В Африке почти всем нужна Россия. Что Россия может предложить современной Африке?

Саммит «Россия — Африка» состоялся в уникальном формате — одна страна и целый континент! Ничего подобного не было ни в истории, скажем, франко-африканских отношений, ни англо-африканских, ни даже американо-африканских. А всё объясняется очень просто. Во-первых, масштабами страны-хозяйки, а во-вторых, совпадением интересов.




Африканские лидеры, спускавшиеся с трапов своих самолётов в сочинском аэропорту, были удивлены, что на далёкой российской земле встречала их знакомая тёплая погода — прямо африканская ласковая осень. Впрочем, по-настоящему удивляться нужно тому, что саммит «Россия — Африка» вообще состоялся именно в таком формате — одна страна и целый континент! Ничего подобного не было ни в истории, скажем, франко-африканских отношений, ни англо-африканских, ни даже американо-африканских. А всё объясняется очень просто. Во-первых, масштабами страны-хозяйки, а во-вторых, совпадением интересов.

Ведь Африка изменилась — она вышла на самостоятельный путь, точнее на его стремнину, и поэтому хочет окончательно избавиться от постколониального синдрома. Не с бывшими же метрополиями этого добиваться.

Вот почему 2019 год впервые с 1960-го можно назвать «вторым годом Африки»! Тогда, почти шестьдесят лет назад, большое число африканских стран обрело политическую независимость. Теперь же пришло, наконец, время присовокупить к ней независимость экономическую. От России африканским странам сейчас нужно то, чего за полвека они так и не получили от Запада, — инвестиций, не ведущих к финансовому закабалению, и технологий, не заводящих в тупик ресурсопоставляющих экономик.

И Россия может им всё это предоставить. А что она получит взамен? То же, что в своё время получал и Советский Союз, оказывавший огромную помощь развивающимся странам, — подрыв неоколониальной системы, обеспечивающей доминирование в мире «Большой семёрки». Раз уж Россию попросили из «Большой восьмёрки», так грех не воспользоваться этим, чтобы по-настоящему либерализовать мировую экономику и выстроить равноправные отношения со всеми её основными участниками. Только вот одна существенная разница: Советский Союз получал всё больше идеологические дивиденды, а современная Россия рассчитывает на чисто экономические как более надёжную основу и для подрыва неоколониализма, и для выстраивания партнёрских отношений с теми же африканцами.

Ведь раньше как было. Получит какая-нибудь страна большую безвозмездную помощь от СССР, возрадуется этому, понастроит заводов, школ и больниц, но рано или поздно всё равно возникал вопрос: «А как возвращать будем?» И вот тогда, чтобы не возвращать, проще было переметнуться из «социалистического лагеря» в «капиталистический». Этим примитивным «экономическим соображением» объяснялись многие измены и предательства, а также государственные перевороты, красочно описанные Юлианом Семёновым в «ТАСС уполномочен заявить…». А вот советские авуары золотом превращались в безвозвратно потерянные. Либо нужно было ввязываться в вооружённую борьбу по их удержанию или возвращению, что, соответственно, требовало новых, порой ещё больших расходов. Из советской казны.

Помощь же, оказанная по рыночным принципам, не перестаёт быть помощью, но порождает ответственность не потом, а сейчас. «Ответственность потом» — это когда местные вожаки, которых советские представители просто боялись обидеть мелочным контролем, чувствовали свою «политическую независимость» как полную безнаказанность и волюнтаризм в использовании невесть откуда свалившихся иностранных средств. «Заём» намазывался на «заём» и съедался, как бутерброд, под разглагольствования про «социалистическую ориентацию» и «вечную дружбу». А когда назревала расплата, «ориентацию» тут же меняли.

«Ответственность сейчас» — это когда вместе с инвестициями создаётся совместный капитал, а потом и добавленная стоимость, и, соответственно, совместно добываются и делятся прибыли. Каждый квартал… полугодие… год. Что немаловажно, финансовый, то есть подотчётный! При этом иждивенческие настроения у местной элиты исчезают, а появляется азарт по наращиванию прибыли — корпоративной и кооперационной — в деловом сотрудничестве. При такой ответственности нет временного разрыва между обещанием и выполнением. Вернее, он есть, но небольшой, и вы быстро понимаете, кто настоящий партнёр, а кто только прикидывается. И при этом не теряются большие суммы помощи.

И заметьте, не надо периодически менять ориентацию. И никаких государственных переворотов, разве что по недоразумению…

Именно такую рыночную и надёжную поддержку и кооперацию предлагает Африке сейчас Россия. Помимо торговли, конечно. И африканские страны готовы на неё пойти. Более того, они сами её жаждут, ибо (воспользуемся уж западной демагогией в благих целях) если Советский Союз сразу давал «рыбу», а Запад — только «удочку», то сейчас Россия предлагает выйти на совместную рыбную ловлю.

Египет, сполна испивший горькую чашу сорокалетнего «сотрудничества» с США, потерявший на этом убитым одного президента, место лидера арабского мира, а также несметные богатства Тутанхамона, но главное, чуть не потерявший свою государственность, ибо всё закончилось для него «арабской весной» и «братьями-мусульманами», сегодня вновь засиял для африканских стран маяком новой жизни. Он возвращает себе лидерство в арабском мире, потому что его товарооборот с Россией ныне самый большой в регионе — свыше 7,7 миллиарда долларов — и растёт не по дням, а по часам. А мог бы быть ещё больше, если бы не террористическая угроза для туристов. Так что мир и процветание — вот российский посыл. И другие африканские страны тянутся за Египтом, и именно поэтому с многими из них за последние годы товарооборот у России вырос в 20 раз.

Но этого мало — потенциал куда больше. Владимир Путин в Сочи предложил удвоить этот 20-миллиардный (пока в долларах) товарооборот всего за 5 лет. 

Конечно, 20 миллиардов — это в десять раз меньше, чем у США добыто в торговле с Африкой, но в том-то и дело, что у Штатов перспектив наращивания ноль, если не минус, а вот у России — те самые 20 раз. Тут важна тенденция. И то, что США сдают свои позиции «регулятора», а вот Россия не регулирует — она помогает спасти страны. Тот же Египет, ту же Сирию. И африканцы почувствовали разницу.

Пожалуй, вся Африка слетелась в Сочи! «Мы высоко ценим то внимание, которое Российская Федерация уделяет укреплению сотрудничества с Африкой, и рассматриваем данный экономический форум как важную площадку для демонстрации возможностей развивать инвестиции и торговлю между нашими народами, что будет способствовать укреплению связей между нами в соответствии с «Концепцией-2063», выработанной Африканским союзом», — заявил с той же трибуны, поднявшись на неё вслед за Владимиром Путиным, президент Египта и председатель Африканского союза Абдель Фаттах ас-Сиси.

Конечно, Африке много чего не хватает, но больше всего ей не хватает единства. И знаете почему? Потому что перед континентом весь прошлый век рисовали сто тропинок к процветанию, но все они плутали. А вот столбовой дороги никто Африке не открывал.

Россия сегодня это сделала. Так что куйте железо, пока в Сочи по-африкански жарко, и вот тогда «Концепция-2063» обязательно осуществится.

Вадим Елфимов



Африка становится субъектом международной политики и глобальной экономики. Россия – единственный глобальный игрок, которому объединение и усиление Африки безусловно выгодно. Многим остальным выгодно, напротив, раздробление континента и ослабление отдельных стран.

В России одновременно никогда еще не находилось столько глав иностранных государств. В Сочи прошел первый в истории политический саммит «Россия – Африка» и экономический форум, на которые прибыли главы почти всех государств Африки и межгосударственных объединений, число участников превысило шесть тысяч человек.

На полях форума много говорили о сравнении российского и советского периодов в отношениях с Африкой. Основное отличие – никакого идеологизированного деления стран на «наших» и «не наших» не осталось. В Сочи приехали все или почти все, и почти всем «нужна Россия».

Форум наглядно показал, что ни о какой международной изоляции России не может быть и речи. Рестрикции мобилизуют здоровые силы на развитие, а партнеры уважают Россию больше после того, как она не стала под давлением уступать позиции.

Критическую позицию в отношении России последовательно занимают лишь три небольшие африканские страны, не играющие существенной роли ни в политическом, ни в экономическом профиле континента. Подавляющее большинство стран Африки выступают на стороне России или придерживаются дружественного нейтралитета.

Африка становится субъектом международной политики и глобальной экономики. Самостоятельным центром силы и принятия решений. К 2063 году Афросоюз ставит задачу добиться экономического и политического единства континента, но уже сейчас видно, что Африка – это не просто пространство, ограниченное берегами континента, но партнер, самостоятельный игрок. Африканские лидеры все чаще принимают совместные либо согласованные решения, осознают себя сплоченной группой.

Россия – единственный глобальный игрок, которому объединение и усиление Африки безусловно выгодно. Многим остальным выгодно, напротив, раздробление континента и ослабление отдельных стран. Ключевое преимущество российского подхода происходит из естественных отличий. Если ЕС, США и Китаю нужны прежде всего природные ресурсы Африки, России (у которой «все свое») нужны новые рынки сбыта, покупатели. И нужна самостоятельная сильная Африка, которая будет не отдавать сырье импортерам почти бесплатно, а потреблять и перерабатывать его сама.

Тем не менее, политику на форуме почти не обсуждали. И официально, и на полях доминировала экономическая повестка. Форум посетили не только политические лидеры Африки, но и владельцы крупнейших африканских финансово-промышленных групп: Вале Тинубу и Изабель душ Сантуш, Сидики Доколо – эти люди сейчас решают, в каком направлении будут развиваться экономические системы континента.

Африканцы приехали в Сочи с деньгами, а не за деньгами. В 2014–2018 гг. Африка оказалась единственным регионом мира, показавшим существенный рост объема российского экспорта – на 8,1 млрд долларов в абсолютном выражении и на 86% в относительном, в т. ч. на 6,63 млрд долларов (+87%) в Северную Африку и на 1,47 млрд долларов (+85%) в Африку к югу от Сахары. Российские участники бизнес-форума искали и находили новых покупателей, возможности для расширения рынков сбыта. Общий накопленный объем российского экспорта в Африку за последние 10 лет составил около 100 млрд долларов, среди покупателей лидируют Египет (37,5 млрд), Алжир (25,8 млрд), Марокко (8,4 млрд), Тунис (4,7 млрд), Нигерия (3,2 млрд).

Африка остается пока последним большим не поделенным пространством возможностей. Неразведанные запасы полезных ископаемых, неосвоенные и быстро растущие потребительские рынки, в самом начале развития находятся все базовые системы инфраструктуры. На Африку приходится 65% неиспользуемых пахотных земель и 30% минеральных ресурсов мира.

Медицина, образование и информационно-коммуникационные технологии будут определять ландшафт российско-африканского сотрудничества на ближайшую декаду наряду с «экспортом безопасности» и продовольствия. Эти направления отвечают и возможностям России, и потребностям Африки.

Через три года, уже в Аддис-Абебе, пройдет второй саммит, к этому времени роль Африки в развитии российской экономики будет уже заметна почти каждому.

Андрей Маслов



Центральноафриканская Республика рассматривает возможность создания российской военной базы, заявил в интервью РИА Новости президент Фостен-Арканж Туадера.

«Мы продолжаем работать с национальным Министерством обороны и с Министерством обороны России над этим вопросом, чтобы изучить возможности», — сказал он.

О том, что в республике может появиться российская военная база, говорила в январе министр обороны Мари Ноэль Койяра. По ее словам, это возможно в рамках межправительственного соглашения о военном сотрудничестве, которое Россия и ЦАР подписали в августе 2018-го.

Сейчас в стране действует центр в Беренго, где солдаты с помощью российских инструкторов учатся обращаться с оружием и изучают методы ведения боя.

Ситуация в ЦАР обострилась в начале декабря 2013 года, когда в Банги начались столкновения между боевиками и противостоящими им повстанцами-христианами. Только в начале этого года Туадера и представители вооруженных группировок подписали мирное соглашение, которое призвано положить конец многолетнему конфликту. В частности, должны быть проведены свободные выборы, правительство обязалось обеспечить свободу создания партий и политических движений, а также создать условия для возвращения беженцев.

РИА Новости


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *