, если, не дай бог, она случится. Нет, имеются в составе ТОФ ракетный крейсер, эскадренный миноносец, фрегаты и корветы, малые противолодочные и ракетные корабли… При всем этом он на сегодняшний день остается, по сути дела, флотом береговой обороны, будучи в силах сформировать максимум одну ударную группу, которой по силам встать на пути вражеских авианосных группировок. При этом следует помнить, что США в случае любого более или менее серьезного обострения ситуации и «угрозы» собственным «жизненным интересам», применяют для демонстрации собственных сил и решимости как раз именно АУГ. В рамках рассматриваемого нами гипотетического сценария, в Беринговом море могут замаячить от одной до трех таких «команд по продвижению демократии» – в один только 3-й флот входят четыре АУГ. Так что же, расклад для нас получается кругом невыгодный, и, следовательно, не стоит и пытаться проявлять характер? Не скажите…

Авианосцы, грозно качающиеся на волнах в открытом океане, на полноценное средство устрашения как-то не очень тянут. А вот подойти к нашим берегам поближе, хотя бы на дальность действия собственной палубной авиации, для них будет очень даже чревато. Можно сколько угодно спорить о реальном боевом потенциале кораблей нашего Тихоокеанского флота, но вот то, что береговая оборона на дальневосточном направлении заставит задуматься любого вражину, ни малейшему сомнению не подлежит. Если года три тому назад ее обновление и резкое усиление только обсуждалось, или, в лучшем случае, находилось на начальной стадии, то сегодня это – свершившийся факт. По сути дела, черту под вопросом о том, сможет ли Россия отстоять свои берега в этом регионе, поставил произведенный еще в прошлом году комплексом береговой обороны «Бастион» Тихоокеанского флота, залп крылатых противокорабельных ракет «Оникс», который некоторые отечественные военные эксперты назвали не менее, чем «историческим». И действительно, с учетом размеров акватории того же Берингова моря, сверхзвуковые ракеты, способные с легкостью разнести в щепки цель, находящуюся в двух сотнях километров, являются весьма серьезным аргументом. К тому же, в процессе упомянутых выше учений, осуществлялись пуски также «Вулканов», «Гранитов» и прочих систем. Все эти средства уничтожения вражеских кораблей вполне достаточны для достижения полного контроля если не над всем регионом, становящимся спорным в результате отказа России от «соглашения Шеварднадзе-Бейкера», то, во всяком случае, над большей его частью. А на подходе уже «Цирконы» и способные нести их боевые корабли, которые должны влиться в состав Тихоокеанского флота в ближайшие годы…

Мы же, собственно говоря, нападать ни на кого не собираемся, так ведь? Просто хотим вернуть свое, восстановить справедливость и поставить на место кое-кого, кто на это уже давно напрашивается. Скорее всего, решительные действия по расторжению кабальной договоренности, если они даже и будут предприняты, выльются не в морские сражения, а в международные иски и многолетние тяжбы. Но если все-таки… Пусть лучше не пытаются.

Александр Неукропный

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *