Разговор с Москвой на языке ультиматумов оставит Киев без газа – Путин про Зеленского

Разговор с Москвой на языке ультиматумов оставит Киев без газа | Путин сегодня

Фото: Denis Sinyakov/Reuters

«Газпром» предлагает Украине обсудить прямые закупки голубого топлива, заявляя о готовности предоставить скидку в 25%. Киев не спешит хвататься за этот «спасательный круг»: в руководстве НАК «Нафтогаз» выдвигают свои условия для проведения переговоров. Пока российская сторона ищет возможность покончить с газовыми войнами, Украина продолжает разговаривать с ней на языке ультиматумов. Итог подобной политики может быть только один: «незалежная» останется и без транзита, и без реверса.

Еще во время избирательной кампании на Украине было очевидно, что вопрос энергетики станет для нового президента одним из приоритетных. Перманентный рост тарифов и долгов за «коммуналку», срыв отопительного сезона, «газовые бунты» — все это наглядно демонстрирует, что цена «энергетической независимости» от России оказалась слишком высокой.

Некоторые кандидаты на высший государственный пост открыто предлагали положить конец извращенной практике реверсных поставок, когда российский газ Украина получает через польских, венгерских, словацких посредников. Москва, в свою очередь, намекнула, что такая возможность сохраняется. Незадолго до выборов глава «Газпрома» Алексей Миллер провел переговоры с лидером «Оппозиционной платформы — За жизнь» Юрием Бойко и заявил о готовности заключить новый контракт.

Накануне запланированных на 21 июля парламентских выборов игра продолжается: Бойко и глава политсовета «Оппозиционной платформы» Виктор Медведчук снова встретились с Миллером, а тот снова подтвердил готовность вести диалог: «Мы готовы начать переговоры по подготовке соглашения по поставкам российского газа, которые обеспечивали бы уровень цены на 25% ниже у конечного потребителя, чем сейчас».

Очевидно, для избирателей юго-востока (и частично центральной Украины) это станет важным месседжем. Хочешь дешевый газ — голосуй за «Оппозиционную платформу».

Но не менее важный сигнал получает и новоизбранный президент Владимир Зеленский, партия которого сейчас имеет шансы набрать более 50% голосов и единолично сформировать парламентское большинство. Если же «Слуга народа» начнет «буксовать», после выборов команде Зеленского придется искать младшего партнера по коалиции.

Медведчук, очевидно, пытается доказать, что таким партнером должна стать «Оппозиционная платформа — За жизнь» (скорее всего, она заведет вторую по численности фракцию в парламент). Впрочем, Зеленский публично открещивался от объединения с бывшими регионалами. Предложение Миллера в его команде пока не комментируют, хотя о прямых закупках газа из России недавно вспоминал представитель президента в правительстве Андрей Герус.

По решению Стокгольмского арбитража «Нафтогаз» должен был напрямую закупить у «Газпрома» 5 миллиардов кубов голубого топлива. Этот вопрос повис в воздухе после того, как российская сторона инициировала процесс разрыва газовых контрактов с Украиной. Герус же настаивает, что решение суда нужно выполнить.

В таком случае почему бы не обсудить с Миллером возможность заключения нового контракта на поставку газа после 2019 года?

Вопрос пресловутых 5 миллиардов кубов может быть решен в рамках этих переговоров. Но украинские власти легких путей не ищут.

Что в 2018 году, что сейчас Киев хочет закупить российский газ без заключения дополнительного соглашения, которое якобы и не нужно — все прописано в решении арбитража. Оно и понятно: дешевый газ перед анонсированным самим же Герусом энергетическим кризисом украинцам явно не помешает, но заключать договор с коварным российским монополистом как-то не комильфо. И хочется, и колется…

Никакой конкретики от Зе-команды до парламентских выборов мы не услышим. В «Нафтогазе», напротив, инициативу Миллера прокомментировали в тот же день.

Предельно жестко высказался исполнительный директор компании Юрий Витренко: по его мнению, никакие «химерные» скидки от «Газпрома» Украине не нужны, потому что в Европе она якобы покупает газ дешевле. Более дипломатичным оказался председатель правления «Нафтогаза» Андрей Коболев, который сообщил, что возглавляемая им компания всегда готова к переговорам. Но есть одно условие — переговоры должны проходить в трехстороннем формате, с участием Евросоюза.

Как известно, в таком формате проходят консультации по вопросу заключения нового транзитного контракта. В этом случае участие Еврокомиссии логично и оправдано, ведь речь идет о топливе, которое будет поставляться странам ЕС.

Но какое отношение Европа имеет к соглашению о прямых поставках российского газа на Украину? По той же причине застопорилось и обсуждение транзитного договора. Последнее предложение Киева — десятилетний контракт с обязательствами «Газпрома» прокачивать через украинскую газотранспортную систему (ГТС) примерно 60 миллиардов кубов ежегодно. Россия, разумеется, хочет оставить на этом направлении куда более скромные объемы (10–15 миллиардов). Но если этот вопрос еще можно обсуждать, то ультимативное требование компенсировать потери от недозагруженности украинской трубы просто абсурдны.

Цифра в 60 миллиардов все же взята не с потолка. Украина возлагает большие надежды на поправки к Газовой директиве ЕС, которые распространяют нормы Третьего энергопакета на морские трубопроводы из третьих стран. Пока что у экспертов нет четкого ответа на вопрос, как это отразится на работе «Северного потока — 2», но его противники рассчитывают, что мощность трубопровода будет искусственно ограничена вдвое.

Даже в случае успешной реализации проекта к концу 2019 года России пришлось бы использовать украинское направление, чтобы сохранить нынешние объемы поставок в Европу. Если же «Северный поток — 2» не сможет выйти на максимальную мощность, автоматически укрепится переговорная позиция Украины. Этим Киев и пытается бравировать: дескать, все равно без нас не обойдетесь, так что принимайте наши условия!

Разумеется, полный отказ от украинского транзита чреват для России большими издержками. Но для самой Украины он сродни катастрофе. И дело не только в обесценивании газотранспортной системы, которая до этого исправно пополняла государственный бюджет. Если объемы поставок российского газа в Европу резко сократятся, «незалежная» не сможет получать его даже реверсом. В таком случае ей придется переходить на еще более дорогой сжиженный природный газ (СПГ) из Польши или Литвы.

Подобные идеи звучали и раньше, а пробная партия американского газа однажды уже прокачивалась через польско-украинский интерконнектор. Но на этом все закончилось.

Транзитный кризис 2009 года показал, к чему приводят взаимное недоверие и неуступчивость: тогда Европа на 20 дней осталась без российского газа. С тех пор многое изменилось. С одной стороны, Россия построила и продолжает строить обходные газопроводы. С другой — Европа обзавелась СПГ-терминалами, решив тем самым проблему диверсификации поставок.

То есть без российского газа она не замерзнет.

Поэтому о потенциальном прекращении украинского транзита в ЕС говорят как о крайне нежелательном, но не катастрофическом сценарии.

И только Украина почему-то продолжает верить, что ее ГТС — это пуп земли.

Автор: Алексей Ильяшевич

ИСТОЧНИК

«Но одно дело — кого-то играть, а другое дело — быть кем-то» — Путин о новом украинском президенте | Путин сегодня

Putin-today

© РИА Новости / Григорий Сысоев

Итак, обещанная расшифровка пока только фрагмента ответов президента РФ Путина на вопросы в ходе заседания Петербургского Международного Экономического Форума — о новоизбранном украинском президенте Зеленском, союзном государстве и…  о том, что древняя китайская мудрость о наблюдающий за схваткой двух тигров обезьяне в нынешних реалиях — стала иной.

В общем, смотрите, слушайте и читайте — особенно интересен, на мой взгляд, лаконично сформулированный Путиным круг задач, которые обязан решать глава государства.

И обратите внимание, что на очень коротком отрезке времени Путин снова дважды, акцентированно утверждает, что население России, Белоруссии и Украины является… единым народом.

Вопрос: «Почему вы не поздравили Владимира Зеленского, когда он стал президентом?»

Путин: «Вы понимаете, он до сих пор продолжает определенную  риторику. Называет нас врагами, агрессорами. Ну он как-то должен определиться в том, чего он хочет добиться, чего он хочет сделать? Мы не отказываемся от контактов. Будем работать»Вопрос

: «Почему бы не встретиться вот с ним без условий?»

Путин: «А я что, разве отказывался, что ли? Мне никто не предлагал, — смеется. – Послушайте меня. Я не знаю этого человека. Надеюсь, мы когда-нибудь познакомимся. Судя по всему, он хороший специалист в той области, в которой до сих пор работал. Он хороший актер, — улыбки, аплодисменты. – Ну, я говорю серьезно, а вы… смеются.

Вот. Значит… Но одно дело — кого-то игратьа другое дело — быть кем-то, — аплодисменты. – Для того, чтобы играть, нужен талант, это точно. Много талантов. И один из этих талантов – это талант перевоплощения. Ты через каждые десять минут можешь менять амплуаПринц и нищий – через каждые десять минут. И там, и там надо быть убедительным. Это действительно талант.

А для того, чтобы заниматься государственными делами, нужны другие качества. Нужен опыт определенный, знания, — красноречивое выражение лица Си Цзиньпина. – Нужно уметь найти главные проблемы, увидеть ихНайти инструменты решения этих проблемУметь собрать дееспособных людей в одну командуНаладить с ними хорошие отношения, поверить в нихДать им возможность свободно мыслить и предлагать решенияВыбирать эти решения.

Что очень важно, объяснять миллионам людей мотивы своего поведения при принятии этих решенийИ самое главное – иметь мужество и характер брать на себя ответственность за последствия этих решений, — аплодисменты. – Я не говорю, что у господина Зеленского нет, — подчеркнуто голосом, — этих качеств. Они вполне могут быть. Ну, опыта может не хватать, но это дело, как у нас в народе говорят, наживное. Это быстро приходит.

Есть ли все другие качества у него, которые я перечислил? Вполне может быть. Но я этого не знаю. Он пока никак себя не проявил. А то, что мы видим, — мы видим противоречивые высказыванияВ ходе предвыборной компании – одноПосле выборов – другое. Поживем — увидим. Посмотрим, — аплодисменты. – Я не говорю, что он еще ничего не сделав, уже всё испортил. Нет. Ну, своими высказываниями. Ну, посмотрим».

В ходе ответа на вопрос об объединении России и Белоруссии

Путин: «История сложилась таким образом, что наш единый народ – а я считаю, что и белорусы, и русские, и украинцы – это единый народМного раз об этом говорил, много разИ так считаю, убежден, — аплодисменты. – Ведь в свое время не было никакой Украины. Украинцы, вот Запорожская Сечь, по сути, вошла в состав империи. Они ж не входили как украинцы. Русские.

Там определялось что: история, язык, вера, религия. И все считали себя русскими. Ну потом с развитием – Украина – у края – там, на краю империи всё это формировалось. Близость к европейской культуре, к католическому миру. Частичное вхождение этих территорий в католическую Польшу. Ну у части населения сформировало желание ближе быть вот к той части Европы. Вполне законное желание, на самом деле. И ничего здесь нет предосудительного.

Перед Первой мировой войной страны, которые готовились к войне с Россией, начали развивать идею украинской идентичности. Ну, естественное дело, между прочим. Расшатывая своего потенциального противника, старались его разделить, чего-то от него отодрать. Ну эту идею подхватывали, развивали. Ну и у части населения действительно сформировалась такая собственная идентичность. Ничего здесь страшного нет. Это естественный процесс.

Поэтому мы относимся к этому с пониманием и уважением.

То же самое и с Белоруссией.  Но повторяю: по моему глубокому убеждению мы все-таки один народ.

Но так сложилось, что мы живем в разных странах, разные государства образовались. Я уже много раз на этот счет высказывался. Но сегодня нет никаких оснований для государственного объединения. У нас нет таких планов, целей нет. У нас есть план по строительству так называемого союзного государства … А в чем-то ЕВРАЗЭС уже обогнал наше союзное государство…»

И отвечая на вопрос о тарифной войне США с Китаем:

Путин: «Знаете, есть такая хорошая пословица. Когда два тигра дерутся в долине, — лукаво смотрит и активно жестикулирует руками, — умная обезьяна сидит и смотрит, чем это закончится, — смех в зале. – Но всё меняется. Меняется. И вот эта картинка – тоже меняется…»

Россия — Санкт-Петербург — 7 июня 2019 года.

Кстати, обратили внимание на сидящего на сцене Никола Пашиняна (?)

А ведь это — президент, пришедший к власти в Армении в результате «цветной революции»…

«Но всё меняется»…

И я бы наивно сказал, что в качестве этого самого будущего «союзного государства» теперь… косвенно заброшен в информационное поле Евро-Азиатский Экономический Союз.

Стенограмму же сегодняшнего заседания с выступлениями глав государств и ответов на вопросы надеюсь прочесть уже завтра.

Так, насколько я понял, тоже есть и новые, и значимые места.

ИСТОЧНИК

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *