Использует ли Лукашенко свой шанс?

Главное фото: Иван Шилов © ИА REGNUM

Что касается большинства граждан республики, родившихся и выросших в Союзе, то им по совершенно понятной причине не важен суверенитет Белоруссии в отдельности. Им был важен суверенитет Союза, а если его нет, — то любого общего союзного государства, возникшего на его месте.

Суверенитет тела важнее, чем суверенитет руки, ноги или головы. Целое важнее составляющих его частей. Поэтому Союз Белоруссии и России — это то, за что проголосуют 80% граждан республики на референдуме при честном подсчете голосов, если его объявить. Да и для граждан России второе воссоединение за последние шесть лет может стать событием покрупнее присоединения Крыма.

Именно это — целостное чувство общей страны последние тридцать лет у нас всеми силами старались стереть из памяти и государственного инстинкта те, кто пришёл к власти на волне парада региональных суверенитетов, в простоте называемых уничтожением Советского Союза. Всеми силами стараются они закрепить эту амнезию народов.

Однако угол падения равен углу отражения: чтобы стереть память об общем Отечестве, требуется столько же лет, сколько оно существовало. Если иметь в виду СССР, то нужно семьдесят лет, а если Российскую империю, то лет триста-четыреста. А что если за это время планы сепаратистов не удадутся?

Именно потому граждане двух стран относятся к Союзному государству намного более заинтересованно, чем к концепциям сепаратного суверенитета по частям. Недавний опрос МГИМО показал это со всей очевидностью. И эта историческая память единого народа создаёт реальную проблему дезинтеграторам.

По этой причине лучшими выразителями истинных намерений Запада в Белоруссии являются грантополучатели всех мастей и рангов. Один из таких грантоедов из так называемого центра «Европейский диалог» Валерий Карбалевич 12 декабря на заседании так называемого экспертного клуба «Профессионально об актуальном» заявил, что Белоруссия вообще не должна была начинать переговоры с Россией о какой бы то ни было унификации.

«Это ошибка», «это ловушка», — заявляет Карбалевич о любом подписании бумаг, где Белоруссия возьмёт на себя какие-то обязательства. Дело в том, что Россия с 2022 года может компенсировать Белоруссии потери от налогового манёвра, но только в случае унификации налогового законодательства. Без этого каждая страна пойдёт своим суверенным путём, насколько у неё хватит на это сил и средств.

Советский плакат. 1921

На самом деле Лукашенко сам прекрасно понимает то, что говорит Карбалевич и ему подобные. Что будет, если налоговые кодексы двух стран будут унифицированы? А будет развитие единой правоприменительной практики. Потребуется создание единого арбитража. Кто будет судить споры хозяйствующих субъектов России и Белоруссии? Ни российский, ни белорусский арбитражи для этого не годятся. Следовательно, сказав А, надо сказать и Б. Нужен единый арбитраж. А кому он будет подчиняться?

Для него нужна единая законодательная база. Нужен единый кодекс законов (Конституция) и единый парламент, единое правительство. Единая налоговая служба. Единая судебная система. Нужно единое государство федеративного типа, и никакие изощрения в суверенных извращениях не смогут удержать естественное притяжение двух республик. А что это значит?

А это значит, что Карбалевич отныне безработный. И вполне даже, скорее всего, эмигрант. Без содержания, ибо отработанный материал. И вкупе с ним ещё несколько тысяч сторонников хаоса и распада. Хлеб эмиграции необычайно горек и чёрств. Есть от чего прийти в ужас и проявить предельную прыть.

А всё началось с самого невинного документа — подписания единого налогового и гражданского кодексов. Вроде никакого риска нет. Но белорусская оппозиция прямо говорит: задача схватить сыр в мышеловке и уцелеть — для Лукашенко чрезвычайно опасная. Понимая при этом, что их собственный сыр в виде грантов на сто процентов после этого выпадет из их ртов.

Оппозиция кричит: унификация налогового и гражданского кодексов привяжет белорусскую экономику к российской. Или российскую к белорусской. В общем, свяжет их воедино. Со всеми последующими наднациональными органами власти. И потому белорусские сепаратисты угрожают Лукашенко утратой институционального суверенитета страны.

Минск

На самом деле, это — чушь: обе страны в равной мере ограничивают свой суверенитет, подчиняясь общим законам. Ведь возникает новая страна. Россиянам и белорусам, ещё вчера жившим в общем едином государстве, это видится как раз благом.

Они помнят, как, кроме союзного правительства, существовали ещё и свои, республиканские. Свои Верховные Советы. И никак это не мешало распределять полномочия и жить в общем политическом пространстве. Это и называется «федерация». Именно в СССР, как говорит официальная белорусская идеология, Белоруссия и стала впервые государством.

Два человека, мужчина и женщина, совершенно суверенны, до тех пор, пока не решат вступить в брак. Создав семью, они жертвуют своим суверенитетом в пользу друг друга. И им в голову не придёт от этого страдать. Наоборот, они будут страдать, если этого не сделают. Тогда не будет семьи.

Белорусские сепаратисты — это сторонники бездетности и уничтожения семьи как института в отношениях России и Белоруссии. Они требуют права «ходить налево» при совместном проживании и общем бюджете. И даже при общих детях. Причём права этого они требуют лишь для Белоруссии. России в этом праве напрочь отказано.

Что и говорить, извращённое понимание счастья. Но у извращенцев своя логика и своя система ценностей. На то они и извращенцы.

Владимир Путин и Александр Лукашенко в ходе посещения Коневского Рождество-Богородичного монастыря. 17 − 19 июля 2019 года, Ленинградская область, остров Коневец
Владимир Путин и Александр Лукашенко в ходе посещения Коневского Рождество-Богородичного монастыря. 17 − 19 июля 2019 года, Ленинградская область, остров Коневец
Kremlin.ru

Если состоится подписание документов об унификации налогового и гражданского кодексов, то при всём сохранении внешних атрибутов институционального суверенитета двух стран начнётся реальный процесс их взаимоинтеграции снизу. Закончится всё это реальной федерацией. Нельзя быть чуть-чуть беременной. Если вы объединяете принципы хозяйственной практики, создание общих органов власти для вас — лишь вопрос времени.

Лукашенко, на самом деле, вовсе не против всего этого, в принципе. Его интересует лишь одно: а где тут его место, среди этого общего рывка навстречу друг другу. Когда сливаются корпорации, возникает новая мощная монополия. Она переворачивает рынок и захватывает на нём власть. Уверен, в России есть ответ и на этот вопрос белорусского лидера. Переговоры 20 декабря не за горами, еще есть время все спокойно согласовать к взаимовыгодному решению на благо народов наших стран.

А потом дать этот же шанс и русским Украины. Они будут только «за» убежать из этого зеленого гадюшника без всяких перспектив к нормальной человеческой жизни.

Александр Халдей

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *