Нас ждет настоящее белорусское «холодное лето двадцатого года»

Начавшийся сбор подписей подтвердил властям самые худшие их опасения – народ готов голосовать за кого угодно, кроме действующего главы государства.

Как только в обществе обнаружился политический консенсус в отношении судьбы А. Лукашенко, люди, исходя из принципов «нас миллионы» и «всех не перевешаете», перестали бояться и пошли подписываться. Отзывчивость населения поражает — сбор подписей быстро приобрел характер электоральной эпидемии. Понятно, что активность населения крайне обеспокоило власти, которые не рискуя выставлять пикеты для сбора подписей за А. Лукашенко, фактически признали свое поражение. На этом фоне голосование, назначенное на 9 августа, вполне может приобрести протестный характер.

    Год назад мы могли наблюдать, как сорвался в штопор протестного голосования пятый президент Украины Петр Порошенко. Население южной соседки Беларуси голосовало по принципу «назло и вопреки». В итоге П. Порошенко не только потерпел разгромное поражение, но и оказался на украинском политическом поле в маргинальной «яме».

    Остановить протестное голосование почти невозможно, так как, как правило, все попытки властей вернуть себе симпатии электората в этом случае оказываются бесполезными. Более того, на конечном этапе протестное голосование буквально выжигает попытки легитимизировать подтасованный результат выборов.

    В первую очередь к протестному голосованию электорат Беларуси толкает политика А. Лукашенко в отношении эпидемии коронавираса, которая не оставила сомнений в неспособности белорусских властей противостоять как пандемии, так и любой другой угрозе, которая в этот неспокойный век может обрушиться на Беларусь. Особую ярость у белорусского населения вызвали попытки использовать эпидемию, вернее пиар на народной трагедии, когда А. Лукашенко уже объявил себя «победителем» вируса, в качестве основы для шестого президентского срока.

    Важным результатом развернувшейся в белорусском обществе критике политики А. Лукашенко в отношении эпидемии стал обнажившийся раскол белорусского общества на т.н. «людей телевизора» (автор позаимствовал этот термин), верящих официальной пропаганде, и «людей Интернета», относящихся с подозрением к победным реляциям А. Лукашенко и склонным самостоятельно принимать меры защиты и самосохранения от эпидемии. В дальнейшем, уже в конце апреля и мая текущего года «люди Интернета» составили ядро быстро формирующегося нового белорусского гражданского общества. Отметим, что в основном, это Минск – главная угроза власти А. Лукашенко. Между прочим, именно минчане бойкотировали парад от 9 мая. Мы внимательно наблюдаем за этим процессом и еще неоднократно к нему вернемся, так как видим в «людях Интернета» стержень протестного электората… 

    Необходимо напомнить, что в основе эпидемиологической политики А. Лукашенко лежала уверенность в том, что сформировавшийся на волне массового заражения граждан в республике коллективный иммунитет в итоге остановит пандемию, а подоспевшая вакцина завершит уничтожение коронавируса, что в итоге обернется победой белорусского президента, сделавшего в свою очередь ставку на сохранение экономики. Кроме того, потоком пошли уверения, что летом эпидемия остановится сама собой… Отсюда и призывы властей к участию в спортивных мероприятиях, субботниках, параде, прогулкам на свежем воздухе. Фактически А. Лукашенко выгонял народ из «тухлых» квартир, хотя народ стал при этом медленно, но системно умирать…

    Однако, реальность все равно оказалась на порядок сложнее и опаснее примитивный решений А. Лукашенко. Ни в одной из стран мира, переживающих эпидемию коронавируса, включая Швецию, где сознательно пожертвовали частью своего пожилого населения, так и не дождались появления пресловутого коллективного иммунитета. Так что А. Лукашенко, решивший, видимо, получить репутацию выдающегося вирусолога, совершил роковую ошибку, которую ему белорусский народ никогда не простит.

    Несмотря на то, что в ряде стран, включая Россию, идет тестирование различных вариантов вакцины, имеются серьезные сомнения, что, учитывая рост мутаций вируса, вакцина окончательно положит конец пандемии.  Поразительно то, что несмотря на мобилизацию в самых развитых странах мира лучших научных кадров и вложения в исследование десятков миллиардов долларов, в белорусском «экспертном» сообществе еще в апреле звучали надежды на то, что Минску удастся первому создать вакцину, что равносильно запуску на Марс белорусского космического корабля…

    Учитывая, что на прошлой неделе зараженность вирусом стала быстро расти в Бразилии и Индии – стран, где вечное лето, то надежды на ослабления пандемии в летние месяцы очень слабы.  

    Несмотря на то, что белорусскому телевидению эпидемия коронавируса «уже изрядно надоела» («Панорама», 29.05.20), в республике продолжается рост заболеваемости и ни на какое «плато» эпидемия в Беларуси не вышла.  Трудно понять, что будут делать белорусские власти со второй волной эпидемии, но в данном случае будем надеяться, что борьбу с этой прогнозируемой напастью  будет организовывать уже другой президент Республики Беларусь.

    Непосредственно с эпидемиологической политикой А. Лукашенко связан и провал в экономике. Только за первый квартал 2020 г. белорусская экономика «просела» на 7-10%, что соразмерно с падением в странах, которые в рамках карантина вообще не работали, включая Россию. Получается, что А. Лукашенко ошибся «в квадрате» — он не остановил эпидемию и заодно провалил экономику. В общем, загубил все, что мог…

    Более того, соседняя Россия не остается безучастной к экономической политике А. Лукашенко и постепенно и настойчиво лишает Минск последних надежд на возвращение дотационной системы. Только на прошлой неделе Москва закрыла свой рынок от ввоза белорусского бензина.  29 мая 2020 г. А. Миллер (Газпром) напомнил Минску о белорусской задолжности за поставленный газ, что является препятствием для переговоров о поставке газа в 2021 году: «Общая сумма белорусской задолженности за поставки российского газа на сегодня составляет 165,57 млн долларов. Сразу, как только будет полностью урегулирована задолженность, российская сторона будет готова назначить переговоры по условиям поставки газа с 1 января 2021 года». Об изменении цены на газ в текущем 2020 году и речи нет. Понятно, что А. Лукашенко будет сознательно наращивать долг перед Газпромом до 9 августа 2020 г.

    В немалой степени к протестному голосованию подталкивает и общая усталость от А. Лукашенко, который из президента давно превратился в царствующего императора, не знающего сомнений, уходящего от любой ответственности и демонстрирующий воинствующую неграмотность в сочетании с крайней невоспитанностью. В итоге от А. Лукашенко никто не ждет ничего хорошего. За белорусским президентом нет будущего, а к его «прожектам» давно привыкли и в них никто не верит.

    Но при этом, надо учитывать, что в белорусском обществе есть настроения и в поддержку нынешнего белорусского президента, которые в большей степени связаны с традиционным белорусским государственным национализмом, а скорее, частично с еще советским провинциальным патриотизмом, страстной верой, что «нам все завидуют» и «наши продукты – самые лучшие», а также «у нас чисто, а у вас грязно»… Под «крышу» такого рода настроений попадает и А. Лукашенко, но и здесь ему не очень уютно, так как часть белорусского народа применяет к нынешнему белорусского президенту известную политическую формулу Франклина Рузвельта (1939 г.) по отношению к диктатору Никарагуа Анастасио Сомосе: «Сомоса, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын».  Но все-таки, на подобного рода настроениях А. Лукашенко, очень тонко чувствующий свой народ, искусно играет. 

Предвыборная кампания

    Итак, перед нами 71 день белорусской предвыборной кампании, которая явно не вписывается в привычную колею по переизбранию А. Лукашенко на очередную пятилетку. Предварительно можно утверждать, что, пожалуй, впервые с 1994 году у белорусского народа появился шанс решать свою судьбу собственными силами и без какого-либо вмешательства со стороны Запада или Востока, так как прозападная белорусская оппозиция на выборах только обозначила свое присутствие, а Россия держит дистанцию, отгораживаясь от А. Лукашенко, как от политического коронавируса.

    При этом очень любопытно наблюдать, как белорусские правительственные СМИ днем с огнем ищут любые «следы», указывающие на связь нынешних конкурентов с российскими ведомствами, корпорациями или с самим Кремлем. Как говорится, и эти люди (белорусские власти и их верные медиа ресурсы) еще что-то хотят от России, более того, еще и требуют? Владимир Зеленский на их фоне смотрится едва ли не пророссийским лидером и сторонником «Русского мира».

    Мы, видимо, еще не раз вернемся к этому важнейшему феномену белорусского избирательной кампании 2020 года – отношение электората Беларуси к России. В любом случае мы можем наблюдать, что пророссийские заявления основных оппонентов А. Лукашенко население не пугают.

    Видимо, антироссийская компания, которая шла в Беларуси два десятилетия, а с 2014 года осуществлялась параллельно с политикой «белоруссизации», достигла в 2018-2020 гг. своего естественного предела, после которого властям оставалось или совершить геополитический поворот в украинском формате, или встречать «бумеранг» глобального недоверия и разочарования. Автор уже не раз обращал внимание на то, что А. Лукашенко своими склоками с Москвой в итоге смертельно испугал белорусское население, у которого, что не стоит забывать, исключительно развит инстинкт выживания.  В итоге, власти вместе с националистами сами себя загнали в тупик, антироссийский фактор стал играть против инициаторов русофобии, а Лукашенко обнаружил не только свою неэффективность, но и то, что он просто опасен для большинства граждан Беларуси.  

    Но нельзя не видеть и важный внутренний фактор, преуменьшать значение которого не стоит. В Беларуси нет элиты, как она понимается в XXI веке. Часть функций элитных кругов выполняет высшая и средняя номенклатура. Автор этих строк, сначала из года в год, а потому уже из десятилетия в десятилетие анализируя как российско-белорусские отношения, так и эволюцию белорусского политического режима, не раз отмечал, что власть А. Лукашенко очень слаба, она держится на предрассудках, мифах, угрозах, шантаже и национализме, но и её оппоненты еще слабее. При этом слабость режима А. Лукашенко никогда не являлось тайной для номенклатуры, которую подкармливали, совращали, на коррупцию которой смотрели сквозь пальцы, как и на появления внутри региональной номенклатуры местечковых семейных кланов.  Но когда главным оппонентом правящего режима стало явное большинство населения республики, то белорусскому государству, прежде всего аппарату, все-таки придется признать, что судьба власти А. Лукашенко решена.

    Даже если в результате каких-то манипуляцией белорусский президент объявит себя главой государства в шестой раз, это его не спасет. Оказавшись в экономической и политической блокаде, А. Лукашенко продержится максимум год-полтора. Но в любом случае для белорусской номенклатуры должен оставаться в приоритете принцип: «Лукашенки приходят и уходят, а белорусское государство остается». 

Этапы кампании

    Приходится повторить, что предвыборная кампания будет проходить на фоне эпидемии в формате жесткого противоборства, в ходе которого власти не будут стесняться в методах, чтобы попытаться выбить конкурентов из президентской гонки. Прежде всего, после 20 июня будет сделана попытка аннулировать подписи, собранные инициативными группами В. Бабариыко и В. Цепкало.

    В случае, если В. Бабарико и В. Цепкало все-таки получат удостоверения кандидатов (второй этап), то для их вытеснения из электоральной борьбы будут использоваться провокации, аресты, возбуждение уголовных дел. Не исключены попытки организовать покушения, автомобильные катастрофы, в багажниках автомобилей будут искать и даже находить оружие, наркотики. Нельзя исключать ликвидацию В. Бабарико и В. Цепкало в стиле убийства Геннадия Карпенко. На худой конец пригодится и коронавирус, как предлог, чтобы изолировать кандидатов…

    В случае, если противников А. Лукашенко с одной стороны не удастся снять с выборов, а с другой стороны рейтинги того же В. Бабарико или В. Цепкало будут на порядок выше, чем у нынешнего главы белорусского государства, то власти вступят в третий этап и попытаются сорвать выборы. Для срыва голосования могут быть созданы любые поводы – некое виртуальное «вторжение/агрессия/давление» со стороны России или даже Украины (в 2017 году кое-кто из белорусского «экспертного» сообщества пытался пугать Москву агрессией со стороны Киева), террористические акты и другие силовые меры.

    Причина столь радикального третьего этапа заключается в том, что, если у противников А. Лукашенко обнаружится подавляющее электоральное преимущество, что вряд ли власти отдадут процедуру подведения голосов в руки избирательных комиссий и ЦИКу. При всей преданности Лидии Ермошиной нынешней власти, утаить реальные результаты выборов вряд ли получится, так как в подсчете голосов примут участие тысячи людей и всех их проконтролировать при нынешних сложившихся условиях невозможно. Учитывая, что Беларусь все-таки современная страна, то нет сомнений, что списки всех членов комиссий с адресами будут немедленно распространены в Интернете.

    Это сейчас выставлен пост милиции возле дома в Минске, где проживает дама с низкой социальной ответственностью, принявшая активное участие в провокации против С. Тихановского в Гродно. После 9 августа, чтобы охранять всех членов избирательных комиссий, никакой милиции не хватит. Учитывая, что судя по всему, голосование 9 августа приобретет протестный характер, то в случае подтасовки итогов выборов, сотрудников избирательных комиссий выдадут рассвирепевшему народу, как расходный материал. Последствия для белорусских властей понятны и никакая ОДКБ, во главе с белорусско-украинским генералом, их не спасет.

    Так что белорусским властям, если два предыдущих этапа провалятся, ничего не останется, как вообще не допустить избирателей к выборам. Иными глазами, Беларусь ждет государственный переворот.

Государственный переворот

    В нормальной демократической обстановке А. Лукашенко победить не может. Можно сказать, что А. Лукашенко пересидел минимум лет десять. Существует только одно политическое условие, которое в создавшейся обстановке может предоставить А. Лукашенко возможность все-таки условно победить – полномасштабная политические и экономическая поддержка со стороны России, так как в любом случае, все три этапа противодействия А. Лукашенко отстранению его от власти не играют никакой роли без поддержки Москвы. Но А. Лукашенко потерял доверие Кремля.

    Парадокс в том, что вообще-то, никакой переворот тоже не поможет, так как после третьего этапа ни о какой белорусской государственности говорить не придется. В стране будет править даже не наивный и самовлюбленный А. Лукашенко, а хунта силовиков, пришедшая к власти в результате переворота в пользу нынешнего президента Беларуси. А. Лукашенко окажется в прямой зависимости от «больших погон» и, естественно, от России, если она решится поддержать переворот, что не факт.  Москве совершенно не нужно вешать себе на шею белорусского Пиночета со всеми новыми санкциями, которыми Запад оперативно наградит Москву за поддержку переворота в Минске.  Так что реакция РФ на срыв выборов (третий этап) играет в этом сценарии ключевую роль.  

Задание на лето 2020 г.

    Прежде всего стоит обратиться к прогнозам начала марта текущего года. Тогда автор этих строк утверждал, что политика А. Лукашенко в отношении эпидемии коронавируса гибельна, так как она вступает в противоречие с политикой Москвы: «Можно сказать, что А. Лукашенко ввязался в смертельно опасную игру. Москва, активно создавая современную инфраструктуру по борьбе с биологической агрессией, в этом случае оказывается естественным противником А. Лукашенко» — «Задание на весну 2020. Изоляция».  Как видим, прогноз полностью оправдался. А. Лукашенко, получив закрытую границу с Россией, вступил в информационное противоборство с Москвой. На фоне ежедневной телевизионной критики российской политики самоизоляции и карантинных мер, введенных в Москве и других российских городах, белорусский президент устроил крикливую кампанию за хождение по улицам, лечение водкой, баней, трактором и призывами идти в храм, на субботник и парад.

    В ответ диалог с Москвой оказался заморожен, что было предсказано в начале марта: «Москва не вступает в диалог с А. Лукашенко. Он считается не только недоговороспособным, но и недееспособным» (там же).  А. Лукашенко за весенний политический сезон не решил ни одну из поставленных задач, включая вопросы о ценообразовании на газ и реструктуризации ранее взятых кредитов. Нефтяную проблему снял глобальный нефтяной кризис, что, однако, не принесло Минску каких-либо существенных финансовых дивидендов.

    На входе в избирательную кампанию А. Лукашенко оказался «босый и голый». У него нет поддержки ни с Востока, ни с Запада. Причем, благодаря деятельности подпольщика В. Макея, А. Лукашенко уже не может стравить между собой геополитических противников, чтобы, как классический лимитроф, получить выгоды в форме продления своих президентских полномочий.  В итоге, нынешний белорусский президент рискует повторить судьбу приголубленного им экс-президента Киргизии К. Бакиева.

    Летом 2020 года у А. Лукашенко не будет «каникул».  Чтобы выжить, ему ничего не останется, как, делая самые невероятные обещания, буквально броситься к Москве. Понятно, по традиции белорусский президент в очередной раз попытается обмануть российское руководство. Визит в Москву 24 июня на Парад Победы, который, между прочим, по идее полностью аннулирует минский парад от 9 мая, будет использован для «последнего разговора» с В. Путиным.

    Но при этом А. Лукашенко должен будет доказать Москве, что он остается на белорусском политическом поле безальтернативным партнером. Но для этого нынешний белорусский президент должен не пустить на выборы своих реальных конкурентов. Круг замкнулся.

    Видимо нас ждет настоящее белорусское «холодное лето двадцатого года».    

А. Суздальцев, Москва, 31.05.2020

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *