Интрига рано или поздно губит того, кто их начинает. Правила политики.

Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко демонстративно проигнорировал важнейшую дату в истории собственной страны – 17 сентября.  80 лет назад, благодаря Советскому союзу и Красной армии территория республики почти удвоилась.  Однако белорусское руководство решило не дразнить Варшаву, где события сентября 1939 года до настоящего времени остаются актуальными и интерпретируются в антироссийском ключе. Получается, что политическая конъюнктура для белорусского руководства важнее статуса и имиджа собственного государства.




26 сентября 2019 г. белорусский президент дал пресс-конференцию украинским СМИ, где попытался презентовать не только собственную политику практически по всему спектру белорусско-украинских отношений, но и в отношении как украинского кризиса, так и собственной роли в противоречиях внутри «треугольника» Минск-Москва- Киев. Получилось относительно неплохо – А. Лукашенко, по мнению белорусского президента, нужен всем, и он незаменим.

Вопросы…

    Немного политической азбуки авторитарного режима: одна из главных проблем авторитаризма заключается в неуклонном и неизбежном росте расхождений между интересами страны и целями политического режима.  С этим ничего нельзя поделать, так как основы существования несменяемого «законсервированного» режима сродни паразитированию в природе. Персонифицированная власть ориентирована исключительно на   собственное выживание и, если угроза падения режима нарастает, режим без каких-либо сомнений использует буквально все ресурсы страны, в которой он, как раковая опухоль, гнездится десятилетиями, высасывая из государства и народа практически все соки.  Иными словами, авторитарная власть существует не для народа и государства, а сама для себя, превращая народ и государство в «подножный корм». 

    В качестве примера можно в очередной раз вспомнить газовый вопрос, который уже давно успел стать классическим: навязчивое требование А. Лукашенко к России в отношении распространения на Беларусь внутрироссийских цен на природный газ. В 2019 году речь идет о снижении цены поставки газа в республику в следующем 2020 г. практически в два раза – «смоленская цена».

    С учетом того, что А. Лукашенко последние два десятилетия, получая до 1,5 млрд. долларов ежегодно, перепродает белорусской промышленности поставляемый «Газпромом» по преференциальной цене российский природный газ, то в данном случае нет никаких иллюзий в отношении политической значимости данного «союзного требования».  В случае, если Москва все-таки пойдет на уступки, для белорусского потребителя ничего не изменится. Он как платил за российский газ по ценам Центральной Европы, так и будет платить, но у белорусского президента появятся дополнительные миллиарды долларов, которые помогут ему легитимизировать шестой президентский срок.

    Иными словами, прикрываясь заботой о белорусской экономике и благосостоянии белорусского народа, А. Лукашенко на самом деле требует у России оплатить пролонгацию его бесконечного президентства.  Естественно, возникает вопрос: нужно ли Беларуси радикальное снижение стоимости поставки российского природного газа, если при этом «смоленская цена» никак не облегчит социально-экономическое положение населения республики, зато обеспечит нахождение А. Лукашенко у власти минимум до 2024 г.?

    Точно такой же вопрос можно задать и в отношении пресловутой «компенсации» за проводимый налоговый маневр в российской нефтедобывающей отрасли. При этом стоит напомнить, что белорусская нефтехимия – основа благосостояния президентской «семьи». Рядом можно обнаружить весьма тяжеловесные маневры А. Лукашенко на украинском направлении, призванные обеспечить белорусскому президенту лавры международного посредника и миротворца, которые даже в самом мажорном варианте способны окончательно развалить российско-белорусскую интеграцию со всеми последствиями для населения РБ.

    Проблема в том, что белорусское руководство действительно что-то делает на внешней арене, ведет бесконечные консультации и переписку с Москвой, встречается с представителями ЕС, Украины, США, но в итоге все эти усилия никак не сказываются на жизненном уровне граждан республики и росте авторитета белорусского государства, зато позволяют А. Лукашенко не столько перехватывать ресурсы, включая финансовые (последний раз Минск получил уступки от России в экономической сфере год назад), сколько плести вокруг России своеобразную сеть политических интриг и ловушек. Зачем? Конец неизбежен

     Вопрос о начале реальной экономической интеграции между Россией и Беларусью остается главным для выживания режима А. Лукашенко. Не будем лукавить: ликвидация иждивенческого статуса Союзного государства обрекает белорусского президента на потерю власти.  

   Автор этих строк неоднократно отмечал, что реальная экономическая интеграция между РФ и РБ невозможна без решительных и давно назревших реформ в структуре белорусской экономики, на которые неспособны нынешние белорусские власти. К сожалению, режим А. Лукашенко, находясь четверть века в исключительно благоприятных внешних экономических условиях, продемонстрировал фантастическую экономическую неэффективность, превратившись в современный аналог средневековой орды, паразитирующей на контрабанде и обмане спонсоров и партнеров, грабя при этом как собственный народ, так и народ России с каким-то фанатичным остервенением. Малейшие попытки прекратить «бизнес» правящей группировки на финансово-ресурсной поддержке России, обрекают правящий режим на исчезновение в течении 10-12 месяцев.

    Перед А. Лукашенко стоит задача в течении оставшихся восьми осенних недель найти средства и методы, чтобы не просто остановить «русского медведя», но и вернуть его в столь приятный для белорусского истеблишмента, а также, не будем забывать, и украинских «коллег», статус безропотной «дойной коровы», которую можно при случае, бахвалясь перед западными «партнёрами» безнаказанно пнуть в живот или огреть кнутом. Но как загнать эту российскую и весьма рогатую «дойную корову» обратно в стойло для бесконечного вытягивания и пожирания российских ресурсов?

Как противостоять России?

    Не втягиваясь в гадания по поводу подписания А. Лукашенко в начале декабря Программы экономической интеграции между Россией и Беларусью, что не меняет суть проблемы, так как в любом варианте Программу придется все-таки признать, что ничего хорошего А. Лукашенко лично и его власти в целом не сулит.  Безусловно, белорусские власти предпримут максимум усилий для провала Программы. В провале, естественно, будет в очередной раз обвинена Москва.

    Несмотря на то, что в последние годы А. Лукашенко неоднократно говорил о грядущей смене (транзите) власти, упоминая и своих сыновей, которые лишены, по его словам, «президентских амбиций» («Мои дети не страдают президентством — ни один, ни второй, ни третий. Они «наелись» моего президентства»),  вряд ли белорусский президент уступит свой пост без борьбы. Но как удержать власть в условиях практически монопольного экономического доминирования России?



    С лета прошлого года автор этих строк неоднократно намекал на то, что для того, чтобы санировать белорусско-российскую  интеграцию и при этом сохранить в неприкосновенности созданную за десятилетия систему ресурсно-финансовой поддержки со стороны России,  в идеале эксперты белорусского руководства должны были давно представить целый ряд НОВЫХ аргументов, далеких от мифов о военно-стратегической бесценности Беларуси или исторической «обязанности» России дотировать республики по причине совместного «гниения в окопах» семь десятков лет назад. Однако, никаких новых аргументов даже вновь созданный БИСИ (Белорусский институт стратегических исследований) до настоящего времени А. Лукашенко не представил, а тот по-прежнему оперирует давно опровергнутыми мифами.

    При этом вряд ли продуктивно в очередной раз напоминать России и о непреходящей значимости белорусского транзита, так как транзит – обоюдоострое оружие, на чем уже «прокололся» Киев, но А. Лукашенко не удержался и на вышеупомянутой встрече с украинскими журналистами все-таки решил «намекнуть» Москве («Когда они думают о Беларуси, конечно, им потерять сегодня Беларусь — смерти подобно. Это еще тяжелее, чем Украина, потому что это меньше чуть тысячи километров коридор — это под 150 млн тонн грузов туда-сюда перемещается. Больше нет: с Украиной проблемы на юге, весь поток пошел через Беларусь, с балтийскими государствами — там дорог нет таких».  Невольно задаешься вопросом: неужели  в Минске не понимают, что при наличии у России морских портов, морских нефтеналивных терминалов и активно развивающейся сети обходных газопроводов, именно Беларусь в большей степени, чем Россия заинтересована в транзите, включая газ, через свою территорию. Так что вряд ли продуктивно сжигать собственный дом назло соседу… К примеру, даже Грузия безропотно обеспечивает поставку российского газа в Армению, а Киев реально поставил на ноги весь Запад, чтобы вынудить Россию-«агрессора» и дальше транзитировать через Украину российский «вражеский» газ.  Хотя никто не может при случае помешать Минску устроить самому себе транзитное самоубийство… Ведь в случае попыток перекрыть российский транзит Беларусь, в первую очередь, мгновенно лишится доступа на российский рынок. И это будет только начало. Но кроме пустых намеков о перекрытии нефтепровода «Дружба» и перспектив покупки нефти на мировом рынке Минску нечем угрожать Москве.

    Более того, Беларусь, конечно, не Украина, и не может по примеру южной соседки вступить в полномасштабное политическое и экономическое противостояние с Россией.  Прежде всего, Украина все-таки имеет более развитую экономику и некий объем собственных ресурсов, включая энергетику.  Кроме того, Украина в 2014 году совершила согласованный и руководимый Западом полноценный геополитический поворот. Внешняя политика Киева по отношению к Москве в немалой степени контролируется Вашингтоном, что обеспечивает Украине статус инструмента давления на Российскую федерацию.

    Беларуси столь высокая «украинская» степень радикализации её отношений с Москвой не только не нужна, но и опасна, так как, во-первых, её западный  «тыл» при всех усилиях В. Макея и успехе встречи с экс-советником президента США Дж. Болтоном, все-таки остается неприкрытым.

    Запад в меру возможностей и в случае открытого кризиса между Москвой и Минском поддержит А. Лукашенко в формате «борьбы за белорусский суверенитет», но ставку на несменяемого президента Беларуси, известного своим стремлением всех обмануть и перехитрить, не сделает. Ограничится публичными заявлениями и угрозами в адрес «агрессивной» России, чем только подстегнет Кремль. Украинская сторона тоже в свое время больше двух десятков лет много скакала и плевала в сторону Москвы, а потом бросилась просить поддержки по всему миру, всхлипывая и жалуясь на то, что Россия в итоге ответила («а нас за что?»).  Белорусский президент находится в такой-же парадигме…

    Во-вторых, экономический эффект от жесткого конфликта с Россией оставит за пару месяцев от белорусской экономики пепелище – «Белорусская экономическая Хиросима». Конечно, белорусская пропаганда и сам А. Лукашенко будут в экономической катастрофе обвинять Россию, призывать «не сдаваться» и «бороться за суверенитет», что в белорусской интерпретации означает борьбу за право правящего режима существовать за счет соседского бюджета.

    В-третьих, учитывая, что геополитический раскол в белорусском политическом классе и обществе неуклонно нарастает, причем в украинском формате определились и географические границы регионов, где неприятие той или иной версии развития республики проступают все сильнее, то последствия противостояния с Москвой могут быстро приобрести характер национальной катастрофы.

    Что остается А. Лукашенко? Почти партизанская оборонительная тактика.

Паучок

    С лета текущего года А. Лукашенко уподобился дачному паучку, который где-то за теплицей и где почти никто не ходит терпеливо и настойчиво, неустанно оплетая липкими нитями все что попадается под руку, создает свою ловчую сеть. Расчет сделан на то, что вряд ли кто рискнет или побрезгует запутаться в столь хитроумно расставленной ловушке под крики защитников природы: «Пошто паучка гоняешь?!».



    Прибыл, к примеру, в Минск уже не раз упомянутый Дж. Болтон и был немедленно посвящен буквально во весь спектр проблем Минска с Москвой в формате «борьбы» А. Лукашенко за белорусский суверенитет, т.е. за белорусские ресурсы. США откликнулись активизацией работы по возобновлению в полном объеме работы посольства в белорусской столице.    Наметилась встреча А. Лукашенко с вновь избранным президентом Украины В. Зеленским. Используя встречу с украинскими журналистами, белорусский президент приложил максимум усилий, чтобы на фоне белорусско-российской «братской» риторики намекнуть Киеву, что формально угрозы со стороны России белорусскому суверенитету нет, но одновременно есть угрозы российского экономического давления. Но и при этом А. Лукашенко выступает в роли неустанного борца за белорусский суверенитет. Но тогда возникает вопрос: против кого бороться?  А. Лукашенко с одной стороны утверждает, что в свое время сказал В., Путину: «Если есть мысль, что мы можем войти в состав России, — выбрось это из головы», а с другой стороны утверждает, что «Они (российские власти) хотели бы гарантированно привязать Беларусь к России» (там же).

Реплика

    «Москва боится потерять Беларусь» — традиционный пропагандистский миф белорусского руководства, так как невольно возникает вопрос: а Минск в свою очередь не боится потерять Россию? И кто в первую очередь почувствует данную «потерю»? А Москва вообще заметит «потерю Лукашенко»?

Украинский вектор

    В белорусском экспертном сообществе принято считать товарооборот с южной соседкой, который остается на втором месте после торговли с Россией, главным фактором, удерживающим отношения между Киевом и Минском в стадии доброжелательно соседства: «Украина — важнейший сосед Беларуси, один из главных торгово-экономических партнеров, и именно поэтому отношения с ней всегда были в приоритете» (Там же). Считается, что рисковать потерей украинского рынка нельзя, а потеря российского рынка, на фоне новеньких «МАЗов», на которые в 2014-2016 году полностью пересела украинская армия в зоне конфликта в Донбассе, Беларуси не грозит (опасное заблуждение).

    На самом деле, помимо денег, которые, как четко усвоили в Минске, «не пахнут», белорусское руководство учитывает фактор единого украино-белорусского «фронта» или «санитарного кордона» против России. А. Лукашенко мечтал о таком антироссийском союзе еще с В. Ющенко, который все-таки брезговал иметь полноценные отношения с белорусским диктатором.

    Кроме того, Киев всегда выступал в роли адвоката А. Лукашенко на Западе, как «заложника» России, «вынужденного» следовать в фарватере российской политики, но при этом «борющегося» с российским «империалистом» из последних сил – непризнание Абхазии и Южной Осетии, непризнание возвращения Крыма в состав России, поддержка политики Киева в отношении Донбасса и т.д.

    Так что состоявшееся на завершившейся неделе интервью белорусского президента украинским СМИ является примером ставшей уже заметной   тактики создания паутины – ловушки против России.

Плетет паутину

    Анализируя высказывания белорусского президента от 26 сентября, невольно приходишь к выводу, что А. Лукашенко все-таки завышает свои способности всех перехитрить. Действительно, фон интервью белорусского президента на первый взгляд исключительно доброжелательный к России. Прежде всего А. Лукашенко отметает все подозрения в предательстве союзных отношений с Россией: «Почему это (развитие отношений с Западом) должно кого-то напрягать в России. Мы же не дружим с Америкой против России». (Там же). Хотя понятно, что в свою очередь Вашингтон никогда не будет дружить с А. Лукашенко (побрезгует), а скорее при случае будет использовать против России, но вот закупать американскую нефть А. Лукашенко уже готов. Видимо рассчитывает на скидки…

    В интервью указываются связи двух народов (сигнал Москве), особый доверительный и откровенный уровень отношений между двумя президентами (сигнал белорусскому истеблишменту, обеспокоенному потерей доверия российского руководства к А. Лукашенко), но при этом отмечается, что Россия в транзитном смысле привязана к Беларуси. 

    Следующий шаг – традиционный шантаж России и он в данном случае носит как двусторонний, так и региональный характер, увязанный с фактором Украины. Прежде всего, А. Лукашенко в очередной раз заявил о готовности импортировать нефть с Запада (в данном случае с Прибалтики и терминалов Гданьска), что, по мнению, белорусской стороны, может нанести сокрушительный удар по российскому экспорту нефти.  Понятно, что рано или поздно, появится аналогичные версии получения газа из терминала в литовской Клайпеде…

    Но главное в том, что А. Лукашенко полностью разделяет версию Киева в отношении решения проблемы конфликта на Донбассе:

— А. Лукашенко выступает за территориальную целостность Украины, косвенно подтверждая принадлежность Крыма Украине, хотя и очень пространно объяснив при этом, что Россия Крым не вернет. Тут стоит обратить внимание, что белорусский президент не говорит, что Крым стал российским, а то, что Москва полуостров «не вернет», то есть остается в его понимании «агрессором» и «оккупантом»; 

— А. Лукашенко уверен, что конфликт на Донбассе является российско-украинской войной, т.е. фактически подтверждает тезис Украины о вторжении российской армии на территорию Украины. При этом А. Лукашенко уверен в ликвидации ДНР/ЛНР: «Война закончится рано или поздно. Главный вопрос, чтобы этот кусок благодатной земли вернулся Украине. Это величайшая ценность» (Там же). Стоит напомнить, что такую же перспективу Киев обещает жителям Крыма, когда он «вернется в состав Украины»;

— А. Лукашенко продолжает поддерживать план П. Порошенко, а сейчас В. Зеленского о вводе миротворцев на территорию Донбасса по украинскому сценарию, т.е. не на линию противостояния (фронт), как предлагал В. Путин, а сразу на 400-километровую российско-украинскую границу.  Иными словами, в версии А. Лукашенко планируется блокировать поддержку ДНР/ЛНР со стороны России, пока в тылу белорусов ВСУ будет проводить карательную операцию против самопровозглашенных республик.

— А. Лукашенко будет и дальше расширять поставки белорусских нефтепродуктов, выработанных из дешевой российской нефти, на украинский рынок («Недавно позвонил Зеленский и сказал, что во время уборочной кампании Россия прекратила поставки нефтепродуктов, и попросил помочь… И мы поставили сразу примерно на 40% больше топлива. Напомним, что Россия с 1 июня ввела мораторий на поставку своих энергоносителей на украинский рынок.

В итоге,

    В целом, надо отметить, что сейчас А. Лукашенко, готовясь к неминуемому обострению отношений с Москвой, делает то, что может сделать, исходя из собственных интересов и имеющихся ресурсов, которых, в свою очередь, не очень много. Понятно, что перед ним стоит почти непосильная задача: во что бы то ни стало не только ликвидировать экономическую и политическую угрозу, неотвратимо надвигающуюся на него с Востока, но при этом сохранить Россию в качестве уступчивого спонсора, который и дальше должен своими финансами, и ресурсами обеспечивать существования корпорации «Беларусь».

    К настоящему дню Минск сформировал определенную платформу требований – угроз, с которыми он вступит в борьбу с Москвой.  Требования дешевого российского газа в год президентских выборов и компенсации за налоговый маневр сопровождаются шантажом: отказом от покупки российской нефти, ростом поставок белорусских нефтепродуктов на украинский рынок, угроза перекрытия нефтепровода «Дружба». В основном, оборона Минска будет идти по тематике транзита. Это необходимо учесть в Москве.

    Попутно, А. Лукашенко на антироссийской основе готовит своеобразную политическую «сеть» из Украины и стран Запада, прежде всего США, которая под угрозой санкций за «покушение на суверенитет» Беларуси не только должна «перехватить» Москву, но отбросить её в стадию «сырьевого придатка» финансово-промышленной империи клана Лукашенко. Получится ли?

    Между тем до 8 декабря осталось 70 дней.

Андрей Суздальцев


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *