Все китайцы в США работают на свое правительство и воруют для него

Все китайские исследователи (китайцы) в США работают на свое правительство и воруют для него американские технологии; студенты ничуть не лучше. С такими страшилками по множеству университетов ходят люди из ФБР или звонят туда, требуя «разработать протоколы» для «мониторинга» всех китайцев. Протоколы — это когда сам университет будет вести досье на каждого, кто китаец, может, даже ставить ему подслушивающие или подглядывающие устройства, записывать знакомства, явки, пароли…




История эта стала известна из двух источников — из заявлений китайских властей о том, что творится с гражданами страны в Америке, и из множества гневных документов от самих университетов и исследовательских центров.

Открытое письмо властям недавно написали коллективно 15 самых элитных университетов, включая Йель, Стэнфорд и Колумбийский. Сейчас то же сделали Ассоциация американских университетских профессоров, Ассоциация колледжей и университетов и другие. Требуют, чтобы охотники за шпионами не переваливали дело тотальной слежки на ученых. А чистка лиц китайской национальности не только угрожает академическим свободам, но и тормозит научную работу.

То есть проблема есть. Но Мари Ройс, замглавы Министерства образования, заявляет: ее нет. Она утверждает: мы продолжаем принимать студентов из Китая, мы просим всех, кто с ними общается, приглашать их в клубы, организации или свои дома, чтобы китайцы сами сделали вывод насчет того, что такое Америка. Они и делают выводы. На 30 процентов выросло число абитуриентов из Китая, желающих поступить уже в британские университеты, а, допустим, в лучшем учебном заведении Гавайев в следующем году ожидается 20-процентное снижение китайских заявок.

Конечно, студентов можно счесть жертвами пекинской пропаганды, но в таких случаях люди помимо восприятия пропаганды говорят друг с другом и обмениваются фактами.

А факты очевидны: охота на китайских шпионов в США достигла точки полной истерии, и не только в науке и образовании.

Есть люди, родившиеся гражданами США, получившие боевые награды в разных американских войнах, но им сейчас советуют «убираться откуда пришел» — из-за неправильного разреза глаз. Недавно из Университета Эмори уволили китайскую супружескую пару, исследовавшую проблемы неврологии, а из Андерсоновского ракового центра в Хьюстоне выгнали трех специалистов по онкологии — за китайские корни. В самом Китае говорят, что множеству ученых без объяснений отменили 10-летние американские визы…



Тут учтем, что студенты все-таки не исследователи. Студенты — это дойная корова. Их в США из Китая сейчас 360 тысяч, и это индустрия с оборотом 15 млрд долларов в год. Университеты китайцев поэтому любят особо. А вот идея о природной (или исторической, или политической) склонности китайцев не столько вносить свой вклад в исследования, сколько воровать идеи и технологии — это несколько другая история, она тянется еще из 90-х годов, и России хорошо знакома.

Но дело не только в науке и образовании, они лишь часть картины. Поразительна скорость, с которой одна сверхдержава, в том числе на государственном уровне, объявляет другую полным Мордором, не заботясь о фактах. Американцы, и не только они, теперь должны воспринимать Китай вот как: это коммунистическое государство с тотальной слежкой за всеми жителями с присуждением им «социальных рейтингов»; это нация, которая веками вынашивала идею полного подчинения себе всего мира вообще, и делает это путем «хищнической» раздачи денег; это тюрьма народов, где в Синьцзяне держат в концлагерях миллионы мусульман, а про Тибет и говорить нечего (кстати, и не говорят почти, поскольку «концлагеря для мусульман» — это вопрос отношений Китая с мусульманским миром, а Тибет в этом плане не столь перспективен).

Нечто похожее было в США в эпоху охоты на коммунистических ведьм (стартовала в конце 40-х), но там вопрос был скорее внутренним, свои жрали своих, и только идейные и прочие корни неправильных американцев их противники протягивали куда-то к Кремлю. А сейчас другая картина: это конфронтация держав, переходящая в тотальную. И одно дело — геополитические игры за технологическое превосходство, или за рынки сбыта, или (в прежнюю эпоху) за природные ресурсы. Это делают все со всеми. Другое дело — тотальная и глобальная обработка мозгов насчет того, что конкурент США воплощает все мыслимые ужасы. Причем ужасен любой выходец оттуда.

Как ни странно, в годы, когда Китай и правда соответствовал описанной выше картине (и то не полностью), американцы воспринимали его как-то спокойнее. И именно с тем, вполне маоистским Китаем, администрация Ричарда Никсона (пришел к власти в 1969 году) выковала нечто вроде альянса, с дипломатическим признанием и с ясной идеей совместного противостояния СССР. Истерик насчет Китая-Мордора тогда не было, Никсон перечислял в своих речах вопросы, по которым две державы расходятся, а дальше говорил «но» — и объяснял, в чем они сходятся.

Но Китай тогда был слабым, а США — несмотря на множество провалов и проблем — сильными. Сейчас все как-то не так.

В свежем номере журнала Foreign Affairs можно прочитать многостраничный упрек американской элите: изучайте факты, ребята. Не надо говорить, что в Пекине только и мечтают, чтобы подорвать везде «демократию», то есть ту же Америку. Со времен Мао Китай никак не пытался экспортировать свою политическую систему, его нынешняя «китайская мечта» — идейный продукт число внутренний. Китаю хочется иметь большее влияние в рамках существующей мировой системы — да. Но чтобы эту систему ненавидеть и пытаться ее уничтожить — ну никаких признаков.

Заметим, пишет человек, очевидно, хорошо знающий все нюансы внутренней и внешней пекинской политики. И вот вывод этого человека: доиграетесь ведь. «Чрезмерная реакция — то есть изображение соревнования с Китаем в цивилизационных и идеологических параметрах — несет риск превратить Китай в то самое, что многие в Вашингтоне ему со страхом приписывают». Делаете из этой страны врага — врага и получите.

Вы бы вместо этого, заключает статья, заставили собственную демократию работать лучше. Тогда было бы легче конкурировать с Китаем даже там, где он силен,— по части экономической и технологической мощи.

Но ясно же, что этому автору скажут в атмосфере тотального страха перед Пекином: а вы чьих будете и ваша какая фамилия? Чэнь? Да неважно, что вы Джессика Чэнь-Вайс из Корнелльского университета. Отправляйтесь туда, откуда пришли.

Другое дело, что она может в порядке защиты бездоказательно сослаться на родственные связи с другим Чэнем (их много, как Сидоровых). Гордон Чэнь — тоже американец — сначала прославился упорными и никогда не сбывавшимися предсказаниями того, что Китай идет к катастрофе. А потом начал объяснять нечто противоположное — что Китай идет к мировому господству, потому что уже не первое столетие иначе себя не мыслит. Очень популярен в обоих лагерях политики США. В обоих — потому что Китая в Америке боятся и демократы, и республиканцы.

ИСТОЧНИК


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *