«Сделка века» усилит позиции Москвы в исламском мире

Дональда Трампа, наверное, не зря подозревают в работе на Владимира Путина. Обнародованный им план палестино-израильского урегулирования, три года анонсировавшийся как «сделка века», будет иметь только один долгосрочный эффект – это усиление позиций России на Ближнем Востоке и в исламском мире в целом.

Позиции России на Ближнем Востоке после 2015 года, когда началась сирийская операция, укрепились более чем серьезно. И это на фоне продолжающегося ослабления позиций США. Поэтому инициатива Трампа по решению палестинской проблемы, остающейся центральной для всего Ближнего Востока, могла бы рассматриваться как попытка изменить тенденцию – вернуть Штатам инициативу и снова сделать их главным игроком во всем регионе.

Да, попытки найти выход из арабо-израильского противостояния предпринимались неоднократно, но именно США лидируют по количеству инициатив на эту тему за последние полвека. В 70-е им даже удалось примирить Египет и Израиль, а в 93-м добиться того, чтобы Израиль и Организация освобождения Палестины признали друг друга. Но в дальнейшем все попытки выполнить договоренности середины 90-х и продвигаться к созданию полноценного палестинского государства проваливались. Израиль не хочет не только выполнять резолюции ООН о независимой Палестине и своих границах с арабскими государствами в пределах 1967 года, но и вообще соглашаться на существование независимой от него Палестины.

Разделенная на две части (Газа и Западный берег реки Иордан), находящаяся по сути в израильской блокаде и имеющая на как бы своей территории массу израильских поселений, Палестина не имеет никакой возможности вести нормальную жизнь. Даже все переговоры о выходе из тупика давно заморожены. С 2014 года не было ни одной личной встречи руководителей Палестины и Израиля.

Еще в ходе предвыборной кампании Дональд Трамп обещал найти выход из самого сложного конфликта современности. Его администрация три года готовила план урегулирования – его презентация все время откладывалась, в том числе и из-за внутриизраильской политической неразберихи. В середине прошлого года были обнародованы общие контуры экономической части плана, главной составляющей которой стали десятки миллиардов инвестиций в экономику Палестины. Но длящийся уже более семи десятилетий конфликт имеет не экономическую, а религиозную, национальную и геополитическую подоплеку. И решить его деньгами невозможно. Поэтому все ждали обнародования самого плана, не питая, впрочем, особых иллюзий относительно его содержания.

Потому что за время ожидания плана «сделки века» Трамп успел сделать массу произраильских жестов, в частности признать весь Иерусалим столицей Израиля, что однозначно неприемлемо не только для палестинцев, но и всего исламского мира (а также противоречит всем резолюциям ООН). Поэтому если бы в «сделке века» оказался пункт об израильском Иерусалиме, все остальное можно было бы уже не читать и не обсуждать. Ни в Палестине, ни в арабском, ни в исламском мире нет правителей, готовых отказаться от борьбы за священный для мусульман Аль Кудс.

И этот пункт в плане Трампа, естественно, оказался. Содержащееся там же предложение объявить столицей Палестины Восточный Иерусалим никого не может обмануть: под ним Трамп понимает пригороды Иерусалима. Это то же самое, как если бы Москвой назвали Новую Москву, то есть часть Московской области, присоединенную к столице десять лет назад. Мусульман, как и христиан и иудеев, волнует только Старый город, древний Иерусалим. А его план Трампа оставляет в фактическом управлении Израиля (при сохранении управления только Храмовой горой со стороны Иордании, ранее владевшей всем Старым городом и юридически, то есть в глазах мирового сообщества, остающейся его хозяйкой и сейчас).

Для реального возобновления палестино-израильских переговоров вопрос о статусе Иерусалима должен быть хотя бы поставлен на обсуждение с предложением, например, придать ему статус отдельной, управляемой международным сообществом единицы (тогда палестинцы хотя бы сели за стол переговоров). Но ничего этого в плане Трампа нет, потому что против этого категорически выступает Израиль. А презентация плана Трампа состоялась в Вашингтоне в присутствии премьер-министра Израиля Нетаньяху, что было наглядным подтверждением произраильского характера предложенной президентом США сделки.

И статус Иерусалима – лишь самая яркая деталь неприемлемости плана для Палестины.

Все остальное в нем можно свести к одной простой фразе – это будет полугосударство без суверенитета. Оно не сможет контролировать свое воздушное пространство и пограничные пункты, отвечать за безопасность, будет демилитаризованным. Все израильские поселения на Западном берегу, то есть в Палестине, остаются, а вся территория «независимой Палестины» будет представлять собой решето. Никакого выхода к границе с Иорданией у Палестины не будет – только два пропускных пункта, соединенных с территорией Палестины специальными шоссе. Контролировать пропускные пункты будет Израиль.

То есть палестинцам предлагают то, что у них и так есть – отсутствие самостоятельности и зависимость от Израиля. И зачем им соглашаться на это? 50 миллиардов долларов инвестиций, доступ к двум израильским портам и Красному морю, а также две специальные экономические зоны на границе с Египтом, ничего не меняют. Созданное таким образом государство будет нежизнеспособным и зависимым от Израиля. Шансов на соглашение на подобной основе нет вообще никаких.

Но может быть Трампу удастся хотя бы посадить палестинцев и израильтян за стол переговоров? Нет, первая реакция Махмуда Аббаса – «мы категорически отвергаем эту сделку, мы говорили об этом раньше, и наша позиция не изменилась» – останется такой же и в дальнейшем. «Иерусалим не продается», – заявил глава Палестины, сообщив, что готов обсуждать с Израилем тему ближневосточного урегулирования только при условии посредничества ближневосточного «квартета» – России, США, Евросоюза и ООН.

Реакция мусульманского мира в основном резко отрицательная. Например, турки назвали план мертворожденным, а те страны, что призвали изучить саму сделку (как Египет, Иордания и Эмираты), на самом деле делают это лишь в рамках своей игры с Вашингтоном. И ограничиваются общими словами о важности возобновления палестино-израильского диалога, как это сделал МИД Саудовской Аравии, подчеркнувший, что поддерживает «начало прямых мирных переговоров между палестинской и израильской сторонами под эгидой Соединенных Штатов». Переговоров, но поддерживать сделку, лишающую мусульман Иерусалима, никто из арабских правителей не станет. И в субботу на саммите Лиги арабских государств в Каире это увидит весь мир.

Реакция Европы пока что в духе «надо изучить», но и тут понятно, что Старый Свет не станет давить на арабов с целью заставить их принять неприемлемое.

Что же касается России, то в четверг в Москву прилетит Нетаньяху, который на встрече с Путиным будет убеждать его поддержать Трампа, без единого шанса добиться этого. Путин может сказать, что он за переговоры Палестины и Израиля, но это наша постоянная позиция, и мы даже предлагали провести встречу Нетаньяху и Аббаса в Москве. Но не на основе плана Трампа, в отношении которого спецпредставитель президента по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов уже заявил, что сейчас важно, «чтобы палестинцы и арабы высказали свое отношение к сделке»».

Их окончательная реакция будет в субботу, но уже сейчас понятно, что, как сказал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, можно констатировать, что «план получил полную поддержку со стороны Израиля, был поддержан рядом других государств, но встретил категорическое неприятие со стороны непосредственного участника так называемой сделки. Речь идет о Палестине».

Понятно, что России не нужно с порога отвергать план, в том числе и исходя из личной дипломатии Путина и Трампа. Но после субботнего заседания ЛАГ Москва с полным основанием будет ссылаться на позицию арабов, которые отвергнут план Трампа как несостоятельный. Россия не поддержит план Трампа, но выступит за возобновление палестино-израильских переговоров при участии ключевых мировых игроков. То есть Европы, США и России – плюс международное сообщество в лице ООН.

К ним в итоге все и придет. Да, не сразу, уже после смены правительства в Израиле (ухода Нетаньяху) и долгих консультаций. Но именно квартет международных посредников и усадит в итоге палестинцев и израильтян за один стол – если не переговоров, то хотя бы разговоров и встреч. И на этом столе не будет плана Трампа, но все же он далеко не бесполезен.

Потому что по факту проект «сделки века» станет ценным подарком не для Израиля, а для России – в результате провала американской инициативы внимание к нашей стране в арабском и шире исламском мире только усилится.

Потому что именно Россия остается единственной мировой державой с сильными позициями на Ближнем Востоке, сохраняющей хорошие отношения и с Палестиной, и с Израилем. Подобную роль пытается играть и Евросоюз, но он утратил (или еще не приобрел) внешнеполитическую инициативу, причем не только в палестинском вопросе. Сегодня только Россия может усадить за стол переговоров руководство Израиля и Палестины, что мы неоднократно пытались сделать за последние годы, хотя и безуспешно. Неудача российского посредничества была связана в том числе и продолжавшейся три года работой над «сделкой века». К разработке и подготовке плана Трампа были действительно привлечены самые разные силы, в том числе и в арабском мире (например, Эмираты и Иордания). Надежд на чудо не было, но дипломатическую инициативу в палестинском вопросе американцы все-таки сумели замкнуть на себя.

Теперь карты выложены на стол. И хотя Трамп и говорит о предстоящих четырех годах на переговоры по «сделке века», понятно, что палестинцы не будут даже начинать переговоры на основе предложенного американцами плана. Таким образом мяч теперь оказывается на стороне России: именно наша страна может выступить в качестве не просто посредника, но и гаранта интересов палестинцев. Доверие к Трампу и шире к Америке у Палестины уже не вернешь. А если в выходные Нетаньяху еще и примет решение об юридической аннексии занятой Израилем части Западного берега (ссылаясь на план Трампа), то негодование арабов будет еще большим.

Закулисное давление на Аббаса со стороны части арабских лидеров (готовых подыграть стремлению Трампа получить репутацию миротворца) с призывом начать переговоры при американском посредничестве ни к чему не приведет. И тогда на сцену должна будет выйти Россия. Точнее, об этом ее должны попросить сами арабы. Как палестинцы, так и лидеры разных арабских государств.

Если за Израилем стоят Штаты, то кто будет отстаивать интересы Палестины? Естественно, Россия, которая более чем активно занималась этим в 60–80-е годы. Сейчас речь не идет о возвращении времен военного противостояния Израиля – США с арабами – СССР. Сегодня важно закрепить за нашей страной на Ближнем Востоке репутацию «честного игрока» – сильной державы, которая помогает своим союзникам, но не через стравливание их с их врагами, а всеми имеющимися у нее средствами: когда нужно военными, когда нужно дипломатическими. Решить палестино-израильский вопрос сейчас невозможно – для реальных подвижек Израиль должен осознать необходимость пойти на реальный компромисс и признание неизбежности создания независимой Палестины. А это возможно только после глубокого внутреннего кризиса или военной катастрофы. Но в самом арабо-израильском противостоянии очень важно занимать мудрую и при этом сильную позицию, не пытаясь подыграть попыткам Израиля закрепить статус-кво, который никогда не будет принят полуторамиллиардным исламским миром.

План Трампа будет воспринят мусульманами именно так – и из-за Иерусалима, и из-за ущербного статуса Палестины. На этом фоне Россия одной только защитой справедливости и международного права (которое в данном случае полностью на стороне палестинцев) способна укрепить свой и так растущий авторитет в арабском и исламском мире.

К тому же только Москва является тем местом, где одновременно окажутся израильский премьер и палестинский президент – на параде Победы 9 мая. Организовать их встречу для обсуждения плана Трампа Путин даже не будет пытаться. Но вот предложить им свое посредничество для разговора он вполне может. Да, палестинская проблема куда сложнее сирийской или ливийской, но без России о ней сейчас невозможно даже начать разговаривать.

Пётр Акопов

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *