Нефтяной гроссмейстер: Россия жестко осадила Белоруссию в нефтяном вопросе

Нефтяным гроссмейстером себя возомнила Белоруссия. Так, премьер республики Сергей Румас заявил о намерении использовать падение цен на нефть в переговорах с Россией. В конце прошлой недели в Вене состоялась очередная встреча представителей стран ОПЕК+. К сожалению, стороны не сумели прийти к консенсусу в вопросе снижения уровня добычи нефти и продления уже существующего соглашения о сокращении, что спровоцировало резкое падение цен на «черное золото». Разумеется, некоторые страны решили использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу.

«Падение цен на нефть — это сегодня дополнительные возможности договориться с Российской Федерацией», — сказал Румас.

Что же, падение цен на нефть действительно приведет к снижению цен на российский ресурс для Белоруссии. Однако, как верно заметил директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, в этом нет ничего необычного.

«Мы не отрицаем то, что мы будем продавать нефть Белоруссии по мировым ценам. Если мировые цены меняются, то, соответственно, и отпускная цена российских компаний тоже меняется. Мы не можем продавать нефть по каким-то фиксированным ценам, отличным от мировых. Это логично», – заявил эксперт.

По словам Пикина, заявление белорусского политика звучит довольно странно, так как договоренности о продаже нефти Белоруссии никто не отменял.

«Это не какой-то фиксированный тариф, это именно мировые цены. Минск здесь волен принимать любые решения – покупать российскую нефть или у другой страны с учетом доставки до белорусских нефтеперерабатывающих заводов», – заключил эксперт. 

Источник

Не забыли – переплатили. Как Белоруссия показала нефтяную безграмотность

Белоруссия закупила у неназванных российских компаний нефть, которая находилась в порту Финляндии. По мнению эксперта по энергетики Бориса Марцинкевича, если раньше отличилась Украина, которая покупает российский газ у европейских компаний, то теперь Минск продвинулся еще дальше.

«Российские компании вывезли нефть за пределы России, соответственно, заплатили экспортную пошлину и за транспортировку до Финляндии. Сейчас, чтобы им доставить нефть на белорусские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ), Белоруссия оплачивает фрахт танкеров, работу в порту Финляндии по их загрузке, работу в порту Клайпеды по их выгрузке и временному хранению, потому что с танкера невозможно полностью перелить в один железнодорожный состав», – заявил Марцинкевич Sputnik Литва.

Соответственно, объяснил эксперт, заказываются железнодорожные вагоны, оплачивается прогон железнодорожного состава по территориям Литвы и Белоруссии:

«Это все становится сырьем для белорусских НПЗ вместо того, чтобы прийти по нефтепроводу с символичным названием «Дружба».

Марцинкевич напомнил, что Белоруссия подобным образом рассчитывает получить 160 тысяч тонн сырья, однако производительность ее НПЗ равна двум миллионам тонн нефти в месяц. Эксперт считает, что в итоге выбранная Белоруссией схема отразится на цене для конечных потребителей.

«На мой взгляд, те действия, которые предпринимает белорусская сторона, экономической логики не имеют. Это, видимо, что-то связанное с политикой. То, что происходит с продукцией НПЗ, более-менее хватает на потребление внутри Белоруссии, как там корректно выразились – для критических поставок по долгосрочным экспортным контрактам. Что на этом выигрывает Белоруссия, я сказать не могу, потому что привык с цифрами работать», – констатировал эксперт.

Марцинкевич также добавил, что с другими краткосрочными контрактами на поставку нефти Минск не может на данный момент удовлетворить потребности своих заводов.

Танкер у нефтяного терминала, архивное фото

В настоящее время два белорусских НПЗ работают с загрузкой в 50%. За январь – февраль им удалось переработать около 1,8 млн тонн нефти. Это связано с тем, что Белоруссия и России не могут договориться по долгосрочным поставкам нефти из-за ценовых разногласий.

Кроме продолжения переговоров с российскими нефтяными компаниями, Минск продолжает поиски альтернативных поставщиков сырья. В марте 2020 года республика рассчитывает поставить на НПЗ около млн тонна нефти, что предполагает их загрузку снова на 50%.

Источник

Лукашенко выбрал свой путь: от интеграции с РФ – к полному отказу от нее

Заявление о том, что Белоруссия прекращает все процессы, связанные с углублением интеграции с нашей страной, сделанное на прошлой неделе главой тамошнего МИД Владимиром Макеем, вряд ли можно назвать сенсационным или просто неожиданным. К тому, собственно, все и шло…

Однако, стоит задаться другим вопросом: возможно, дела у Минска идут столь замечательно, что на нынешнем этапе он вполне может позволить себе рвать партнерские связи с Москвой и пускаться в «самостоятельное плавание» – то ли в направлении Запада, то ли куда-то еще? Вовсе нет – в реальности ситуацию у наших соседей можно охарактеризовать совершенно противоположным образом. «Отталкиваясь» руками и ногами от Союзного государства с Россией, Белоруссия движется к краху. Как минимум – экономическому.

Жареного петуха вызывали?

Говоря о «бессмысленности» дальнейшей совместной работы над интеграционными «дорожными картами», глава белорусской дипломатии совершенно четко обозначил «камень преткновения» на пути сближения Минска и Москвы: «сначала надо решить вопрос с поставками нефти», а потом «дальше думать будем». Миленько звучит вообще-то: вы нам – энергоносители на самых что ни на есть льготных условиях, а мы еще «подумаем». Очевидно, над тем, какие бы дополнительные претензии и требования выставить… По состоянию на начало марта председатель концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков сетовал на то, что договориться с крупными поставщиками российского «черного золота» на тех условиях, на которые в концерне «рассчитывали», никак не удается. Переговоры идут – но не более. Насколько известно на нынешний момент, 200 тысяч тонн нефти для «Белнефтехима» в нынешнем месяце будут поставлены пятью небольшими отечественными компаниями, согласившимися работать без традиционной премии. Еще 300 тысяч тонн обеспечит «Сафмар». Однако для белорусских НПЗ, привыкших потреблять российское сырье по паре десятков миллионов тонн в год, все это не более, чем капля в море. Прочие «альтернативные поставки» из Норвегии, Украины, Азербайджана, исчисляющиеся даже не сотнями, а десятками тысяч тонн, выглядят и вовсе смешно. Вместе с тем, Минск с 1 марта 2020 года повысил ставки акцизного налога на автомобильные бензины и дизельное топливо в 4 раза, и одновременно ввел понижающий коэффициент для собственных НПЗ в размере 0,25. Против кого направлено подобное новшество, вполне понятно: на белорусском рынке сегодня работают розничные сети российских «Лукойла», «Газпромнефти», «Роснефти» и «Татнефти», на которые приходится пятая часть АЗС в стране. Вот по ним и метят…

Впрочем, данная новация меркнет перед «креативом», предложенным для борьбы против «зависимости от российских энергоносителей» лично Александром Лукашенко на заседании Совета министров страны. По яркому и образному выражению президента, «с нефтью ждали, пока жареный петух не клюнул в определенное место». Однако мудрый и прозорливый «батька» видит выход из ситуации! Белоруссию спасет электроэнергия! Александр Григорьевич четко обрисовал задачу: «в связи со строительством АЭС добиться того, чтобы электроэнергия для автотранспорта была дешевле, чем дизтопливо и бензин». Приведет это, по мнению главы государства, к тому, что «люди с удовольствием станут приобретать машины на электрической тяге». Заметьте – не просто покупать будут, а именно с удовольствием! Отец-радетель. Илон Маск рукоплещет, временами смахивая скупую мужскую слезу, Грета Тунберг бьется в экстазе… Для начала, насколько известно, в столице планируют избавиться от всех до единого автобусов (на сегодня их насчитывается более тысячи, примерно столько же минские транспортники планировали закупать буквально в прошлом году), сделав муниципальный транспорт полностью электрическим. Вот только спасет ли это ситуацию и захотят ли белорусы в порыве экологического патриотизма поголовно пересесть на бешено дорогие электромобили? А главное – сколько на это потребуется времени и дополнительных вложений? Особенно с учетом того, что, распинаясь по поводу грядущей «электрификации транспорта всей страны», президент уже наобещал налоговые льготы не только производителям электрокаров, но и их будущим владельцам… Вряд ли Александр Григорьевич, явственно ощущающий мановения крыльев кружащегося над ним того самого жареного петуха, может дать внятный ответ на все эти вопросы. А подлая птица тем временем снижается – дела в экономике страны идут все хуже и хуже с каждым месяцем нового года.

Все благополучно рушится

Золотовалютный резерв Белоруссии, на начало нынешнего года составлявший в эквиваленте без малого 9 с половиной миллиардов долларов, к нынешнему моменту сократился до 8.8 миллиардов. За каких-то три месяца Минск, раздав самые «горящие» долги, лишился около 600 миллионов долларов из ЗВР. Не катастрофа, конечно же, но тенденция однозначно негативная, особенно в свете того, что, согласно озвученным заместителем министра финансов страны Андреем Белковцом цифрам, в нынешнем году Белоруссии предстоит выплатить по кредитам 3 с половиной миллиарда долларов. Впрочем, если бы проблемы ограничивались только этим, было бы еще полбеды. По данным Белстата, в январе 2020 года ВВП страны сократился почти на 2% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Вызвано это снижением объемов промышленного производства на целых 5.8%, причиной которого, в первую очередь, послужили проблемы с поставками энергоресурсов из России. В результате нефтепереработка «обвалилась» более, чем на 40%, химпром – на четверть. Впрочем, насколько известно, проблемы возникли не только у НПЗ – падения происходят также в добывающей и перерабатывающей промышленности, в вынужденные отпуска собираются отправлять своих работников такие «столпы» белорусской экономики, как МАЗ и «Белшина». На последнем из предприятий уже остановлен ряд технологических линий. Сделано это якобы для планового ремонта, однако есть данные, что истинная причина заключается в проблемах со сбытом продукции завода в России. Что тут скажешь? Не надо было ссориться… Пока что более или менее «на плаву» экономику страны держит только сельское хозяйство, чьи объемы растут.

Неудачей закончилась и попытка белорусского Министерства финансов провести очередные внешние заимствования путем размещения на Лондонской фондовой бирже (LSE) еврооблигаций, номинированных в долларах США, с погашением в 2035 году, и еврооблигаций, номинированных в евро, с погашением в 2026 или 2028 годах. Как заявили в тамошнем Минфине, от этой идеи пока что пришлось отказаться, поскольку из-за эпидемии коронавируса международные финансовые рынки «посходили с ума». Когда фондовые рынки «придут в себя» предсказать сейчас, пожалуй, не взялся бы даже провидец уровня Нострадамуса. В то же самое время Минск хочет максимально открыть собственный рынок ценных бумаг, состояние которого в прошлом году определялось словом «стагнация», сделав его доступным практически для всех желающих и допустив на него ценные бумаги эмитентов-нерезидентов. В частности, к размещению на белорусском рынке своих ценных бумаги приглашаются Международный инвестиционный банк, Европейский инвестиционный банк, Евразийский банк развития, Международная финансовая корпорация, Европейский банк реконструкции и развития. Все это выглядит как отчаянные попытки следовать лозунгу незабвенного Остапа Бендера: «Заграница нам поможет!» Вот только вряд ли что-то путное из всего этого получится. К примеру, запланированный на конец марта визит обзорной миссии Международного валютного фонда в Минск отменен. Официальная причина – вспышка коронавируса, однако формулировка «перенесен на неопределенный срок» с учетом того, что последний раз аналогичная миссия работала в Белоруссии два года назад, звучит не слишком обнадеживающе. Неосуществленным, скорее всего, останется и стремление Минска присоединиться к Всемирной торговой организации, которое, согласно заверениям белорусского правительства, должно было произойти на министерской конференция ВТО в Нур-Султане летом нынешнего года. Впрочем, это отдельная история…

Преградой для доступа Белоруссии во «всемирный торговый клуб» служат нерешенные вопросы с такими «сложными» и несговорчивыми его членами, как ЕС, Канада, США, Украина, Бразилия, Австралия. Проблема во многом заключается в том, что они требуют от Минска принять ряд решений по таможенным пошлинам, которые пойдут в полный разрез с экономической политикой ЕАЭС, членом которого страна уже является. Белорусская сторона совершенно справедливо полагает, что в случае согласия на эти требования, у ее товаров возникнут проблемы на границе с Россией, которые приведут к убыткам, несравнимым с гипотетическими выгодами от членства в ВТО. К счастью, там пока понимают «приоритетный характер» российского рынка для всей своей продукции (во всяком случае, именно такое мнение было озвучено недавно первым заместителем министра иностранных дел страны Андреем Евдоченко) и, в отличие от той же «нэзалэжной» все-таки стараются действовать «с оглядкой», несмотря на все стремления к усилению «Западного вектора» в собственной политике, в том числе – и экономической. Впрочем, подобное благоразумие проявляют не все представители Минска. Так, премьер-министр Белоруссии Сергей Румас выступил с довольно странным заявлением, в котором выразил надежду на то, что рекордное падение нефтяных цен «вполне может помочь договориться с Россией о более выгодных условиях поставок энергоресурсов». Интересно получается – кому война, а кому мать родна?! Вряд ли подобные «халявные» настроения, к тому же, выглядящие, мягко говоря, не слишком по-братски и добрососедски, имеют под собой основания. «Аттракционы неслыханной щедрости» для Минска закончились, скорее всего, раз и навсегда, и чем раньше там придут к пониманию этой истины, тем лучше будет для самой Белоруссии.

В неумолимо накатывающемся на весь мир «девятом вале» небывалого за последние десятилетия кризиса выстоять, скорее всего, смогут только те страны, которые получат поддержку либо от международных финансовых институтов (но это точно не про Минск), либо от дружественных государств с намного более мощными экономиками. Для Белоруссии единственным таким потенциальным союзником является Россия. Евросоюз если и будет кого-либо спасать (что вообще-то довольно проблематично в нынешних условиях), то только собственных членов, да и то, возможно, не всех. Соединенные Штаты в наступающем раздрае явно действуют по принципу: «чем хуже, тем лучше». Пользуясь представившимся случаем, они намерены отстаивать, как всегда, исключительно собственные интересы. Отказываясь наотрез от интеграции с Россией, Белоруссия рискует оказаться без надежного «плеча» именно в тот решающий момент, когда по швам будет трещать не только ее, но и вся мировая экономика. Вряд ли это можно назвать взвешенной и дальновидной политикой.

Александр Неукропный

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *