Как нам поступить с Софией Ротару, Лаймой Вайкуле, Нино Катамадзе и остальными?

В России обсуждается идея запрета на гастроли тех артистов, кто допускает в ее отношении недружественные действия. Речь в данном случае идет, в первую очередь, о Софии Ротару, которая решила возобновить свои заработки в РФ.

Логика ясна, но есть проблема − так мы встанем на один уровень с Украиной и Грузией, а ведь решить эту моральную дилемму можно гораздо изящнее.

Гастрольную деятельность Софии Ротару страна обсуждает вот уже неделю, как будто до сих пор живем во времена СССР. Только основа у этой дискуссии не музыкальная, а сугубо финансовая – плюс некоторый налет патриотизма.

Около года назад концертный директор певицы объявил, что Ротару завязывает с концертами в России. «Она не будет ни в каких программах в Москве сниматься в этом году. Ни в «Песне года», ни в «Золотом граммофоне» – нигде!.. Ну как почему? Во-первых, здоровье. Во-вторых, вы ж знаете, какие события происходят между Украиной и Россией? Границы закрыты, военное положение», – отрезал Игорь Курилев.

Спустя год ситуация переменилась – не в отношениях России и Украины, но в отношении Ротару к ним. Согласно информации в СМИ, певица поучаствует и в «Песне года», и в фестивале «Легенды Ретро FM», и вообще прощупывает сейчас возможность новогоднего чеса по элитным корпоративам. Видимо, здоровье окрепло, но деньги закончились.

Тут же кто-то «вспомнил», что героиня Украины (с 2002 года) часть своих гонораров отдавала «на нужды АТО». Новый концертный директор это категорически опроверг (во что легко верится, лишних денег нет даже у Ротару), однако «осадок остался»: в адрес певицы было высказано много нелицеприятного, после чего прозвучали термины «заказ» и «травля».

Отметились даже парламентарии. Кто-то (например, сенатор Алексей Пушков) заклеймил Ротару, а заодно Лайму Вайкуле и Нино Катамадзе. Его позиция такова: в России «устали от гастролеров, которые приезжают делать деньги», а «дома», в других странах, «клянут» Россию «почем зря».

Кто-то (например, депутат ГД Наталья Поклонская) заступился и за Ротару, и за Вайкуле с Катамадзе. Ее позиция сводится к тому, что черные списки для артистов – это поведение обиженного ребенка, а певцы и певицы «имеют право на любое мнение о политике, проводимой Россией, и о Крыме в том числе, не оскорбляя при этом выбор крымчан».

Не вмешиваясь в эту околопарламентскую дискуссию напрямую, разберем саму возможность составления черных списков для грузинских и украинских артистов. Но перед этим отделим зерна от плевел, то есть одних упомянутых певиц от других – это все довольно разные случаи, если рассматривать их в рамках кейса «не пустим русофобов на заработки».

Гражданка Латвии Лайма Вайкуле провинилась лишь тем, что отказалась выступать в Крыму до снятия с него санкций, объяснив это позицией своей родины. Запрещать ей за это гастроли по остальной России – означает превратить выступления в Крыму в «обязаловку» для иностранцев, а это как-то чересчур. Путь в Россию может пролегать через Крым, но все-таки не должен.

Нино Катамадзе называла Россию «оккупантом», параллельно признаваясь в любви к русским. Даже если мы не готовы принять ее любовь при такой постановке вопроса, она сама отказалась от концертов в РФ. Что именно мы в связи с этим потеряли, газета ВЗГЛЯД подробно разбирала в этом материале. Но как бы там ни было, нельзя «забанить» того, кто уже «самозабанился».

И, наконец, Ротару – с ней особая тонкость. Дело в том, что мы сами присоединили Софию Михайловну к России вместе со всем Крымом, так как певица жила и до сих пор живет на два дома, один из которых находится в Ялте.

Российское гражданство в связи с этим она получать не стала, но отлучить ее от России означает отлучить от собственного дома, а это уже по-свински.

По большому счету все эти черные списки и «бан-листы» для артистов – давно устаревшая и глубоко порочная практика, ныне принятая на Украине ввиду того, что эта страна как будто принципиально перенимает все устаревшее и порочное, а в последнее время докатилась даже до практик, описанных в антиутопии Оруэлла «1984».

Цель этих практик – борьба со всем русскоязычным и потакание собственным национальным комплексам. А такой державе, как Россия, разумеется, не к лицу брать пример с закомплексованной, обозленной, мелочной Украины с ее культурным и языковым авторитаризмом. Мы как минимум выше этого.

Однако можно понять и тех, кого украинские и грузинские заработки на нас, врагах и оккупантах, откровенно раздражают. Не слишком ли часто мы подставляем другую щеку, параллельно разрешая залезть к себе в карман? Положим, АТО Ротару не финансирует, но кто-то же финансирует.

Например, один популярный украинский артист, получая гонорары в РФ, именно этим и занимался – спонсировал «патриотов» и прочих нациков у линии фронта в Донбассе. Еще тогда ему это предлагали запретить, да не успели – артист неожиданно для всех избрался президентом Украины и зарабатывает теперь немного другим.

Но главное в том, что между позициями «пущать» и «не пущать» существует компромисс, и этот компромисс, в общем-то, очевиден. Российские гастроли украинцев и грузин нужны прежде всего им самим: здесь их слушатель, их рынок, их доходы, которых в Грузии и на Украине не будет никогда – сопоставление наших экономик имеет наглядный и безжалостный эффект. Понимая это, тех из них, кто финансирует боевые действия против наших сограждан или, скажем так, не чужих нам людей, действительно можно заносить в какой-нибудь список, приняв на этот счет специальный закон и назначив комиссию для оценки русофобских выпадов по шкале от 1 до 10.

Поскольку мы является не закомплексованной страной-неудачником, но огромной державой с щедрою душой, запрещать выступления таких артистов не стоит – пусть кто хочет, тот за них и платит. Однако к ним допустимо применять специальный налоговый режим, четко прописав дальнейшее направление для средств, собранных с гастролеров.

Например, треть от суммы, полученной тем или иным русофобом за выступления в России, можно направлять в фонд помощи ветеранам Минобороны или на программу патриотического воспитания молодежи (разумеется, российской молодежи).

Назовем это штрафом за русофобию – и компенсируем с его помощью наш «патриотический ущерб», пускай даже и мнимый.

Разумеется, средства можно направлять куда угодно – хоть в хосписы, хоть в «Союзмультфильм». Однако логичнее и разумнее использовать принцип «зеркальности». Тогда для каждого русофоба заработок за счет России будет означать финансирование российской армии и российской патриотической идеи. И пусть потом объясняется с пассионарными жителями Львова и Кахетии: как же оно так вышло и почему их преданность национальной идее не прошла проверку рублем.

Принцип свободы слова и творчества в этом случае окажется соблюден – ведь мы, как уже было сказано выше, не украинцы. Но увильнуть от штрафа за русофобию невозможно – вся бухгалтерия в этом случае находится на нашей стороне.

А если условия покажутся неприемлемыми, возможно, стоит остаться дома и отказаться от своей доли заработка на «агрессорах» и «оккупантах». Так будет гораздо честнее, а честность всегда ценится по обе стороны фронта.

Станислав Борзяков

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *