Возвращается Россия государственная

Заместитель главы правительства Юрий Борисов заявил, что монетаризм не принёс стране ничего, кроме ослабления потенциала

Тридцать лет — это почти половина жизни для тех, кому в 90-е было едва за двадцать. Сейчас им под шестьдесят. Лучшие годы ушли на период либеральной вакханалии в России у целого поколения, рождённого в шестидесятые. Что видели в жизни эти люди?

Детство было спокойным, а школьная юность — размеренной и весёлой. Планы на жизнь были выстроены в старших классах, и ничто не предвещало катастрофы, и даже когда началась перестройка, все ожидали улучшений. Работали заводы, институты выполняли планы НИОКР, вузы меняли учебные программы и выпускали молодых специалистов, которых подхватывало народное хозяйство. «Буран» полетел в космос, и это было мировым триумфом, — даже США не могли реализовать такой проект.

Те, кто прошёл через 90-е, выживут в любой ситуации. Большинство тех, кому тогда было от 25 до 40 лет, десять лет подряд каждые три года начинали новый вид деятельности с нуля, потому что прежний закрывался. Закон о государственном предприятии обрушил размеренный порядок экономической деятельности — начал набирать обороты хаос реформы планирования. Начался распад АПК и ВПК.

Первые ласточки предстоящего грандиозного гоп-стопа в масштабах страны начались при Горбачёве во второй половине 80-х. На дворе был 1987 год, ещё вовсю стояла Советская власть, а в Министерстве рыбной промышлености СССР начали практиковать заходы траулеров в иностранные порты и продажу вылова на месте за валюту. Рыба и выручка в СССР перестали поступать, и обанкротилась целая отрасль, включающая траулеры, судоремонтные заводы, холодильный флот, тысячи рабочих и служащих. Но узкая группа лиц стала обладателями первых загрансчетов, и туда стали поступать валютные средства.

Надо понимать, как в СССР контролировалась отрасль флота, связанная с валютой и рейсами за границу, чтобы догадаться, что решение принималось на самом верху. Ещё не было коммерческих банков и в помине, они появятся через два года. Но к тем слоям, что контролировали нефтедоллары и выручку от продажи оружия и алмазов, добавились контролёры флота.

Потом к рыбакам добавились пароходства торгового и танкерного флота. Начались манипуляции с грузовой маркой — регистрацией осадки при переходе судна из холодных морей в тёплые. Ворованное дизтопливо продавалось судовым агентам в чужих портах за наличную валюту. «Дипломаты» с наличкой передавались капитанам, которые действовали в сговоре со старшими механиками и старшими помощниками — записи в судовом журнале зависели от этих людей. Выручка также поступала на указанные счета.

Люди, задававшие ненужные вопросы, выпадали за борт при дальних переходах. Кого-то смывало штормом. Остальные ничего не видели и ничего не слышали, дома шёпотом рассказывая жёнам о происходящем. Думать, что без участия тогдашнего руководства Совкомфлота такие вещи могли делать члены комсостава судов, значит не понимать, что на советском флоте каждый вздох был известен тем, кому положено.

Потом пошли ещё дальше. В стране не было денег, и потому решили повысить судовые сборы с отечественных компаний за заходы в родные порты. Для иностранцев ставки остались низкими. Вопросы о том, почему идёт такая дискриминация собственного флага, остались без ответа. Но через пару месяцев начался вывод флота под иностранные флаги в офшорные зоны — ради спасения отрасли, конечно.

Страна осталась без флота, а бюджет без денег, зато приватизация ещё до всякого Гайдара уж шла полным ходом стихийно и де-факто. Зато из руководства пароходств и капитанов судов со связями (из тех, что исправно возили чемоданы с чёрным налом за продажу ворованного дизтоплива) вышли крупные судовладельцы и операторы фрахта. Заметьте, это не цеховики и дельцы теневой экономики — это верхушка отраслей, ориентированных на работу с поступлениями в валюте.

Промелькнула эпоха кооперативов, внутри которой пролетели этапы производственной и торгово-закупочной деятельности. Началась ваучерная приватизация. Следом пролетела эпоха челночного бизнеса. Стали подниматься двухэтажные дома, принадлежащие судьям и прокурорам, таможенным чиновникам и руководителям райотделов милиции, быстро сменивших братков в малиновых пиджаках с цепями на шеях на неприметных сотрудников в погонах.

Десять лет по стране ездили сборщики металлолома, вывозя на разделочные площадки оборудование опустевших заводов и поржавевшие комбайны бывших колхозов и совхозов. Чермет и цветмет хлынул потоком за рубеж. Источники цветмета — это бывшие военные объекты, включая космодромы, и на их разделку попадали только свои люди.

Потом пришла эпоха олигархов, где сменилось две волны, потом поделили нефтянку, строительство и газ. Короткая эпоха высоких цен на углеводороды позволяла не замечать продолжающегося разгрома производственной базы. Исчезнувших бывших рабочих и инженеров не было видно — они уходили тише, чем новые русские под грохот перестрелок. Страной правили дорвавшиеся до власти и собственности либералы, и их спор с силовиками шёл исключительно о сферах влияния.

После того, как в стране набрал силу частный капитал, стало приходить понимание, что либерализм — это путь в никуда. Сейчас заместитель главы правительства Юрий Борисов официально объявляет о том, что в России закончена тридцатилетняя эпоха господства монетаризма, и начался переход к госкапитализму. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Юрий Борисов заявил, что монетаризм не принёс стране ничего, кроме ослабления потенциала. Эта ошибка признана на самом верху, и потому смена курса — это принципиальный вопрос. Что стоит за этими скупыми словами, понять могут лишь те, кто начал в конце 80-х и как-то дошёл до 20-х. То есть те, кто выжил в 90-е, нулевые и десятые. Это особое поколение, наподобие тех, кто прошёл войну и выжил.

Госкапитализм — это система, настраивать которую будут не менее двух-трёх десятилетий. Формально это многоукладная экономика, в которой ведущая роль за госсектором. Неформально это новая иерархия элиты, где в чиновниках государственники вытесняют компрадоров и осваивают плановые методы хозяйствования, не основанные на директивном планировании, а использующие индикативные инструменты.

Бизнес получает право на жизнь лишь при условии понимания интересов страны. Остаётся проблемный банковский сектор, технологически ориентированный на стандарты международного банкинга. Задача банкиров — бесперебойные расчёты, а это значит унификация методик. Если применяется акционерный капитал, то и методики аудита должны быть стандартными. Это проблема соотношения суверенитета и подконтрольности внешним органам финансовой власти, таким как БМР и МВФ.

Технологически это проблема оценки финансовой устойчивости, резервов и достаточности капитала. Политически это проблема суверенитета финансов. Эта зона остаётся самой проблемной, но и тут есть целый спектр решений для усиления суверенитета. Главное — политическая воля и опора на большинство правящего класса.

Для этого нужна реформа Конституции, на основе которой пойдёт процесс реформирования всего связанного с ней законодательства. Это процесс эволюционный, потому и занимающий два десятилетия. Для поколения, прошедшего 90-е, это самая глубокая революция из всех пережитых. Потому что ломать социализм было легче, чем поворачивать от монетаризма в госкапитализм. Сопротивление сейчас намного сильнее, а позиции государства слабее.

Подниматься труднее, чем падать. Конституция Путина — это Конституция подъёма. Он будет долгим и трудным, как всякий подъём. И он уже начался, если иметь в виду начавшееся голосование по поправкам. 1 июля страна прощается с либеральной Россией, тридцать лет ставившей над населением свои дикие эксперименты. Начинается, а точнее возвращается Россия государственная.

Закончена очередная эпоха нашей трудной истории. Никто не говорит, что наступающая эпоха будет легче, но она уж точно не будет такой безнадёжной. Исход из рабства монетарного либерализма запомнится России. Когда-нибудь мы вспомним это, и не поверится самим, а нынче нам нужна одна Победа. Одна на всех, мы за ценой не постоим. С новой эпохой вас, товарищи.

Александр Халдей

Взгляд изнутри на голосование по поправкам: прозрачно, надежно, безопасно

На протяжении последней недели июня — с 25 июня до 1 июля включительно — в России проводится голосование по поправкам к Конституции, принятой в далеком 1993 году. Никогда еще в нашей стране кампании подобного рода не проводились так долго, однако пандемия коронавируса диктует жесткие эпидемиологические требования к нагрузке на участки. Как обрабатывают наши голоса, защищают их от атак злоумышленников и почему полученные результаты являются полностью легитимными? Давайте разбираться.

Первое, что обращает на себя внимание в общероссийском голосовании по поправкам к Конституции — это его открытость. Любой человек в любое время имеет полный доступ к информации о том, где и когда происходит голосование, как организован этот процесс, сколько человек уже выразили свое отношение к поправкам.

Стандарты электоральной открытости задает Москва. На всех участках здесь присутствуют специально обученные наблюдатели, а сами участки великолепно оснащены в техническом отношении — за процессом на каждом из 3608 участков круглосуточно следят минимум две видеокамеры, передающие информацию в режиме реального времени в видеоцентр Общественного штаба по контролю и наблюдению за голосованием. Там наблюдатели отслеживают возможные нарушения на 24 рабочих и четырех гостевых мониторах.

Видеопоток с мест фиксируется на картах памяти до конца голосования, чтобы при необходимости можно было восстановить происходящее на участке во всех деталях и проверить поступившую заявку о нарушении. От технических сбоев оборудование на участках защищено блоками бесперебойного питания, а от пресловутого «человеческого фактора» — антивандальными шкафами.

Наблюдатели находятся не только в штабе — по несколько человек от общественных организаций или парламентских партий присутствует и на каждом участке. Есть и полностью независимые наблюдатели — простые москвичи, обладающие активной жизненной позицией и готовые тратить свои силы и время в интересах всего общества. Всего корпус наблюдателей на нынешнем голосовании насчитывает порядка 21 500 человек.

О высоком уровне открытости голосования говорят и международные эксперты, побывавшие на работающих участках.

«Мы посетили избирательные участки в Москве и Петербурге и смогли посмотреть, как проходит процесс голосования, а также дезинфекции избирательных участков. Мы обсудили вопросы безопасности избирательных участков… Я получил ответы на все интересующие вопросы, — сообщил член Палаты депутатов Берлина от партии «Альтернатива для Германии» Гуннар Норберт Линдеманн— Нам показали, как опечатываются урны, и мы убедились, что у каждой из них есть серийный номер, а помещение находится под охраной полиции. Было интересно отметить, что существует электронное голосование. Процесс голосования также адаптирован для людей с ограниченными возможностями».

1 июля, в последний день голосования, онлайн-трансляция с избирательных участков на сайте vybor.mos.ru станет доступна всем желающим. Благодаря этому фактически все россияне смогут на время стать добровольными наблюдателями и лично проконтролировать чистоту и законность процесса голосования в столице. Но, конечно, главная роль в контроле за голосованием принадлежит специальному Общественному штабу, организованному Общественной палатой города Москвы. Именно штаб обучал наблюдателей, координировал их распределение по конкретным участкам, а в ходе кампании отрабатывает сигналы о возможных нарушениях. Вся работа штаба происходит оперативно, публично и в соответствии с законодательством.

В группу разбора, задачей которой является реагирование на жалобы с мест, входят более 15 человек. Это квалифицированные юристы, ученые, журналисты, депутаты и общественные деятели. Такой состав гарантирует беспристрастность и оперативность разбирательств. Одновременно со штабной группой разбора действует мобильная группа, выдвигающаяся на участки в случае необходимости. В нее входят юристы, члены Общественной палаты и журналисты. Также журналисты присутствуют в самом штабе и ежедневно получают самую свежую информацию о голосовании на специальных брифингах.

Эффективность работы штаба хорошо видна по тому, что если в первый день голосования были отмечены несколько мелких инцидентов, даже теоретически неспособных сказаться на результатах голосования, то второй день обошелся вообще без заметных нарушений.

«Никаких происшествий, стоящих внимания, не происходит», — сообщил журналистам заместитель председателя Московской городской избирательной комиссии Дмитрий Реут.

«Голосование по-прежнему проходит без ЧП. Вся информация, которая поступает в группу разбора, обязательно проверяется. Ни один сигнал не упускается. Серьезных проблем не отмечено. В большинстве случаев речь идет о незначительных, «технических», по сути, недочетах, которые оперативно исправляются», — подтвердил его слова глава Общественного штаба Илья Массух.

Высоко оценил степень прозрачности московского голосования и сам президент России Владимир Путин, внесший поправки к Конституции.

«Весомый вклад в повышение прозрачности процедур выборов вносят наблюдатели. Важный шаг — создание системы видеонаблюдения с онлайн-трансляцией в общедоступных сетях. Безусловно, эту практику нужно развивать», — заявил он.

Наряду с прозрачностью важной составляющей работы Общественного штаба является публичность — то есть обеспечение доступности информации и полнота картины голосования. Ежедневно проводятся брифинги, на которых журналистам рассказывают последние данные о ходе голосования в Москве, в том числе и о зафиксированных нарушениях. Так, в первый день голосования проект «Голос» сообщил о 55 нарушениях, но проверки группы разбора и мобильных групп подтвердили только два из них. К виновным применяют меры административного характера, а выявленных провокаторов, пытавшихся, например, проголосовать несколько раз, ждет, вполне возможно, и реальное уголовное дело.

И, наконец, нельзя не остановиться подробнее на онлайн-голосовании, доступном для жителей Москвы и Нижегородской области. Наряду с экспериментом по использованию интернет-технологий в выборах и голосованиях оно также позволяет снизить нагрузку на избирательные участки, что в условиях продолжающейся пандемии трудно переоценить. Чтобы отдать свой голос с помощью любого гаджета, имеющего выход в Глобальную сеть, москвичам и нижегородцам нужно было заранее зарегистрироваться на сайте голосования, а после его старта просто заполнить электронную форму.

Прозрачность подсчета электронных голосов и устойчивость системы против хакерских атак обеспечивает технология блокчейн. Перед началом голосования в ней был сформирован реестр участников, и в дальнейшем к голосованию допускаются только те, кто в него внесен. Их голоса шифруются и становятся недоступны для злоумышленников и даже просто праздных любопытных.

Гарантией отсутствия утечек из системы стали пять ключей шифрования, хранящиеся с в специальных сейф-пакетах, для надежности помещенных в банковские ячейки. Ответственными за хранение ключей стали председатель ТИК ДЭГ Юрий Павлов, глава Общественного штаба по контролю за голосованием Илья Массух, замруководителя Общественного штаба Ольга Кириллова, министр информационных технологий и связи Нижегородской области Сергей Ефимов и сопредседатель Движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц.

Надежность этой системы была доказана в ходе реального нападения хакеров — как сообщил телеграм-канал Общественного штаба, вечером субботы была зафиксирована попытка атаки на блокчейн.

«Введен режим повышенной безопасности. Перерыва в голосовании не было, все голоса находятся в службе гарантированной доставки — то есть будут записаны в блокчейн. После того как специалисты по информационной безопасности проведут необходимую работу, доступ к ноде наблюдателя будет восстановлен», — заверил начальник Управления по совершенствованию территориального управления и развитию смарт-проектов правительства Москвы Артем Костырко.

Однако при всей надежности технических средств за онлайн-голосованием следят и наблюдатели, и члены специального подразделения Общественного штаба — так называемого «электронного штаба». На своих мониторах они видят число выданных электронных бюллетеней, число проголосовавших и другие статистически и технические параметры.

По предоставлению Общественного штаба Мосгоризбирком ранее вручную проверил сформированный накануне выборов реестр электронных избирателей. 10 тысяч человек сверили списки электронных и офлайн-голосующих, чтобы исключить возможность двойного голосования одним человеком: онлайн и на самих избирательных участках. В общей сложности в списки были внесены 12 537 отметок, уточняющих статус голосующих дистанционно — среди них не было ни одного, кто бы получил бюллетень на участке по месту жительства.

Кстати, если у вас имеются вопросы по электронному голосованию, их можно задать сотрудникам колл-центра по телефону 8 (800) 222-55-52. К 26 июня консультации там получили уже около семи тысяч человек.

Подводя итог, можно с уверенностью заявить — в рамках голосования по поправкам к Конституции приняты все возможные меры, обеспечивающие его прозрачность, безопасность, стабильность и легитимность. Если вы еще не проголосовали — до 1 июля вас ждут на избирательном участке, не забудьте об этом.

Андрей Сергеев

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *