Про второй срок Трампа и о том, что будет потом

До выборов 2020 года Америка продержится, и пару лет после тоже, но потом её точно тряхнет. Распад единого глобального экономического пространства, функционирующего на основание западной модели бизнеса, является фактом доказанным. Ее главной созидательной силой являлись США, получавшие в итоге максимальный профит от результата. Сейчас они же несут наибольшие убытки, потому больше всех заинтересованы в его скорейшей ликвидации.



Вопросов тут остается ровно два. Во-первых, где пройдут границы разлома общего на конкретно свое и чужое? Во-вторых, когда количество мелких трещин и критичных точечных перенапряжений перейдет в качество переформатирования глобального рынка на отдельные закрытые кластеры?

Ответ на первый вопрос прорисовывается из анализа динамики изменений в перечне держателей государственных долговых обязательств США. Главным инструментом американского доминирования традиционно является доллар. Авианосцы и морская пехота это уже потом.  По тому, кто и как от него сейчас избавляется, а кто продолжает активно вкладываться в трежерис, становится понятно очертание границ будущей американской неоколониальной экономической империи.



Естественно об окончательном ответе речь пока не идет. Процессы развиваются, и пространство для борьбы пока остается. Например, очевидно, что шансы Европы на восстановление субъектности, хоть и мизерны, однако еще слишком велики для ее досрочного списывания с баланса.

Кроме того, что важнее, даже в случае поражения, распад Евросоюза может произойти минимум по четырем, сильно между собой различным, базовым вариантам. По меньшей мере, по одному из них Америка способна сохранить в зоне своего политического и экономического влияния часть Восточный Европы. Не исключено даже в форме чего-то вроде польского Интермариума.

Но в любом случае очевидным является окончательность включения в американский кластер британцев,  швейцарцев и люксембуржцев в Европе, а также Канады, Мексики и всех ведущих экономик Южной Америки, начиная с Бразилии.

Со вторым вопросом было традиционно сложнее. Даже зная абсолютно все, сложно назвать точную дату крушения по причине нежелания системы просто так самоубиваться. Она сопротивляется и процессами руководят далеко не самые глупые люди. Но, похоже, блогеру, известному как Кримсон Альтер, удалось нащупать важный индикатор. И он лежит в области связи между политикой и экономикой. То, что первое всегда вытекает из второго и базируется на нем, — общеизвестно, другой вопрос — как именно. И вот на него он, похоже, ответ действительно дал, обратив внимание на три цитаты из американской прессы.

20 августа CNBC: «По словам присутствовавших на закрытой встрече, государственный секретарь Майк Помпео заявил группе бизнесменов и экономистов, занимающихся вопросами свободной торговли, что он считает, что торговая война с Китаем может закончиться к президентским выборам 2020 года».

19 августа Bloomberg: Президент Дональд Трамп усилил свое давление на ФРС США, призвав ее снизить процентные ставки на полный процентный пункт, чтобы способствовать глобальному экономическому росту, при этом посетовав на то, что «доллар настолько силен, что, к сожалению, он наносит ущерб другим частям мира».



17 августа The Independent: «Дональд Трамп, как сообщается, обеспокоен тем, что экономический спад может ограничить его шансы на переизбрание в 2020 году после того, как изменение основного рыночного индикатора [S&P 500 — прим. Кримсон] вызвало опасения по поводу рецессии в США. По словам источников в Белом доме, на этой неделе президент США побеседовал с рядом бизнесменов и финансовых руководителей, чтобы оценить их мысли о волатильности рынка».

Анализ финансовых итогов экономических усилий первого срока нынешнего президента США показывает откровенно двойственный результат. Придя в Овальный кабинет на волне поддержки обещания наладить жизнь, создать рабочие места и увеличить доходы простых американцев, Дональд Трамп формально выполнил не менее половины обещанного.

По бухгалтерским расчетам экономика Соединенных Штатов выросла. Не на обещанные почти 7%, но все равно сильно. Официальная безработица находится на самом низком уровне за время правления аж трех последних президентов. Благодаря экстренным мерам по выкручиванию рук союзников и партнеров, сверх норматива получилось вытрясти денег на сумму около 4-5% ВВП.

Так что «грейт эгейн» почти получилось. Сейчас, в преддверии гонки за второй срок с финишем 3 ноября 2020 года, ему требуется консолидация плюсов и максимально жесткое замораживание минусов. Чтобы предложить избирателю простую и понятную картинку. Было плохо и становилось еще хуже. Но пришел Трамп, и дела сразу пошли на лад. Получилось не все, но задачи ведь тоже не из простых, для их решения ему необходимо еще немного времени. Давайте дадим ему его, избрав на второй срок!

Из чего следует, что американская администрация в оставшиеся 13 месяцев до выборов ради сохранения образа стабильной позитивности для электората буквально ляжет костьми. Вплоть до сжигания в топке чего угодно и кого угодно, включая союзников и основы собственной экономики.

Все серьезные финансовые аналитики сходятся во мнении, что дешевый доллар смертелен для пенсионной системы и разрушителен для реального сектора. Но так уж вышло, что победить в санкционной войне Китай не получилось. Торговое сальдо по-прежнему отрицательно, к тому же минус вырос еще почти на четверть триллиона. Заставить ТНК вернуть производство домой и начать платить нормальные налоги не сложилось тоже. Значит последним доступным инструментом удержания американской экономики на плаву является допинг в виде снижения учетной ставки ФРС с нынешних 2,5 до хотя бы 1,5%. И Трамп сейчас всей своей мощью обрушился на Федрезерв для получения желаемого.

И ведь, скорее всего, добьется. Стало быть, и на второй срок в Овальном кабинете останется. Но допинг – штука коварная. Он не создает новых сил, а позволяет ускоренно вычерпать оставшиеся.

Если в исходном состоянии 700-800 миллиардов отрицательного платежного баланса означали выход всей американской экономики в предынфарктное состояние примерно за 8-10 лет, то нынешний прогноз дефицита в 960-1100 млрд по итогам 2019 года означает сокращение срока окончания внутренних сил до 5-6 лет. А скорее всего и быстрее, так как шок от новой волны дешевых денег тоже потребует каких-то экстренных мер, которые обычно даже на здоровом экономическом механизме сказываются больно. Что уж тут говорить про нынешнее состояние.

Отсюда напрашивается простой вывод: закончить формирование отдельного экономического кластера Трамп должен успеть в течение ближайших 3-4 лет, то есть к середине своего второго срока. Потом – тряхнет. И очень сильно. Причем не только Соединенные Штаты, а всех.

Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Александр Запольскис

ИСТОЧНИК


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *