Лукашенко: Задание на весну 2020. Изоляция.

Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко 20 марта 2020 г. продемонстрировал, что проблемы экономики он все-таки понимает. В частности, он выучил слово «волатильность», что, безусловно очень обнадеживает…

«Не хочу быть банальным, просто выскажу свое мнение. Что касается финансово-экономического кризиса, мы уже туда одной ногой вступили. А сейчас, поскольку волатильность и колебания по всем направлениям очень высокие, пытаемся эту ногу вернуть на место. В чем главный вопрос: удастся нам обратно эту ногу вернуть и рядом поставить или же мы туда и вторую ногу всунем?».  Итак,  белорусский президент сам признал, что Беларусь топчется на экономическом болоте…

Кризис есть, денег нет

    А. Лукашенко и его поведение являются почти идеальным индикатором состояния белорусской экономики в целом и финансовой сферы в частности. К примеру, в понедельник 16 марта 2020 г. белорусский президент в своем традиционном крайне невыдержанном стиле посчитал возможным критиковать российские власти за закрытие границы с РБ, но уже со вторника ни на одном из многочисленных совещаний, проходивших до 19 марта, А. Лукашенко, не позволял себе каких-либо брутальных выпадов в адрес Москвы.  Причина наступившей паузы в потоке оскорблений в адрес России проста: в российском министерстве финансов в Москве появились «ходоки» из Минска. Тема бесед (переговоров не было) была традиционная – Минску нужны деньги. Причем, когда деньги понадобились, чиновников из Минска не смогла остановить даже закрытая граница (Шутка: скорее всего у белорусских «ходоков» были дипломатические паспорта).

    А. Лукашенко, как всегда, остался без денег. При этом не стоит иметь надежд на золотовалютные резервы РБ. Прекрасно известно, что белорусские ЗВР – еще один миф, так как складывается в том числе и из кредитов.

    Отсутствие денег — обычный для «хозяйственного» белорусского президента факт и его можно было бы как-то еще пережить, если бы впереди у А. Лукашенко не было вынужденной необходимости легитимизации его шестого президентского срока. Рисковать с «выборами» на руинах белорусской экономики все-таки рискованно. Потому-то в середине завершающей недели белорусский президент как-то примолк…

    Но уже в пятницу, 20 марта, А. Лукашенко вернулся в привычный для себя антироссийский украинский формат, что косвенно подтверждает уже московское мнение: кредит на перекредитование пока не просматривается, хотя Москва не отказывается от диалога по этой теме. Действительно, почему не поговорить в паузе между буфетом и перекуром на улице.

    Между тем на Беларусь неумолимо надвигается дефолт по внешнему долгу. В текущем году РБ должна выплатить 3 млрд. долларов США. Их нет. Однако, по твердому мнению, А. Лукашенко, «полыхающая коронавирусом» Россия должна и обязана кредитовать республику. Москва вообще, как считают в белорусском руководстве, очень много задолжала Минску.

    Но пока совещания с белорусским президентом идут своим чередом, в первый весенний месяц 2020 г. негативные явления в белорусской экономике буквально на глазах начинают вступать в разрушительный кризисный резонанс, стимулируемый с одной стороны социально-экономическими последствиями эпидемии коронавируса, включая изоляцию страны, а с другой — неумолимо надвигающимся финансовым кризисом.

    В 2019 году А. Лукашенко, столкнувшись с нежеланием Москвы выдать Минску для реструктуризации задолженности кредит в 800 млн. долларов США, нашел кредит в Китае. В 2020 г. такой возможности пока не просматривается… Впереди дефолт? Однако дефолт как-то не вписывается в сценарий выборов. Чтобы его избежать, необходимо найти валюту. Причем во что бы то ни стало…

    Но проблемы выстраивается в  «цепочку»:  простаивают основные белорусские «валютные цеха»: нефтехимия и калийная отрасль. Даже при наличии на мировом рынке огромных свободных объемов нефти по фантастически низким ценам, полная загрузка белорусских НПЗ  при отсутствии соответствующей логистики с юга и северо-запада остается проблематичной. Кроме того, не стоит забывать, что цены на нефтепродукты тоже падают, хотя и с задержкой. Спекуляция сырой нефтью тоже не имеет смысла. Без российской нефти не обойтись, что в принципе, возможно, так как нефтяные цены резко упали. 

    Не выручит и калий. Контракта с Китаем, после того, как в 2019 году белорусские калийщики, выдавливая из КНР «Уралкалий», обрушили китайский рынок, до сих пор нет. Не решены проблемы с поставкой калия и в Индию.

     На экспорте молока и мяса, т.е. за счет российского рынка, решить все финансовые проблемы у Минска тоже не получится. Для этого поставки придется утроить…

    Закрытие границы с Россией оставляет без заработка сотни тысяч граждан РБ. В приграничных районах Могилевской и Витебской области ситуация очень быстро приобретёт характер катастрофы, так как масса народу работали на предприятиях в соседних российских регионах. Белорусские власти ничем этим людям не помогут. 

    Остановится и та часть традиционной контрабандной деятельности, которой десятилетиями занимался белорусский малый бизнес и просто граждане Беларуси. К примеру, нелегальные табачные микрофабрики, работающие на белорусском табачном сырье и спрятанные в частном секторе Брянской, Псковской, Смоленской и Московской областей, сейчас лишились своего белорусского персонала. Осложнилась и доставка из РБ сырья для этих криминальных «заводиков».  

    Очень быстро почувствуют закрытие российской границы возникшая за последнее десятилетие в Беларуси отрасль казино и сопутствующих им услуг. Возникнут серьезные проблемы у белорусских санаториев. Уже «затормозил» свою деятельность белорусский транзитный хаб на базе столичного аэропорта. Можно считать эти «выпадающие» доходы небольшими, но зачастую они незаменимы, кормят сотни тысяч граждан РБ и вряд ли вообще восстановятся.

    Но по традиции, первыми индикаторами начавшего кризиса стали курсы валют. Именно они в очередной раз продемонстрировали связь белорусского рубля как с российским рублем, так и долларом США вместе с евро. Курсы «зашевелились», к обменным пунктам мгновенно выстроились очереди. Мировая экономика со всеми своими проблемами и  подорванная эпидемией коронавируса, буквально ломится в Беларусь.

Как быть, что делать?

    Кто и как будет в Беларуси противостоять надвигающейся катастрофе?  Белорусский президент? Но А. Лукашенко уже пытался в 2018-2019 годах решить проблему перекредитования, но безрезультатно, что уже освещалось выше. Попутно, белорусский президент два года пытался получить от России компенсацию за налоговый маневр в российской нефтедобыче и снизить до уровня Смоленска цену на российский газ и т.д. Все эти направления провалились. С 2018 года белорусский президент не решил с РФ ни одну им же поднятую проблему.

    Но в тоже время А. Лукашенко, учитывая формулу власти в РБ, постоянно сочиняет различного рода фантазии, призванные убедить белорусский политический класс и население республики в том, что он не просто эффективен в диалоге с Москвой, но вызывает у российского руководства какой-то мистический ужас, который в свою очередь заставляет Кремль идти на уступки. Иными словами, белорусский президент буквально навязывает себя республике, выдавая мифы, который он выдает буквально на ходу, за уступки Москвы.

    Классикой такого рода «сказок» стала знаменитая «февральская победа» над Москвой, провозглашенная 21 февраля текущего года. Тогда А. Лукашенко «приснилось», что Россия обязалась компенсировать Минску налоговый маневр. В тот момент белорусский президент так заврался, что сам поверил в собственный бред и в итоге, сам же и поразился такой «уступчивости» Москвы.  Смотреть на этот спектакль без слез было невозможно: человек живет в фантазиях и просто купается в них…

    Потом оказалось, что «февральскую победу» А. Лукашенко над В. Путиным «замотали и запутали» московские бояре и дьяки.  Иными словами,  «уступки» украли в закоулках Кремля – сюжет для мрачного детектива в средневековом стиле. 

Очередная «победа»

    21 марта 2020 г., ровно через месяц после «февральской победы» спектакль повторился. Собрав в субботу «рабочую группу» по добыче нефти, А. Лукашенко заявил: «Я поручал, чтобы рассмотрели новые предложения Российской Федерации по поставкам углеводородного сырья. Они поступили от россиян три дня назад. Я так понимаю, россияне полностью пошли на наши предложения по поставкам нефти?» .

    Фабула очередной сказки А. Лукашенко понятна. Во-первых, 11 марта во время своего визита в Москву С. Румас передал М. Мишустину белорусские предложения, учитывающие сложившиеся на мировом нефтяном рынке реалии.  Вопрос, естественно, в цене, так как старая схема «83% + премия» (01.01.2020) на фоне новых цен уже не актуальна. Об этом же говорили 21 марта два премьера по телефону, но А. Лукашенко поспешил подать данный диалог в качестве очередной «победы» — «россияне полностью пошли на наши предложения по поставкам нефти?». Иными словами, Россия «уступила». Это критично важно: А. Лукашенко «поставил Россию на колени» …  Впереди выборы.

    Во-вторых, очередное забегание вперед белорусского президента, как и 20 декабря 2019 г., на самом деле не лишено пропагандистского смысла. С одной стороны, «победа» все выходные «висит» в белорусском медиа пространстве и буквально навязывается белорусским телевидением гражданам республики. До понедельника, когда такого рода мифы, как правило, исчезают без следа, А. Лукашенко будет ходить «героем» и «победителем». Стоит обратить внимание, как тут же оживились проправительственные ресурсы в белорусском медиа пространстве: «батька надавил/продавил», «растоптал Путина», «наконец поставили зажравшуюся Москву на место» и т.д.

    С другой стороны, А. Лукашенко, который никогда не страдал от недостатка самомнения, считает, что Кремль рано или поздно обязательно смягчится, и чтобы его «союзник» не «терял лицо», все-таки какую-то уступку сделает. В общем, «давит» на жалость.

    Здесь мы касаемся очень тонкого аспекта взаимоотношений властей двух стран. Дело в том, что белорусский президент до настоящего времени уверен в том, что он имеет какой-то совершенно фантастический имидж и влияние на российский политический класс. Это феноменальное заблуждение, судя по косвенным признакам, А. Лукашенко навязывают белорусские «эксперты». 

    Но все-таки, возвращаясь к нефти, автор этих строк посоветовал бы обратить внимание заявление главы «Белнефтехима» А. Рыбакова, которое, конечно является прекрасным примеров классической и пустой демагогии на фоне фантазий президента, что, в принципе можно понять: Минск рассчитывает, что в рамках складывающегося на мировом нефтяном рынке очень низкого ценового порога проблемы в поставках российской нефти будут нивелированы. Именно об этих новых ценах, которые должны составить основу белорусского «пакета» предложений и говорил глава «Белнефтехима». «Пакета» еще нет, т.е. он еще не получен российской стороной. Иными словами, ситуация возвращается в декабрь 2019 г. — объемы нефти есть, Россия готова её поставить в Беларусь, осталось согласовать цены. Мелочь, конечно… Но вот только зимой эта «мелочь» вылилась в нефтяную войну.

    Но при этом Минск опять оказывается перед дилеммой: с учетом низких цен на нефть действительно можно с использованием нефтепровода «Дружба», т.е. российской нефтью загрузить белорусские НПЗ на 100% (американцы и поляки очень расстроятся!), но принесет ли это А. Лукашенко каких-либо существенных денег? С учетом упавших цен, в итоге может оказаться, что белорусская нефтехимия будет работать в «0», если вообще в убыток. Стоит ли овчинка выделки?

    И еще одно правило: одно дело, когда страна закупает дешевую нефть, и как следствие дешевые нефтепродукты для собственного использования, а другое дело, когда нефть выступает в роли сырья для переработки на НПЗ и продаже на мировом рынке неизбежно дешевеющих нефтепродуктов. Придется еще раз повторить, что Минску нужна не просто дешевая нефть, а нефть, которая радикально дешевле мировой цены. Белорусские СМИ об этом не говорят, так как заняты очередным празднование «победы» белорусского президента над Россией.

    Понимает ли все эти проблемы, включая нефтяные, белорусское руководство во главе с А. Лукашенко, который за неделю так и не дозвонился В. Путину (обещал в понедельник, 16 марта)? Очень сомнительно. Никакие антикризисные меры эти люди не только не примут, но даже не поймут их необходимость. В лучшем случае белорусское руководство, копируя Киев, будет имитировать активность и валить все беды, переживаемые республикой, включая эпидемию, на Россию.

Продолжение следует…

Андрей Суздальцев

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *