«Северный поток — 2» необходим Западу! А у нас будет «Сила Сибири — 2»

Взрыв трубопровода с российским газом на Украине наглядно показывает Европе риски отказа от проекта «Северный поток — 2». Об этом рассказал руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов.

Под Киевом в районе населенного пункта Чабаны произошел взрыв на газопроводе высокого давления. Очевидцы около полуночи услышали продолжительный гул и мощный хлопок впоследствии – как оказалось, рванул участок трубопровода «Уренгой – Помары – Ужгород», по которому Россия поставляет газ в Европу. Труба диаметром 1,5 метра разгерметизировалась в поле, потому обошлось без массовых жертв и пострадавших. В ближайших населенных пунктах отключили электроснабжение и экстренно принялись перекраивать маршруты подачи газа.

К утру экс-министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян подтвердил сам факт чрезвычайной ситуации. К этому времени удалось перераспределить экспортные потоки на другие магистрали. «Разгерметизация газопровода в поселке Чабаны под Киевом не повлияет на транзит газа в страны Европейского союза. Поставки газа для потребителей организованы через другие газопроводы», — сообщил оператор газотранспортной системы Украины. Ликвидация последствий аварии на газопроводе займет 2-3 дня.

«Это чрезвычайное происшествие, безусловно, очень показательно, — отмечает Перов. – Советская система трубопроводов «Уренгой — Помары — Ужгород» строилась в 1980-х и с тех пор устарела как физически, так и технологически. Сейчас физически украинским специалистам придется латать трубы 1970-1980-х годов выпуска, то есть изношенную систему, которая может рвануть в любой момент. Это яркий аргумент для всех противников строительства «Северного потока – 2» в Европе – украинская система очень ненадежна.

Но мы знаем, что новый российско-германский газопровод намеренно политизируют, так что часто доводы здравого смысла и логика просто отвергаются надуманными мотивами. И насколько у европейских политиков хватит разума принять такой сигнал – пока вопрос. В ответ могут прозвучать ангажированные доводы, что такой взрыв мог произойти и в России. Однако если руководствоваться здравыми рассуждениями, сегодняшняя авария – пример, чего Европе ждать от украинской ГТС в будущем».

«Уренгой – Помары – Ужгород» – магистральный экспортный газопровод, построенный в 1983 году для поставки природного газа с сибирских месторождений потребителям в союзных республиках и странах Центральной и Западной Европы. В настоящее время российская часть газопровода управляется «Газпромом», украинская – «Укртрансгазом», дочерней компанией «Нафтогаз Украины». И если российская часть образцово обслуживается и модернизируется, то об украинской этого сказать нельзя.

ГТС Украины возникла в 1948 году с газопровода «Дашава – Киев» и впоследствии выстраивалась Союзом с грандиозным размахом – сегодня она составляет почти 3,7 тысячи километров. Кроме труб в систему входят десятки распределительных сетей, газохранилищ, компрессионных и газоизмерительных станций. Основная часть системы строилась в 1960-1970-х годах, так что сейчас это самая дорогая и «дырявая» система – изношенные трубы приводят к значительным потерям при прокачке.

Киев неохотно содержит ГТС, которую зовет «национальным достоянием». Премьер Украины Николай Азаров в сентябре 2013 года оценивал затраты на ремонт трубы в 4,5 млрд евро. Но с тех пор уровень ежегодных инвестиций в ГТС едва достигал 10% от необходимого.

«Украинская сторона даже не пыталась скрывать, что хронически недофинансирует свою газотранспортную сеть, зато регулярно заявляет о поиске средств на это. А нужны многомиллиардные вложения. Своих денег у Киева на это, естественно, нет, что означает необходимость найти инвестора. Россия в свое время предлагала выкупить украинскую сеть и содержать за свой счет, но Киев с возмущением отказал. А значит, остается искать доноров лишь в Европе.

Украинская власть предлагает смелый проект по вложению в ГТС страны огромных сумм для включения сети в общую газовую систему Евросоюза. В том числе с использованием украинских газовых хранилищ, которые очень велики. Для Киева появление такого инвестора было бы успехом, но пока даже намека на него нет. А украинская ГТС продолжает ветшать и устаревать без вложений», — подчеркивает Перов.

Европа готова спонсировать модернизацию трубы только в том случае, если Россия гарантирует транзит голубого топлива через нее. Однако для Москвы куда выгоднее задействовать новейшие газопроводы, прокачка по которым вдвое дешевле, чем по гигантской устаревшей украинской сети. Узлов и агрегатов для этой ГТС не выпускают уже 25 лет, мастера на местах выкручиваются как могут, но и советские резервы деталей практически истощены.

Изношенность украинской ГТС требует все большего «латания», но это лишь отодвигает наступление масштабных проблем

Тем временем в Европе антироссийские силы под давлением Штатов объявляют о необходимости остановить проект «Северный поток – 2», связывая его с сомнительной историей Алексея Навального. Политологи не сомневаются: вся история срежиссирована Штатами, чтобы остановить строительство газопровода.

«Сейчас тема «Северного потока – 2» намеренно максимально политизируется, чтобы не допустить версий здравого смысла, а также рассуждений о необходимости этого проекта для Евросоюза. Ведь ГТС Украины моложе с годами не становится, так что вероятность аварий будет только расти. А для ЕС максимально важно, чтобы поставки энергоносителей были бесперебойными. От этого зависит экономика стран Европы.

Если говорить о максимальных выгодах, то Европе стоило бы и оставить украинскую ГТС, и достроить «Северный поток – 2», чтобы задействовать все его преимущества. Но в любом случае украинский маршрут требует многомиллиардных вложений для поддержания хотя бы его жизнеспособности, и вопрос, готова ли дать деньги на это Европа, остается подвешенным в воздухе.

Если же продолжить политизировать тему строительства нового трубопровода, то это удар по энергобезопасности ЕС. Но пока в Европе превалируют доводы политики, а не здравый смысл, предсказать судьбу проекта трубопровода по дну Балтийского моря все еще сложно», — заключает Александр Перов.

Максим Бут

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *