Крым спрятали под невидимым куполом: Путин выигрывает в игре «верю – не верю»

Тысячи гектаров защищенной территории, ослепление боевых самолетов, вывод из строя крылатых ракет и беспилотников — за последние несколько лет Россия разместила мощные системы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) во всех регионах, вызывающих повышенный интерес вероятного противника. В том числе в Крыму — корабли и самолеты Североатлантического альянса раз за разом приближаются к полуострову под предлогом различных учений.

Защитный купол

Как утверждают в силовых структурах Крыма, корабли НАТО не способны вести разведку побережья из-за эффективного противодействия средств радиоэлектронной борьбы. Комплексы РЭБ не только выводят из строя разведывательную аппаратуру, но и сбивают настройки навигационных систем кораблей. В результате на мониторах в штурманской рубке отображаются ложные координаты — экипаж полностью дезориентирован.

Российские предприятия создали десятки новых образцов техники радиоэлектронной борьбы. Один из самых продвинутых — комплекс «Красуха-4». К разработке этой широкодиапазонной станции мощных шумовых помех приступили еще в середине 1990-х. Первые версии были аналоговыми, следующее поколение — уже с цифровыми технологиями. В серийное производство «Красуху» отправили в начале 2010-х.

В открытых источниках информации об этом комплексе немного. Известно лишь, что он работает по целям в радиусе до нескольких сотен километров, буквально накрывая территорию невидимым колпаком, — глушит все источники радиоизлучения. Противодействует бортовым радарам ударной, разведывательной и беспилотной авиации. Перед «Красухой» беззащитны даже авиационные комплексы радиообнаружения и наведения «Авакс». Широкополосная станция активных помех эффективна против всех радиолокаторов современных разведывательных самолетов.

«Красуха» искажает навигационное поле и ослепляет высокоточное оружие противника. Учения показали, что после обработки сигналом комплекса РЭБ бомбардировщики уже не могут обнаруживать цели на земле и, соответственно, наводить на них оружие. Причем аппаратура действует и на сверхбольших высотах, глушит спутники в космосе.

Боевое применение

Новейшие комплексы обкатываются в реальной боевой обстановке в Сирии. «Красухи» не раз работали по беспилотникам террористов. По сообщениям западных СМИ, «Красухи» даже вывели из строя несколько американских истребителей пятого поколения F-22 и F-35, которые якобы случайно зашли в зону действия российских средств РЭБ.

Кроме того, такие системы участвовали в отражении массированных ракетных атак на Сирию с применением крылатых ракет «Томагавк». Несколько ракет в итоге попали в руки российских специалистов. В концерне «Радиоэлектронные технологии» тогда сообщили, что учтут информацию из трофейных «Томагавков» и разработают новые средства, которые перекроют все частотные оптические и радиотехнические диапазоны американских ракет.

Еще одна задача подразделений радиоэлектронной борьбы — противодействие разведывательным беспилотникам. В Крыму это особенно актуально: с Украины нередко залетают дроны. Правда, изготовлены они, как правило, кустарным методом из иностранных комплектующих. Большинство аппаратов удается принудить к посадке или приводнить, но некоторые приходится сбивать, в том числе из снайперского оружия. Принуждение к посадке подразумевает взаимодействие сил ПВО и РЭБ. Дрон сопровождают, ставят помехи и быстро расшифровывают программы управления.

При этом используют не только стационарные комплексы РЭБ, но и компактные, внешне напоминающие ружья. Так, переносной комплекс «Пищаль» лишает дроны навигации и связи. Вес — всего три килограмма, стреляет направленным сигналом на расстояние до двух километров. Аккумулятора хватает на час работы — одиночный стрелок сможет противостоять налету целой стаи беспилотников.

Невидимая самооборона

Российские инженеры намного опередили западных разработчиков и в области индивидуальной радиоэлектронной защиты бронетехники и летательных аппаратов. Новейшая система «Ртуть-БМ» обнаруживает снаряд еще на подлете и посылает навстречу сигнал большой мощности, из-за которого тот взрывается на безопасном расстоянии, не нанося никому урона.

Вертолеты армейской авиации располагают комплексами «Витебск». Цифровая станция активных помех подавляет оптические и радиоэлектронные сигналы радаров противника в широком диапазоне частот. Кроме того, «Витебск» обезвреживает ракеты с тепловой головкой самонаведения. Система формирует вокруг вертолета электронный купол и ослепляет ракеты лазерным прожектором.

К слову, базирующиеся в Крыму вертолеты при плановых вылетах обязательно включают бортовые станции радиоэлектронного подавления из-за возможных провокаций украинских военных. Российские силовики не исключают самовольный пуск зенитных ракет по вертолетам ВКС. Эти же станции, по отзывам российских летчиков, отлично себя зарекомендовали в Сирии, где очень высока вероятность обстрела вертолетов с земли из переносных зенитных комплексов.

Боевые самолеты ВКС России также надежно защищены. Например, у всех истребителей-бомбардировщиков Су-34 есть бортовой комплекс «Хибины», делающий самолет практически невидимым для радаров противника. В итоге живучесть Су-34 повышается не менее чем в 25 раз.

РИА Новости

Подводные страхи США: Путин выигрывает у Трампа в игре «верю — не верю»

Признаем, в России нет авианосных групп. По большому счету нет и самих авианосцев, ремонтируемый «Адмирал Кузнецов» не в счет — один в море не воин. Исторически сложилось, что основу мощи флота у нас составляют именно атомные подводные лодки. Подобная военно-морская доктрина дала свои результаты — Россия способна достойно присутствовать в Мировом океане и держать в «тонусе» своих вероятных противников, в первую очередь США. Ставка на подводные лодки оказалась правильным решением. Они дешевле в производстве, а по своей боевой эффективности не уступают авианосцам.

Вспоминается анекдот про то, как президенты Владимир Путин и Дональд Трамп играли в «верю — не верю». Путин: «Вот вы верите, что российские подводные лодки находятся в Мексиканском заливе, между Кубой и США?». Трамп: «Нет, не верю». Путин: «А они там есть. Один — ноль». Трамп: «А вы верите, что американские лодки находятся в Мексиканском заливе?». Путин: «Да, верю». Трамп: «Ха-ха, а их там нет! Один — один!». Путин: «Да, ничья. Но я-то выигрываю!». Как во всякой шутке здесь есть и доля истины — подводный флот России сейчас действительно контролирует значительную часть Мирового океана, в том числе и у берегов США. Это не элемент устрашения или проявление агрессии — это силы сдерживания, с которыми приходится считаться.

Для военных обозревателей американских СМИ тема российских подводных лодок одна из самых любимых, причем подаются они именно как страшилки. Вот недавно популярное издание The National Interest задалось целью выяснить основные причины того, почему Россия делает ставку на подводные лодки и отказывается от авианесущих кораблей. В военном обозрении отмечается, что Россия вкладывает существенные средства в создание АПЛ, в том числе новых классов, практически не снижая расходов «на фоне обширного экономического кризиса». «Русские продолжают инвестировать в исследования, разработку и производство очень эффективных подводных лодок, которые являются нашим самым действенным противником», — цитирует CNN слова экс-командующего военно-морскими силами США в Европе и Африке (6-й флот ВМС США в Средиземном море) адмирала Джеймса Фогго.

Вспоминают американцы в своих военных обозрениях и уже давнюю историю (2017 год), когда российская подводная лодка «Краснодар» (дизель-электрическая подводная лодка проекта 636.3 «Варшавянка») обыграла в «кошки-мышки» американский авианосец и беспрепятственно нанесла ракетный удар «Калибрами» по террористам в Сирии. Тогда за российской подлодкой безуспешно гонялся в Средиземном море авианосец ВМС США «Джордж Буш» (George H.W. Bush), однако «Краснодар» успешно уходил от слежки. The Wall Street Journal отмечает, что российские субмарины подобного класса вооруженные крылатыми ракетами сами представляют угрозу для авианосцев США и способны их уничтожить.

Ранее военный обозреватель National Interest Себастьян Роблин утверждал, что российские подводные лодки класса «Акула» (тяжелые ракетные подводные крейсеры стратегического назначения проекта 941, самые большие в мире АПЛ) «вселяют страх» в ВМС США с 1980-х годов до наших дней. Тут, конечно, американцы, как говорится, перегнули палку — в ВМФ РФ на ходу сейчас только одна подлодка такого класса «Дмитрий Донской». Ещё две — «Архангельск» и «Северсталь», собираются отремонтировать, переоборудовать и оснастить 200 крылатыми ракетами. В большей степени сейчас востребованы современные атомные подводные лодки проекта 885 М «Ясень», проекта 995А «Борей» и уже упомянутая дизель-электрическая «Варшавянка», прозванная за свою бесшумность «черной дырой».

Любят в США обсуждать и тему последствий удара российского подводного крейсера типа «Борей» (по классификации НАТО SSBN «Borei») ракетами «Булава». Американский портал We Are The Mighty («Мы — могущественные») смоделировал ситуацию с одной только российской субмариной «Юрий Долгорукий», которая даже находясь к западу от Гавайев, может атаковать Нью-Йорк. Компьютеризированные янки даже высчитали наилучшую позицию для запуска ракет, способных преодолевать 9 тысяч километров (если точно — 9 300 000), местом которой оказался Мексиканский залив. «Хищник медленно поднимается из глубин Мексиканского залива, как Годзилла, но еще более разрушительный и смертоносный», — пугает американцев портал.

Оттуда «Борей», действительно, сможет поразить все важные военные и коммуникационные центры на территории США. Отмечается, что каждая из баллистических ракет несет по шесть разделяемых боевых блоков мощностью свыше сотни килотонн, 96 боеголовок способны достигнуть десятки американских городов и военных объектов. Их суммарная мощность в более чем 9 тысяч килотонн уничтожит сотни тысяч людей, десятки ядерных бомбардировщиков, подводных лодок и ракет, ограничив американские возможности реагирования. И все это — с одной только российской подводной лодки. Ну, как тут не испугаться?

Следует напомнить, что ядерная доктрина РФ не предполагает право первого удара, а вероятность превентивного удара исключает использование ядерных боеголовок. В чем американцы точно не ошаются, так это в боевых возможностях российского подводного флота. И тех же АПЛ проекта «Борей» в России, помимо устрашающего «Дмитрия Долгорукого» есть еще «Александр Невский», «Владимир Мономах». Готовится к принятию на вооружение в составе Северного флота ВМФ РФ «Князь Владимир». Готовится к спуску на воду «Князь Олег», строятся «Генералиссимус Суворов», «Император Александр III» и «Князь Пожарский». Подписаны контракты по закладке «Маршала Рокоссовского» и «Маршала Жукова».

Можно утверждать, что в нынешнем состоянии российский подводный флот вышел на уровень полноценного дежурства в Мировом океане. И слова Главкома ВМФ о «поднятии планки» до советского ВМФ по уровню присутствия российских АПЛ во всех частях света может свидетельствовать, что одномоментно в море находится порядка 10−15 атомоходов. Каждый из которых способен решать самостоятельные задачи по сдерживанию агрессии стран вероятного противника. А при необходимости и уничтожить все источники этой агрессии.

С выходом на общую длительность походов российских подлодок в 3000 суток Россия может с полным правом констатировать восстановление своей стратегической ядерной триады. Почти 30 лет американцы господствовали в морских глубинах, но теперь это время уходит. Почему это важно? Потому что использование подводной компоненты сил ядерного сдерживания служит наиболее веским аргументом в стратегическом военном планировании. Здесь существует парадокс: атомный подводный ракетоносный флот решает стратегические задачи. Но основой действия подводных морских сил является тактика. То есть осуществление постоянного патрулирования заданных районов и Мексиканский залив здесь не исключение. Так что Путин при счёте «один — один» действительно выигрывает.

Нужно, конечно, учитывать, что и американцы не лыком шиты — постоянно держат на патрулировании до 77 процентов своих ПЛАРБ. С учётом среднего срока их пребывания в патруле составляет 72−90 суток и в год они делают в общей сложности свыше 30 патрульных рейсов, можно говорить, что в каждый момент времени до 10 американских атомных подлодок находятся на дежурстве. Причем четыре из них (две в Тихом океане и две в Атлантике) находятся в состоянии боевой готовности для нанесения ударов по назначенным целям — России и Китаю. Теперь, когда российский подводный флот достиг советского уровня оперативного присутствия на морях и океанах, американцам скучно не будет.

Сергей Удальцов

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *