Пришло ли время помириться с Молдавией?

После бегства прозападных политиков из Кишинёва в республике заверяют — здесь всегда любили русский язык и были культурно близки нашему народу. У нас, в свою очередь, соскучились по молдавским винам и фруктам. Что будем делать?




Прилавки магазинов Кишинёва ломятся от вин и коньяков, цены смешные (от 70 до 500 руб. за бутылку «элитной продукции»), на центральном рынке с трудом пробираешься между овощами и фруктами. Чуть зазеваешься, обрушишь пирамиду ящиков — завалит болгарским перцем или дынями, не выберешься. Персики стоят на наши деньги 24 руб. за кило, самые лучшие помидоры — 36 руб., сливы — 18 руб., виноград вообще отдают едва ли не даром.

«Много товара на жаре испортилось, приходится выкидывать… — жалуется продавщица Марина из города Бельцы. — А что поделаешь? Плодов созрела уйма, но в Россию продать не можем — эмбарго ещё действует. Как вы думаете, скоро отменят? Мы все этого очень ждём!» Ещё раньше от запрета экспорта молдавского вина в РФ республика потеряла сотни миллионов евро. Долгое время прозападные политики Молдавии упражнялись в соревновании, кто больше выльет грязи на Россию: высылали наших дипломатов, разворачивали на границе журналистов. Однако всё изменилось несколько недель назад — впервые за много лет в Молдавии пришло к власти правительство, симпатизирующее России: такие одиозные личности, как теневой «царь» страны — олигарх Владимир Плахотнюк, бежали из страны. Обозреватель «АиФ» приехал в Кишинёв, дабы разобраться: получится ли у Молдавии вновь подружиться с РФ?

«Всем было плевать»

— Это было ужасно глупое решение — на ровном месте по-ссориться с русскими, — считает 83-летний поэт и литератор Борис Мариан— Наши лидеры рассчитывали: вот объединимся с Румынией — войдём в Европу. Зачем? Ведь русские — духовно и физически более знакомый молдаванам народ, чем румыны. Мы очень долго жили с Россией вместе, близки друг другу по вере и менталитету, попытка разорвать отношения наших государств была тупой и необдуманной. Главное — чего именно в результате добились молдавские политики? Люди уезжают из Молдавии сотнями тысяч, нет возможности найти хорошую работу, прокормить семью. Сделав ставку на Запад, мы не получили ничего, кроме коррупции, постоянных склок внутри правительства и оттока населения…

«Какие у меня планы? — пожимает плечами молоденький официант в кафе Кишинёва. — Поскорее свалить отсюда в Румынию, а лучше во Францию или Германию: там хорошие чаевые и дороже оценивается работа. Думаю и о Москве — знакомый в ресторане устроился, очень доволен». В столице Молдавии можно увидеть множество бабушек с детьми на прогулках, полные семьи встречаются куда реже: как правило, родители уехали — работать таксистами, сиделками, дворниками в Евросоюзе или пахать на стройках, ремонтниками, торговать на рынках в России.

В 1991 г. население республики составляло 4 млн 366 тыс. человек, сейчас осталось 2 млн 681 тыс. Маленькая Молдавия исчезает, за 28 лет независимости государство фактически обезлюдело. Чем занимались националисты? Ругались с Россией, и в ходе экономических санкций со стороны РФ Молдавия потеряла российский рынок. Вернуть его теперь будет сложно. Молдавское вино — превосходное, хотя наши люди давно открыли для себя вкус других вин. После торговой ассоциации с ЕС молдавский коньяк перестал называться коньяком: его переименовали в «дивин», и привозить напиток в РФ стало невозможно — стандарт для коньяка у нас есть, а для дивина — нет. «Понятно, что Молдавия сейчас успешно продаёт миллионы бутылок вина в Евросоюз, но там приходится постоянно бороться с местными производителями, стены лбом прошибать, — говорит винодел Николай Морарь. — В России нашу продукцию любят… К сожалению, нашему руководству казалось, что бодаться с вами выгодно. А ведь это могло дать десяткам тысяч людей работу, хоть кого-то удержать от отъезда из Молдавии… Куда там, всем было плевать».

«Памятников СС тут нет»

— В то же время хочу обратить ваше внимание, — замечает преподаватель Сергей Монтяну, — здесь не Прибалтика и не Грузия при Саакашвили. Молдаване замечательно относятся к России, обожают русскую культуру. На улицах и рынках до сих пор полным-полно рекламы на русском языке — даже за период пещерного национализма в начале 90-х тотальная румынизация в Молдавии не прошла. Да и на выборах у нас в сумме больше всего набирают партии, выступающие за улучшение отношений с РФ, вот только объединиться в парламенте они до прошлого месяца никак не могли. Президентом же почти три года назад избран Игорь Додон, главным предвыборным лозунгом сделавший восстановление дружбы с Российской Федерацией. Так что не всё столь однозначно: у нас памятников эсэсовцам не ставят и русский не запрещают. Монументы советским воинам с благодарностью за освобождение — на своём месте.



Сражение за Пушкина

С этим нельзя не согласиться. На время командировки в молдавскую столицу я снял квартиру на улице Пушкина. Местные националисты неоднократно требовали её переименовать, ибо Александр Сергеевич когда-то сурово высказался: «Проклятый город Кишинёв! Тебя бранить язык устанет». Но местные жители отстояли название — как и для улицы Льва Толстого. И в Кишинёве, и в регионах молдаване общаются на прекрасном литературном русском языке, легко переходят на него в разговоре, включая даже совсем молодых людей, которые в Литве, Латвии или Грузии зачастую неспособны ни слова произнести по-русски. Согласно опросам, спустя 28 лет после распада Советского Союза 86% молдаван используют русский язык в ежедневном общении, «великий и могучий» не смог осилить лишь… 1% населения. «У нас все прекрасно понимают: не будешь хорошо учить русский в школе, потом работать в Россию фиг приедешь, — цинично улыбается бизнесмен Виктор Братиан. — Поэтому таких проблем нет, и никто не воспринимает ваш язык как „наречие оккупантов“. Но посмотрите, что творится в американском культурном центре, — там бесплатные курсы английского, программы поездок, конкурсы. А российский культурный центр в Молдавии, по ощущениям, вообще ничего не делает».

Меня уговаривают на рынке купить истекающие соком персики: «Пожалуйста, я уступлю в цене». Завязывая пакет, продавец спрашивает меня: «Откуда вы?» — «Из Москвы». — «Ну что ж, хоть так в Россию наши фрукты попадут». Дело тут даже не в возвращении на российские прилавки блудных молдавских персиков: Молдавии наши санкции неприятны, но будем откровенны — она от них не умерла, как мы не умираем от санкций Запада. Вопрос здесь в другом: сейчас в Кишинёве у власти правительство, реально отражающее желание народа дружить с Россией. И если мы не протянем руку Молдавии, то снова толкнём её в объятия Америки и Евросоюза.

Как я уже заметил, эта республика не поражена вирусом бешеной ненависти к России вроде некоторых соседних нам постсоветских государств. Разумеется, не стоит финансировать Молдавию за наш счёт — я категорически против этого. Но взаимовыгодно дружить, торговать и сотрудничать — кажется, такое время пришло.

Георгий Зотов

ИСТОЧНИК


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *