ПолитИнфо: Ситуация в «Газпроме» — о чём не сказали в СМИ?

Отвечаем на вопросы:
1. Какие СМИ занимаются подобными вбросами?
2. Зачем они это делают?
3. Как с этим бороться?




История про отключение насосов в газпромовских трубопроводах во всех смыслах показательна. Начать хотя бы с того, как быстро новость разлетелась по всем ведущим и большинству просто значимых ресурсов. И как спустя буквально сутки она пропала не только из новостных лент, но даже из перечня сколько-нибудь активно обсуждаемых тем.

Тут по неволе напрашиваются версии из области теории заговоров. Например, что какие-то не очень информированные ребята из журналистской братии где-то услышали звон, но не поняли, про что он, однако ощутили все признаки горячего факта, способного дать приличный хайп, то есть посещаемость.

Ну как же ж, на дворе с западом война, а тут эти гады с той стороны линии фронта перешли от уже не работающих санкций к прямым диверсиям. Честно скажу, поначалу я сам чуть не повелся. Что дистанционное отключение оборудования возможно — не дадут соврать иранские урановые центрифуги. А всплывшие потом детали совместной американо-израильской операции «Олимпийские игры» убедительно подтвердили наличие подразделений военных хакеров у очень многих стран мира. Так что малость поторопившихся журналистов не стоит так уж радикально осуждать.

Тем более, что нельзя исключать и другого момента. Инцидент если и оказался ошибкой, то только из-за эффекта плохого исполнителя. Тогда как сама идея изначально выглядела многообещающей. Первоначально запускается почти правдивый репортаж. Дальше от него отрезаются «ненужные» детали и остается просто факт откровенной диверсии, тесно связанной с известным брендом ведущей нефтегазовой корпорации страны.

А так как в представлении обывателей, вне зависимости от их политических взглядов, «Газпром» это наше все, история должна была получить (и фактически действительно получила) широкий резонанс в СМИ. Дальше оставалось только раздуть волну истерии в стиле «как так произошло, кто виноват и почему государство такое вообще допустило». Со всеми классическими шариками, бантиками и традиционными финтифлюшечками с заламыванием рук про традиционно плохое государство и подведение к мысли, что мы все теперь уж точно умрем. В нужных местах аккуратно подмешивая удобные кусочки цифр.

Например, что нефтегазовая отрасль формирует свыше 40% совокупных доходов России, а степень ее зависимости от иностранного оборудования и технологий колеблется в районе 80 — 90%. То есть нам в любой момент хакеры через спутники легко могут кислород полностью перекрыть.

Куда смотрит Путин?! Почему все министры до сих пор не в ГУЛАГе?! Почему российские стратегические ракетоносцы еще не отстрелялись по Вашингтону?! Примерно также, как недавно всего трехкратную разницу в зарплатах обычных и главных врачей люди с добрыми лицами попытались раздуть в алармистских заявлениях до 370 раз.

Но все испортил 2012 год, когда эта, так сказать, диверсия, произошла на самом деле. При подаче истории исполнители недоработали, несоответствие дат всплыло слишком рано, чем сразу фатально всю малину обсиренило. Тема мгновенно сдулась так и не взлетев.

И очень зря, потому что кинувшиеся за хайпом издания поленились копнуть глубже, и не выяснив, что же эти журналисты НЕ сказали. А там на самом деле кроется много всего весьма и весьма интересного.

Начальник департамента N335 АО «Газпром» Павел Крылов действительно рассказывал об инциденте, имевшем место семь лет назад. В процессе тестовых испытаний двух мобильных компрессорных станций производства австрийской фирмы LMF, произошло их самопроизводьное отключение. Последовавшее разбирательство выяснило, что случилось оно по дистанционно поступившей команде. Причем оборудование не просто выключилось, оно вообще перестало отзываться на любые попытки штатного воздействия, превратившись фактически в дорогой металлолом.

Можно ли считать случившееся диверсией? И нет и да одновременно. Нет, потому что в тот период мы с коллективным западом еще продолжали дружить, а полномасштабные санкции против нас не объявлялись. Да и эти мобильные компрессоры предназначались для временного изолирования участка одной нитки газопровода на период ремонта, с целью переброски газа через соседнюю нитку дабы не прерывать общее функционирование инфраструктуры в целом. В общем, точно не критично важный стратегический узел всей российской экономики.

Тем не менее, нечто на диверсию похожее все-таки имело место. Разве что причины произошедшего крылись в сфере от военных игр далекой. Например, не подписали сервисную часть договора с производителем, рассчитывавшим именно на ней заработать самые большие деньги. Или вовремя не продлили контракт на гарантийное обслуживание. Или еще какой-нибудь совершенно рабочий момент где-то в этом роде. И посчитавшая себя ущемленной сторона нашла способ «асимметричного ответа».

Сама та история закончилась для большого бизнеса типично. Оборудование поставщику вернули. Что с деньгами за него — не ясно, но, думаю, их тоже сумели забрать. А вот дальше началось действительно важное. Инцидент инициировал несколько серьезных процессов.



Российское правительство, руководство соответствующих отраслей и совет директоров самого «Газпрома» провели глубокое исследование с целью составления полной картины реальной зависимости российского нефтегаза от всего иностранного, от расходников до оборудования, технологий и программного обеспечения.

В итоге выяснилось, если говорить усредненными цифрами, что в сфере добычи углеводородов, мы от иностранцев в среднем зависели на 60%, а по отдельным направлениям, особенно глубоководной добычи и в прочих разных особо сложных условиях — на 80%. Самыми значимыми поставщиками тут являлись американские компании FMC Technologies, Cameron, GE Subsea и нopвeжckая Aker.

В сервисных услугах (разведка, бурение, обеспечение и т.п.) уровень иностранной зависимости составил 65 — 70%. В ряде специализированных направлений — до 100%.

В области переработки нефти и газа положение оказалось на первый взгляд лучше. В целом на круг по традиционным направлениям уровень зависимости находился на как бы приемлемой отметке в 20%. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что эти 78 — 83% отечественного производства касаются лишь относительно несложных технологических элементов (колонн, реакторов, емкостей, всяких там вентилей и задвижек), тогда как в насосно-компрессорном оборудовании российская доля не превышала трети.

Отдельно узким местом оказался выпуск катализаторов, без которых современная нефтепереработка попросту невозможна. В 2014 году доля импортных катализаторов для риформинга и крекинга достигала 60%, для гидроочистки добываемой нефти составляла 97%, а для гидрокрекинга импортными являлись абсолютно все ключевые технологические расходные материалы.

Схожее положение было диагностировано в области переработки газа, где подавляющее большинство ключевых элементов мы закупали у таких компаний как Air Products & Chemicals (CШA) и Linde (Гepmaния).

На основе анализа критичности ключевых точек с участием Минпромторга РФ, была разработана комплексная долгосрочная программа импортозамещения, нацеленная на снижение зависимости отрасли с выявленных «средних» 60% до 56% в 2016, до 51% в 2018, и 43% в 2020 году. За сухими безликими цифрами стоит огромная сложная работа, только по линии Торгово-промышленной палаты и Фонда развития промышленности России предполагавшая реализацию свыше 350 проектов. В том числе с предоставлением долгосрочного кредитования под 1 — 5% годовых.

К настоящему моменту ее целевые показатели в целом выдерживаются, а по ряду перечней даже несколько обгоняются. Например, тот же «Газпром» успешно провел испытания и принял решение на полный переход в области мобильных компрессорных станций на продукцию казанского ЗАО НПП «Компрессор».

Желающие узнать больше подробностей могут покопать гугл или яндекс сами. В сети на эту тему лежит буквально прорва интереснейшей информации. В том числе история про гуаровую комедь, необходимую для формирования буровых растворов. Она получается из гуара — такого сорта бобовых. Раньше ее в полном объеме приходилось импортировать. Сейчас активно ведется селекционная работа для обеспечения потребностей силами российского сельского хозяйства. Хотя вот казалось бы какая может существовать связь между выращиванием бобовых и добычей нефти?

Понятное дело, что даже реально полученный успех, не может обеспечить достижение полного импортозамещения абсолютно по всем точками и направлениям. Серьезного снижения зависимости можно ожидать не ранее 2020 — 2022 годов. Но по самым ключевым элементам ее удалось сократить на четверть, а кое где и вовсе на треть.

Даже такой совсем уже гиблой области как программное обеспечение сложных производственных процессов, до того полностью базировавшейся на зарубежных продуктах, сегодня «Газпром» договорился с «Росатомом» о совместной разработке полностью отечественных решений.

Ну а там, где полностью отказаться пока возможным не представляется, ищутся (и находятся!) альтернативные варианты на случай «плана Б». Например, среди компаний Китая, Южной Кореи, Сингапура, Индии, Латинской Америки и даже Беларуси.

В общем, проблема действительно существует и определенные сложности с ней безусловно имеются. Однако она, во-первых, была четко диагностирована еще в 2012 — 2014 годах, во-вторых, для ее решения государство разработало необходимый комплекс мер, который, и это в-третьих, монотонно и последовательно реализуется на практике. Разве что без помпы в прессе, которая термин импортозамещения до сих пор понимает только в категории зерна и помидоров.

Вот именно об этом всем поднявшие хайп журналисты, увы, как раз и не сказали. Потому что иначе пришлось бы признать, что «те, кто за это отвечают» свой хлеб едят не зря. И вообще государство, оказывается, достаточно успешно работает. А как с таким согласиться если все вокруг убеждены, что страна у нас только тем и занята, что обкрадывает народ и продается «вашингтонскому обкому»?

Да и будем честными. Реакция публики на фактчекинг мема про бесполезность дотаций нефтянке весьма наглядно показывает, сколь прискорбно велика доля обывателей, в принципе не способных признать за собственной страной хоть что-нибудь хорошее.

Именно на этом специфическом перманентно негативном мировосприятии российского общества зарубежные ребята и пытаются играть с помощью таких вот вбросов. Это еще повезло, что конкретно в данном случае из-за криворукости исполнителей проект провалился. Судя по популярности аналогичной чернухи в сети, в целом у ребят подкидывать дрожжи в деревенский сортир пока получается хорошо.

Как с этим бороться? На мой взгляд прежде всего с признания того факта, что дерьмо все равно свое, и оно в головах. Их и нужно чистить. А не гоняться исключительно за хайпом. По крайней мере, на мой взгляд.

Александр Запольскис


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *