Настоящая элита России: Камиль Хайруллин

В деревне Султаново Челябинской области долгие годы ничего не строили. А теперь щепки летят: ярко-желтые срубы готовы приютить семьи, решившиеся перебраться в глубинку и сделать все возможное для ее процветания. Это дело рук не местных управляющих, а петербургского предпринимателя — выходца из Султаново. Меценат уже потратил миллионы на развитие малой родины.

Из глубинки в большой город

Султаново — небольшая деревня в 80 километрах от Челябинска. Сколько людей здесь живет, затрудняются сказать сами местные: в теплое время года порядка 300 человек, в холодное — меньше двухсот. Раньше было больше — деревня процветала, работы в колхозе хватало на всех. В 90-х Султаново разделило судьбу многих сел: хозяйство разваливалось, молодежь бросилась в города.

Бывший житель Султаново 62-летний Камиль Хайруллин тепло вспоминает детство и юность, проведенные в деревне. Но он тоже в свое время уехал из родного края.

«В 1976-м призвали в армию. После службы отправился в Ленинград, окончил инженерно-экономический институт. Обзавелся семьей, обосновался. По сей день живу в Санкт-Петербурге, — говорит Хайруллин. — В 90-х ушел в строительство. Параллельно занимался коммерческой недвижимостью. В 2005 году стал одним из учредителей крупнейшего интернет-провайдера в Санкт-Петербурге. А в 2013-м решили с коллегами продать компанию. Бизнесом уже не занимаюсь, живу за счет пассивного дохода».

Ему удалось неплохо заработать. А свою деревню он никогда не забывал. «Взялся, можно сказать, за благотворительность, помогал нашему татаро-башкирскому движению. Например, оплачивал поездки детей в Петербург. А сейчас там и детей толком не осталось, возить некого, — переживает Хайруллин. — Когда мама была жива, часто бывал в Султаново. Сейчас стараюсь хотя бы раз в год — помянуть ее».

С возрастом он стал замечать, как деревня увядает. «Почему земля, которая вырастила меня и моих родных, должна просто так исчезнуть? Считаю, мои достижения — не только моя заслуга, но и в том числе гены предков. Все больше начал задумываться о том, как я могу помочь».

«Ничего не получится»

Весной 2018-го Камиль Хайруллин приехал в Султаново, собрал местных и объявил, что хочет возродить деревню. «На сходе было около 70 человек. Я даже не предполагал, насколько люди могут быть инертными. Большинство отреагировали «должным» образом: выслушали и проигнорировали. Некоторые напрямую сказали, что у меня «ничего не получится». Не без оснований — они ведь трудятся на земле, лучше знают, какие там проблемы. Но одну просьбу все же озвучили: найти фельдшера».

В первую очередь предприниматель организовал строительство одноэтажных бревенчатых домов. «Где взять фельдшера? Только привлекать со стороны. Соответственно, нужно обеспечить хорошим жильем, чтобы было комфортно, чтобы захотелось остаться — это главная цель».

Фельдшера нет до сих пор. «В прошлом году приехала женщина с детьми и супругом. А уже через пару месяцев отправилась в одну из деревень Челябинской области поближе к родителям». Пока в ФАП раз в неделю-две наведывается специалист из районной больницы.

Построили пять домов, шестой — в процессе. «Каждый обошелся в миллион-полтора рублей. Жилье со всеми удобствами: санузел, электрическое отопление, канализация, водонагреватель, водная скважина. Сдаем безвозмездно — семьям, переезжающим в Султаново, чтобы работать здесь. Пока заселили четыре дома», — объясняет благотворитель.

«Помогаю тем, кто готов вкалывать»

Надо поднимать сельское хозяйство. «Ищем фермеров. В мае прошлого года один приехал — с женой и двумя детьми. Я помог с переездом, обустройством фермы. Сейчас у него 20 коров. Конечно, этого мало, поголовье нужно увеличивать», — продолжает Хайруллин.

В Султаново ждут не всех. «Не хочу вкладываться в человека без знаний и какого-то начального капитала. Поймите правильно: я ведь не рай создаю на земле, а помогаю тем, кто готов вкалывать. Нужны люди, у которых хоть что-то есть за душой. К примеру, двадцать коз. При этом фермер обязательно должен быть заинтересован в том, чтобы их количество увеличилось до ста. Я же готов всячески помогать. Хотелось бы, чтобы приезжающие понимали, как развивать хозяйство, что для этого необходимо», — уточняет предприниматель.

Фермерское молоко идет на сыр — проблем со сбытом нет. «Поскольку Султаново находится в 80 километрах от Челябинска и 170 от Екатеринбурга, продавать только молоко неэффективно. Поэтому открыли сыроварню, — говорит Камиль. — Очень долго искали сыроваров. Сначала привлекал местных жителей. Оказалось, что наука эта совсем не простая, без специальных знаний не обойтись. В этом году к нам приехали специалисты из Екатеринбурга: один профессиональный сыровар с семьей и еще молодая пара — парень работает технологом, а девушка занимается продвижением. Живут они в тех самых новых домах. Еще недавно к процессу подключился наш самый младший сотрудник, ему всего девятнадцать».

На юного сыровара предприниматель возлагает большие надежды, поскольку он родился и вырос в Султаново: «Если с работой наладится, есть шанс, что он останется». Собеседник признается, что, хоть их продукцию и сравнивают с итальянскими шедеврами, прибыль пока небольшая. «Все силы направлены на то, чтобы наладить поставки».

Быт в деревне

В целом за месяц получается около 800 килограммов сыра. На это в день уходит 320 литров молока. В ассортименте — девять сортов. Стоимость — до полутора тысяч за килограмм. Сейчас вовсю строят новые помещения — будет возможность перерабатывать до полутора тонн молока.

«Раз в неделю из Султаново отправляется машина и развозит продукцию по магазинам, в том числе в Челябинск и Екатеринбург», — рассказывает РИА Новости Олеся Филипова.

Они с Романом перебрались в деревню из Екатеринбурга в декабре: «Нам по 28 лет. Рома работал технологом в частной сыроварне, а я на фрилансе. В Султаново увидели случайно его резюме и пригласили. Он хоть и не искал новую работу, но предложение очень заинтересовало».

Роман отвечает за рецептуру и оптимизацию технологий, контролирует созревание и хранение сыра. «И для меня нашлось дело — веду соцсети проекта, занимаюсь рекламой и пиаром», — добавляет девушка.

Молодая пара затрудняется ответить на вопрос, как долго они собираются прожить в Султаново. «Нам здесь все нравится, вовлечены в рабочий процесс с головой. Заинтересованы в том, что делаем, хотим развиваться, — говорит Олеся. — В бревенчатом доме из соснового бруса (40 квадратов) не холодно и не жарко — стены «дышат». А из окон открывается вид на озеро и лес. Молодежи здесь немного, тем не менее мы с Ромой не испытываем недостатка в общении».

«Поднять с колен»

Больше всего Камилю Хайруллину хочется, чтобы в Султаново подрастало новое поколение. «Здесь ведь и садик есть, и школа начальная. Вот только детей всего десять. Школу точно не закроют — будет работать, даже если один ученик останется. А вот с садом проблемы. Главная задача до сентября — найти три многодетные семьи!»

И уже есть некоторые успехи: несколько недель назад в Султаново заехала супружеская пара с четырьмя детьми. Глава семейства по образованию психолог, с нового учебного года будет работать в школе. А еще он увлекается музыкой — планирует организовать ансамбль. Репетировать можно в деревенском клубе.

Предприниматель готов вести переговоры с любым, кто готов применить свои опыт и знания на благо деревни. «Недавно общался с человеком, увлеченным технологией добычи топлива из биологического материала. Очень он меня заинтересовал. Надеюсь, и мы его».

Петербургский бизнесмен уже вложил в Султаново 30 миллионов рублей. Это в разы больше, чем выделяют из госбюджета. В год на все Муслюмовское сельское поселение, куда входит около десяти деревень, в том числе и Султаново, дают девять миллионов.

«Я хотел бы вложить миллион долларов. Тратиться можно бесконечно, это затягивает. Задача в другом — выстроить эффективное хозяйство. Хочу организовать рабочий процесс здесь так, чтобы от меня ничего не зависело. Село должно процветать», — подчеркивает Хайруллин.

Те дома, что сейчас сдаются безвозмездно, меценат не прочь и подарить: «Если человек годы жизни тратит на работу в Султаново и не собирается уезжать, почему бы и нет?»

На вопрос, не хочет ли он официально возглавить поселение, собеседник отмахивается: руководящая должность ему не интересна. И заверяет, что у него нет цели стать собственником всего этого хозяйства. Единственное желание — поднять Султаново на ноги.

Источник

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *