Как прагматичный Лукашенко смог так просчитаться?

Из братской Белоруссии приходят крайне тревожные сообщения о распространении COVID-19. Число зарегистрированных там заражённых этим вирусом уже достигло 17 тыс. человек, притом что т. н. бессимптомных носителей, в отличие от России, в Белоруссии в официальную статистику вообще не включают, а их по опыту насчитывается по крайней мере ещё столько же.

Страна уже обошла по этому показателю значительно более населенные соседние Украину и Польшу и со дня на день неминуемо превзойдёт Швецию (около 22 тыс. больных), с которой Минск, единственный в Европе, и скопировал свою «некарантинную модель».

Кстати, в Стокгольме многие специалисты недовольны проводимой властями политикой выработки «коллективного иммунитета» среди населения, указывая, что жертвы слишком велики (уже свыше 2,5 тыс. умерших). Указывается, например, что шведский показатель смертности от COVID-19 в разы превышает показатели других скандинавских государств и Германии (12% против 3-5%). А главный идеолог «шведского пути» вирусолог Андерс Тегнелл уже говорит о своей неуверенности в том, что отказ от карантина был правильной стратегией.

При этом у Швеции, безусловно, имеются гораздо более значительные ресурсы, чем у Белоруссии. Попытка следовать за шведами может привести Минск к катастрофе. ВОЗ буквально ультимативно требует от Белоруссии ввести повышенные меры контроля, а ЕС отказал белорусам в предоставлении помощи в размере 60 млн евро на борьбу с пандемией из-за несоблюдения карантинных мер. Постоянный координатор ООН в Беларуси И. Казана-Вишневецкая в беспрецедентном видеообращении «к властям и гражданам Беларуси» констатировала, что количество инфицированных коронавирусом в ней растёт в геометрической прогрессии и в стране наблюдается «эволюция вспышки» COVID-19. Она говорит, что «сейчас настало время для неотложных и масштабных мер по ужесточению физического дистанцирования».

Этим пользуется белорусская оппозиция всех мастей, напрямую обвиняя А. Лукашенко в том, что он своим пренебрежением к вирусной угрозе «завёл страну в пропасть». Часть оппозиции цинично заявляет, что коронавирус пойдёт стране на благо, поскольку поможет «сменить руководство».

Зенон Позняк, например, говорит, что на самом деле в стране насчитывается уже около 150 тыс. инфицированных COVID-19 и около 1 тыс. умерших от него. Поддержку таким обвинениям и требованиям смены власти оказывают через свои мощные информканалы западные державы, которые Минск ещё недавно рассчитывал увидеть своими «друзьями». The Washington Post причисляет Лукашенко к «страусиному альянсу» (зарывают голову в песок. – Д.М.) отрицателей коронавируса.

Многие замеры показывают, что среди населения такие выступления против президента находят отзыв, как никогда прежде. По некоторым из этих замеров, доля убеждённых сторонников Лукашенко упала до совсем незначительных 9,3%.

Часть экспертов предсказывает, что, если белорусский лидер не перенесёт под тем или иным предлогом августовские президентские выборы, он вполне может их проиграть, если, конечно, ему не придётся покинуть свой пост раньше.

Однако как получилось, что довольно прагматичный Лукашенко вдруг оказался перед самой серьёзной угрозой потери власти за многие годы своего правления? Обычно он не любит рисковать. А тут поставил всё на одну карту, грозящую ему в случае неуспеха суровым проигрышем.

А. Лукашенко на Пасху 19 апреля в Ляденском монастыре

А. Лукашенко на Пасху 19 апреля в Ляденском монастыре

На Св. Пасху 19 апреля  Лукашенко, например, не будучи человеком особенно религиозным, поощрял верующих к посещению храмов и появился сам в Ляденском монастыре. Спустя несколько дней после пасхальных служб в Белоруссии зафиксировали скачок заболеваемости COVID-19 вдвое – с 400 случаев в день до более 800. А Ляденский монастырь, в котором побывал Лукашенко, теперь закрыт для посещения на карантин.

Сейчас белорусский президент усиленно готовится к проведению парада 9 мая, хотя ещё недавно он, будучи в Казахстане, заявлял, что «все прошедшие войны были чужими для белорусов».

Во всём этом ничего случайного нет. Мы наблюдаем переход «Игры с Лукой» на новый этап в новых условиях. Ведь не сам Лукашенко пришёл к выводу, что в коронавирусе нет ничего страшного и Белоруссия, в отличие от остального мира, легко с ним справится. Кто-то его в этом убедил. И убедил с очень определёнными политическими целями. Это были люди из ближайшего окружения президента, прекрасно осведомлённые о психологических особенностях патрона, тяжело отказывающегося от однажды сказанного им. Политолог белорусского происхождения Аркадий Мошес из Финского института международных отношений объясняет этот феномен так: Александр Лукашенко довольно предсказуем: «Один раз сказал, что будет делать, – так и делает. Мир может идти в тартарары, но он продолжает делать то, что обещал».

Группа, навязавшая президенту Белоруссии не очень подходящую в белорусских условиях «шведскую модель» борьбы с коронавирусом, в общем-то, хорошо известна. Белорусские эксперты указывают, что информационную «повестку» президента, а вместе с ним и страны в целом в последнее время всё больше формирует «семейный подряд» супругов Эйсмонт. 

Пресс-секретарь главы государства Наталья Эйсмонт, по образованию профессиональная актриса, делает это в личном общении с ним и имеет на него «наибольшее влияние» из всего окружения. А её муж Иван Эйсмонт, в прошлом милиционер, возглавляя государственную Белтелерадиокомпанию, транслирует соответствующую позицию на всю Белоруссию. В частности, по комментариям Н. Эйсмонт в связи с негативной реакцией на заявление Лукашенко о «чужих для белорусов войнах», видно, что и содержательно, и стилистически именно она является его почти «эксклюзивным» автором.

Иван и Наталья Эйсмонт

Иван и Наталья Эйсмонт

По каким-то им одним до конца ведомым причинам супруги Эйсмонт и стали главными пропагандистами принятия для Белоруссии «шведской модели» решения проблемы коронавируса.

Н. Эйсмонт с «повесткой дня» для президента

Н. Эйсмонт с «повесткой дня» для президента

Н. Эйсмонт как некое достижение преподносит тот факт, что Лукашенко до сих пор не делал никакого теста на коронавирус: дескать, смотрите, какой он мужественный. На самом деле таким заявлением пресс-секретарь подставляет президента во всех смыслах. В мире подобное поведение едва ли признают ответственным, а кроме того, вирус –  враг коварный. Он может найти свою жертву совершенно внезапно. Окружение, если оно печётся о благе главы государства, должно настоять на тестах, а не поощрять провоцирующими высказываниями отказ от них.

Безусловно, эта супружеская пара не действует самостоятельно. За ней угадывается такой обласканный Госдепартаментом США и Фондом Сороса кит белорусской политической сцены, как министр иностранных дел Владимир Макей. Именно он – главный выгодополучатель от любых проблем, возникающих у Лукашенко. Сотрудничающий с западными фондами белорусский политолог А. Шрайбман высказывает уверенность, что на смену Лукашенко «непременно придет человек из системы, близкий к нему». И все понимают, что на Западе в этой роли видят прежде всего Макея. Он вместе с подконтрольными ему аналитическими центрами активно снабжал президента оценками о вымышленности угрозы от коронавируса и эффективности «шведского пути». Макей даже провёл с министром иностранных дел Швеции Анн Линде телефонные переговоры по обмену опытом и «солидарным подходам» в борьбе с эпидемией.

В. Макей

В. Макей

Но не рискуют ли сами Макей и его команда?  Им, видимо, представляется, что едва ли, поэтому они и пошли ва-банк.

В самом деле, если каким-то чудом внушенная им президенту стратегия сработает, то, несомненно, это будет означать и полную аппаратную победу Макея. Из серого кардинала он превратится в реального лидера страны при номинальном главе государства, избавиться от которого будет не так уж и сложно при первом же подходящем случае.

Однако, если даже проводимая линия провалится и страну охватят оппозиционные протесты, Макей ничего не теряет. В нужный момент, когда речь может зайти о смене режима, западные покровители белорусской оппозиции подскажут ей, кто должен возглавить страну. Пока в этой роли они видят преимущественно именно Макея.

Есть и третий вариант, когда, пройдя через серьезные испытания, Лукашенко продемонстрирует свойственные ему способности к выживанию и удержится у власти. Тогда он может захотеть наказать виноватых. В этом случае Макея будут защищать американцы, связывая сохранение им своего поста с предоставлением Минску необходимых финансовых средств.

Но если Лукашенко в конечном счете осознает всю глубину и каверзность закрученной против него интриги, указанного давления может оказаться и недостаточно.

Дмитрий Минин

Суздальцев: Лукашенко хочет быстро заразить 2 миллиона человек


И таким образом проскочить пандемию. Победу над заразой он сделает своим подвигом. Но если ничего не получится, Лукашенко превратится в убийцу своего народа, считает российский политолог Андрей Суздальцев.

Глава Беларуси Александр Лукашенко утверждает, что система здравоохранения его страны справляется с коронавирусом без особых проблем. Отменять парад Победы на 9 мая из-за заразы в Беларуси не планируют. Члены правительства, как и сам Лукашенко, проводят заседания без масок и вообще всячески демонстрируют свое презрение опасности. Лукашенко даже тест на коронавирус демонстративно не делает.

Хотя, по некоторым данным, за его здоровьем все же тщательно следят. Между тем, в ВОЗ заявили, что коронавирус в Беларуси распространяется быстрее, чем в соседних странах. Почему Лукашенко делает вид, что ничего страшного не происходит, «МК» спросил у политолога Андрея Суздальцев.

— Лукашенко прекрасно понимает опасность коронавируса. Его президентский дворец, который чисто по ошибке назвали Дворцом независимости, всегда очень тщательно готовят к любым встречам. Он сам, и все, кто находится с ним в контакте, ежедневно делают тесты на COVID-19.  

Но все равно коронавирус идет за ним по пятам. Например, приехал он в монастырь на Пасху, а теперь оттуда пачками забирают монахов. Кроме того, говорят, что младший сын Лукашенко Николай сдал положительный тест на коронавирус.

Лукашенко демонстративно не надевает маску, потому что хочет доказать всем свою смелость, но формат субботника при этом выбрал максимально безопасный: в чистом поле, хотя и в окружении своего гарема. Ну вот любит президент Белоруссии обниматься с девушками, ради них сделали исключение.

— А парад почему отменять не стали?

— Это чистая политика, но решение не имеет никакого отношения к памяти народа. Не так давно Лукашенко вообще заявил, что войны, которые прокатывались через Беларусь, не являются ее войнами. То есть Великая Отечественная война не про него. Соответствующий подход разделяет большая часть правящей элиты республики. 

А теперь Лукашенко, видите ли, передумал. Если он хочет почтить память погибших, то уместнее было бы провести крестный ход или организовать Бессмертный полк, но ни того, ни другого он делать не собирается. Больше того, Бессмертный полк его раздражает, потому что у президента России Владимира Путина есть воевавшие предки, а у Лукашенко их нет.

Но главное, что проведенный парад Победы может принести ему множество политических очков. Фактически Минск будет позиционироваться как единственный наследник победы Советского Союза. В условиях 75-летнего юбилея Победы это будет очень символичным знаком. Лукашенко превращается в идейного лидера всего постсоветского пространства.

Он, по сути, превращается в официального наследника Победы, потому что только он будет отмечать 75-летие победы над Германией. Конечно, он не мог отказаться от такой возможности в преддверии президентских выборов, да еще и на волне коронавируса…

Но у Беларуси сейчас очень плохой имидж на международной арене из-за того, как Лукашенко борется с пандемией. В результате планы Лукашенко могут быть сорваны. Зарубежные СМИ могут расценить массовый парад как сумасшествие. Одно дело — проявлять уважение к погибшим, и совсем другое — уважать тех, кто живет сейчас.

— И все-таки почему Лукашенко не может одеть маску, публично сделать тест на коронавирус? Это ведь не карантин вводить, а просто демонстрация ответственного подхода.

— Кто-то рассказал Лукашенко, что нужно развивать массовый иммунитет. Поэтому он выступает против ношения маски, всячески пытается собрать людей вместе и так далее. Он даже рестораны закрывать не стал. 

Это шведско-английский формат, в Англии уже ужаснулись возможным последствиям и перешли к карантину, а Лукашенко по традиции уперся.

Кроме того, в Беларуси просто нет ресурсов на полноценный карантин. Около 82% экономики – это государственный сектор, соответственно людям придется платить за сидение дома. При этом нефть обесценилась, и спекулировать на ней уже не получится, а это был главный источник дохода Беларуси.

Лукашенко хочет быстро заразить около 2 миллионов человек и таким образом проскочить пандемию. Победу над заразой он сделает своим подвигом, за счет которого легитимирует переизбрание. Но если ничего не получится, Лукашенко превратится в убийцу своего народа.

Артур Аваков

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *