Почему Путин должен остаться?

В России есть два вопроса, ответ на которые служит опознавательным паролем «свой – чужой». Это «Чей Крым?» и «Уходить ли Путину?». Здесь всё очень просто: те, кто на первый вопрос отвечают «не наш», на второй отвечают «уходить». Те, кто отвечает «наш», на второй отвечают «остаться».

Конституционный суд готов к частичному принятию «поправки Терешковой»

На самом деле операция «Космос», как ее называют в узких кругах, началась 8 марта.

За законопроект № 885 214−7 «О поправке к Конституции Российской Федерации…» 10 марта в Госдуме «вписалось» 382 депутата, «против» после предупреждения Володина не осталось никого, а воздержались только 44 коммуниста. Оказаться «в едином порыве» им не дала «поправка Терешковой», которая разрешала Владимиру Путину снова баллотироваться на пост президента в 2024 году. Уже 11 марта на третьем чтении расклад изменился на счёт 383:43. Один из коммунистов, видимо, перековался.

На этой истории за прошедшие несколько дней журналисты сломали лес перьев, поэтому повторяться не стоит. Хочется лишь обратить внимание на то, что «экспромт» был очень четко подготовлен Путиным и его ближайшим окружением. В нем чувствовалась «рука мастера». Кто-то скажет, что это антинаучно, но ходят слухи, что перед пленарным заседанием 10 марта по Госдуме бродил призрак Владислава Юрьевича Суркова, управляющий разумом «командиров» нижней палаты Федерального собрания. Кто, кроме него, мог бы так плотно объединить депутатов в едином действе, заставить пойти против слов самого президента и все-таки настоять на принятии поправки, превращающей РФ в империю нового типа? Нет ответа.

На самом деле операция «Космос», как ее называют в узких кругах, началась 8 марта. В международный женский день на «России 1» Олега Добродеева был показан отрывок из интервью Владимира Путина в рамках телевизионного проекта «Пролетев над бездной». «На мой взгляд, для того чтобы гарантировать сменяемость власти — а для такой страны, как наша, это важно, — все-таки лучше, если количество сроков избрания президента будет ограничено», — заявил гарант «на голубом глазу». Но, с другой стороны, «практика с неограниченным количеством сроков, на которые может избираться президент, достаточно распространена и не является чем-то необычным».

На первый взгляд эти два высказывания содержат неустранимое противоречие. Однако оно легко преодолевается с помощью формальной логики. Вот она: сменяемость власти возможна только при «стабильной демократии». Сейчас Россия находится в зоне хаоса: короновирус, международный терроризм, мировой финансовый кризис и прочая, и прочая, и прочая. Достигнет ли корабль государства российского островка стабильности, станет понятно только к 2024 году, когда должны заработать его моторы — национальные проекты версии 2.0. Вот тогда капитан, оставшийся на мостике власти, решит: сложилась ли «стабильная демократия» в России или нет. «А там видно будет», — завершил президент свою речь перед депутатами.

Подмечено, что основные акторы «Космоса» из этой среды знали всё заранее. Не зря Владимир Жириновский, как всегда, «брал огонь на себя». Его предложение об избрании президента Госсоветом, полномочия которого, кстати, в поправке к Конституции не определены (требуется менять 1-ю и 2-ю «несменяемые главы», что невозможно), было сделано до пленарного заседания и полностью притянуло внимание парламентских СМИ. Мнение главы ЛДПР массово тиражировалось на федеральных каналах ТВ и в их ток-шоу. А демарш коммунистов против поправки Александра Карелина о досрочных выборах нового состава ГД придал дискурсу в зале капельку остроты. Всё это отводило внимание от сущности «поправки Терешковой», подменяя главное наигранным или второстепенным.

Почему это было надо делать — вопрос риторический. В поправке женщины-космонавта была заложена изначальная юридическая слабость: она была внесена слишком поздно, когда по регламенту Госдумы прием предложений в Основной закон был полностью прекращен. Но кто же обидит первую женщину-космонавта сразу после 8 марта? Никто и не обидел. Особенно истинный джентльмен Вячеслав Володин, который явно чувствовал себя демиургом, творящим будущее. После выступления Терешковой он сообщил, что «обнуление сроков» стоит оговорить с президентом, и тут же связался с ним.

Сразу после депутатского перерыва на короткий ланч Владимир Путин прибыл на Охотный Ряд и выступил «по поводу». Если Валентина Терешкова с трудом и по бумажке складывала сложные фразы поправки, требующие юридического вмешательства, то речь президента оказалась отлично поставленной, ёмко содержала все возможные смыслы и расставляла правильные акценты:

• Осознание им собственной ответственности до и после 2024 года: «Я прекрасно осознаю и свою собственную ответственность перед гражданами страны и вижу, что люди, во всяком случае, большинство общества, ждут, конечно, и моих собственных оценок, решений по ключевым вопросам формирования государственной власти в стране и сейчас, и после 2024 года».

• Необходимость для России сильной президентской власти: «Считаю и глубоко убеждён в том, что сильная президентская вертикаль для нашей страны, для России, абсолютно необходима».

• Невозможность для страны парламентской формы правления: «Для России это просто абсолютно невозможно, неприемлемо абсолютно».

• Опасность наделения дополнительными полномочиями Совбеза или Госсовета: «Наделение других органов власти, центров власти, таких как Совет безопасности или Госсовет, тем более напрямую народом не избираемых, наделение их какими бы то ни было серьёзными полномочиями президентского характера, на мой взгляд, неправильно и неприемлемо, более того, опасно».

• Невозможность продления его собственного президентского срока только на основе голосования за поправки: «Продлевать срок на основе апрельского голосования нельзя».

• Возможность отмены положения об ограничении числа сроков: «Формально сегодня можно было бы отменить ограничения по срокам, тем более что во многих других странах, в том числе у наших соседей, такая практика существует, никаких ограничений по количеству сроков избрания главы государства нет».

Далее Владимир Путин рассказал о возможности применении «поправки Терешковой» именно в этих рамках. Ее первая часть — введение сменяемости власти: «Когда политическая, экономическая, социальная сферы обретают внутреннюю устойчивость, зрелость, когда государство становится, безусловно, более мощным и трудно уязвимым извне, тогда на первый план, безусловно, выходит именно возможность сменяемости власти» и есть определение «стабильной демократии». Но пока таковой не существует: «Внутри страны у нас, к сожалению, многое ещё пока, что называется, сделано, как в народе говорят, «на живую нитку», и пока ещё очень много у нас уязвимого. Это касается и внутриполитической стабильности, межнационального и межрелигиозного согласия, экономического и социального развития». Поэтому, когда наступит стабильность, «в этой долгосрочной перспективе общество должно иметь гарантии, что регулярная смена власти будет обеспечена. О будущих поколениях нам с вами нужно подумать. Потому считаю всё-таки нецелесообразным убирать из Конституции ограничение по количеству президентских сроков».

Вторая часть «поправки Терешковой», по сути, дает возможность «снять ограничения для любого человека, для любого гражданина, включая действующего президента, и разрешить в будущем участвовать в выборах». Это возможно, только если «Конституционный суд Российской Федерации даст официальное заключение, что такая поправка не будет противоречить принципам и основным положениям Основного закона, Конституции».

Из речи Путина вытекали абсолютно конкретные будущие шаги. После региональных парламентов дело за Конституционным судом (КС). Для сохранения интриги он изменит пару-тройку формулировок. Может быть, даже привяжет историю с индексацией «социалки» к МРОТ. Но самое главное, из-за чего затевалась операция «Космос», — «поправки Терешковой». Они будут приняты КС только частично. Он сохранит в законе «О поправке …» ограничение по срокам, но снимет их для конкретного президента Путина в 2024 году.

Однако легитимность самого законопроекта, собравшего в себя не одну, а множество поправок, вопреки ФЗ 33 от 4 марта 1998 года «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации», КС рассмотрена не будет. Эту часть российского законодательства показательно «списал» Владимир Соловьев на «России 1» еще вечером 10 марта вместе с депутатом Александром Хинштейном в дискуссии с Борисом Надеждиным. А передачи Соловьева пока остаются своеобразной лакмусовой бумажкой для российской политологии.

Дмитрий Ефимов

Владимир Путин: незавершённая эпоха. Почему надо остаться

В России есть два вопроса, ответ на которые служит опознавательным паролем «свой – чужой». Это «Чей Крым?» и «Уходить ли Путину?». Здесь всё очень просто: те, кто на первый вопрос отвечают «не наш», на второй отвечают «уходить». Те, кто отвечает «наш», на второй отвечают «остаться».

Это действительно так. Громче всех отставки Путина требуют те, кто сразу после этой отставки планирует отдать Крым Украине, а Курилы — Японии. Именно так они хотят «наладить отношения» с Западом, «испорченные» Владимиром Путиным. Те, кто уверен, что Крым и Курилы наши, требуют от Путина остаться. Прежде всего для того, чтобы доделать то дело, в результате которого в Россию вернулся Крым и теперь уже навсегда остаются Курилы.

Это не вопрос абстрактного территориального спора между странами, не статус третейского судьи в чужом конфликте. Это вопрос выбора личной судьбы каждого решающего. Это выбор стороны относительно линии фронта. Выбор Отечества.

Те, кому «на Запад» — те «туда», кому «на Восток» — «сюда». Те, у кого «там» Отечество, а «здесь» — жизнь по приговору несправедливой судьбы, — те за отказ от Крыма, Курил и за уход Путина. Те, у кого Отечество «здесь» — за сохранность Крыма, Курил и против ухода Путина.

Есть и третья категория — запутавшихся на нейтральной полосе. Они заявляют, что они за «наш Крым» и за «наши Курилы», но против того, чтобы Путин продолжил то, в результате чего у нас Крым, Курилы, ненависть Запада и военно-стратегический паритет с США.

Они, эти третьи, считают, что первое со вторым никак не связано. Что Крым и Курилы — это само по себе, а все несправедливости в России связаны с Путиным, и стоит ему уйти — и всё само собой разрешится наилучшим образом. Ну, может и не разрешится, а ещё больше ухудшится, но всё равно, пусть Путин уже уйдёт и пусть порулит кто-то другой. Самые хитрые убеждают, что стабильность хуже перемен к худшему, потому что при конце стабильности лучше станет только им.

Глубинный народ, глядя на спор этих трёх групп, испытывает одно желание — начать бежать за солью, гречкой и спичками впрок. Он чуйкой чует: стоит Путину уйти — и понеслась душа в рай. Весь жидкий цемент, на котором стоит современный российский дом, поплывёт и поползёт в стороны. Вылезут те, кого в нулевые загнали под лавку после разгула перестройки и «святых 90-х», и такой устроят реванш, что Украина покажется курортом.

Народ ценит стабильность и не любит олигархов, коррупционеров и либералов. За стабильность народ Путина ценит, даже несмотря на наползание кризиса. Все претензии к Путину у народа именно в том, что он недодушил пороки системы, хотя и поставил их под некоторый контроль.

Народ не понимает, что Путин и не мог их додушить, что он получил власть в системе, которая задолго до него, ещё в СССР, сложилась и окрепла. Путин мог их только использовать, как используют ослабленные вирусы для укрепления иммунитета. Как в разведке используют пороки врага для управления им.

Положение Путина в России похоже на положение Трампа в США. Они оба вместо договора о разделе мира вынуждены сражаться за политическое выживание, лавируя между старыми врагами и выигрывая время, чтобы постепенно отсекать щупальца у той гидры, которая складывалась несколько веков и называется «глобальный тотальный империалистический либерализм». Это странно, но у них общий главный враг — ФРС США. И это очень о многом говорит.

И Путин, и Трамп — вовсе не абстрактные пацифисты и розовые романтики. Они — сильные, хищные и агрессивные бойцы, которым пальца в рот не клади, — откусят по самый локоть, глазом не успеешь моргнуть (Эрдоган свидетель). Каждый из них дерётся изо всех сил за интересы своей территории.

Путин дольше всех в этой войне, и потому нет в мире более искусного воина. А искусный воин — это не тот, что прёт грудью на танки и доты, а, используя рельеф местности, незаметно подползает к врагу и выжидает подходящего момента, когда можно чуть подняться и точно выстрелить или метнуть гранату.

Как говорит бусидо, «храбрость — это терпение в опасности». Путин и демонстрирует эти навыки. Для этого приходится понимать, что рядом с тобой воюют не те, кто идеален, а те, кого удалось выбрать из тех, кто есть. И на каком-то этапе от них нужно избавляться, чтобы не потерять завоёванное кровью и лишениями.

Путин аккуратно подвёл Россию к той черте, за которой начинается решающая атака. То, что он делал все 20 с лишним лет, было подготовкой, чтобы выйти на рубеж этой атаки. Только всего этого не видно. Именно сейчас, перед решающим броском, от него требуют уйти.

Кто этому рад? Предатели — они понимают, что армия ослабеет. Штабные — они больше всего надеются получить новые выгоды от смены командующих. Для них война — способ наладить свои дела. Идиоты — они рады любым переменам, потому что им скучно.

Но кто сильнее всего боится смены командования перед боем? Правильно — солдаты в окопах. Они понимают, что начнётся в этом случае и кто дороже всего за это заплатит. Они заплатят.

Смена командования перед решающим сражением для них означает парад чужих амбиций, преодоление чужой неопытности, крах намеченных планов, лишняя кровь, напрасная смерть и позорное поражение. Причём в плену штабные снова будут в привилегированном бараке, а их, солдат, будут морить голодом и расстреливать пулеметами тысячами под звуки губной гармошки и пьяные крики «ай, цвай».

Владимир Путин не может сейчас уйти, не предав всё то, что он сделал в своей жизни. Устроить в СССР выборы Верховного Главнокомандующего накануне Курской битвы — это проиграть войну и саму жизнь. Привести Трумэна к власти в США не весной 45-го, а в годы Великой депрессии — это даже не оставить Англию мировым гегемоном на весь ХХ век, а проиграть этот мир Адольфу Гитлеру.

Есть те, кто хорошо копит наследство, и те, кто его хорошо проматывает. Для тех, кто пережил эпохи Горбачёва и Ельцина, это очевидно. Если ошибиться в выборе, можно погибнуть раньше, чем это осознаешь.

Необходимо понимать, что сегодня эпоха Путина еще не закончена, и потому не закончена его миссия. Он должен закончить то, что начал — восстановление России после самого страшного в её истории поражения — изнутри. Он не принадлежит самому себе и не волен распоряжаться своей судьбой. И потому сейчас Путин должен остаться.

Впереди еще четыре года работы. Четыре напряженных года работы. И попытка устроить досрочный Трансфер, а президента превратить в «хромую утку» за четыре года до истечения его полномочий — это была большая политическая ошибка.

Очень злы те, кто или непроходимо глуп, или очень злонамерен. Те, кто всё понимает, или понимает не всё, но компенсирует незнание интуицией, боятся его ухода.

Так, больной с удалённой опухолью, но ещё открытой брюшиной боится смены хирурга до конца операции. Будь он в сознании, он бы очень этого не хотел. Если мы в сознании, мы тоже этого не хотим. Операция продолжается, и менять врача до того, как наложен последний шов и нормализовано давление, недопустимо. Поэтому Путин должен остаться и довести начатое до конца. Таков мандат народа.

Александр Халдей

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *