Зачем Россия помогает другим странам?

Российские военные сегодня оказывают помощь в борьбе с коронавирусом уже нескольким странам. Но многие задаются вопросом: зачем это делать, когда у нас в стране эпидемия только разворачивается и все усилия нужны здесь?

Нет, когда итальянцы варят для российских военных борщ – это приятно. Дополнительную прелесть этому придаёт бессильное кипение среди потомков шумеров по соседству, которые отчего-то вбили себе в голову, что борщ – национальное украинское блюдо.

Нет смысла доказывать очевидный факт, что борщ в России варили задолго до того, как в 1991 году образовалась сепаратистская территория, объявившая себя государством Украина. Есть смысл спросить, однако, что получает Россия от того, что вытаскивает итальянский город Бергамо из того ада, куда его забросила эпидемия коронавируса. А также – на что вообще рассчитывает российское руководство, отправляя медицинскую и гуманитарную помощь в различные страны. Включая даже такую экзотику, как США. Или то была демонстрация? Изящный информационный укол в текущей войне?

Зачем?

Зачем они нам нужны, иностранцы?  

То, что не в коня корм, коллективный Запад вкупе с самыми верными холуйчиками продемонстрировал аккурат только что. США, Великобритания и ЕС, а также, по меткому определению Владимира Путина, всегда им «подхрюкивающие» Грузия и Украина без всяких разговоров и рефлексий заблокировали в ООН подготовленную Россией и ещё 28 государствами декларацию Генассамблеи. 

Главное в проекте документа было – отказ от торговых войн и односторонних санкций. Получилось не слишком удачно, надо признать: у всех возникло впечатление, будто санкциями России всё же додавили и она, наконец, заскулила. Неслучайно в Киеве и Тбилиси сразу же засучили ножками. Но основное не в этом. А в том, что только вчера Россия отправила в ту же Америку громадный транспортный Ан-124 с большим количеством масок, медикаментов и аппаратуры для борьбы с коронавирусом. Среди них – несколько десятков аппаратов искусственной вентиляции лёгких «Авента-М» по полтора миллиона рублей за штуку.

А в городе члена ЕС Италии русские военные эпидемиологи с риском для жизни вынимают граждан этого члена ЕС с того света. А Грузия на 98 процентов обеспечивается русским зерном, и ни о каких санкциях враждебному режиму в этом секторе поставок Москва даже не заикается. Зато в Грузии заикаются о том, что Россия могла бы и ей помочь в борьбе с коронавирусом.

Не слишком ли много гуманизма? Особенно на фоне истории неискоренимой, утробной вражды Запада по отношению к России? Ради чего Россия отправила в ту же Италию 122 военных врача-вирусолога и эпидемиолога в составе 8 врачебных бригад, 30 единиц спецтехники для противовирусной обработки строений и помещений, комплексы для дезинфекции транспорта, аппараты искусственной вентиляции лёгких, тест-системы, медицинские маски высокого класса, защитные комплекты и даже 700 костюмов врача-инфекциониста? У нас, что ли, избыток этого всего?

Так нет, уверяют источники Царьграда по всей стране. В Екатеринбурге найти маски в аптеках – надо очень постараться, и не факт, что положительный результат будет. В Подмосковье на соответствующий вопрос глумливо усмехаются. В Челябинске вообще одна маска приходится на более чем тысячу человек. А в среднем, по приводимым в целом ответственным изданием «Коммерсант» данным Росздравнадзора на 30 марта, на одного жителя России приходилось по 0,07 маски. Или 1 маска на 140 человек. Положение с каждым днём улучшается, маски шьют по всем регионам, но согласимся: странно отправлять помощь в другие страны, когда у самих аврал.

Мир един и очень уязвим

Эпидемия коронавируса явственно показала, что эта мысль – далеко не банальность. Хоть служила дежурным трюизмом в пропагандистских экзерсисах со времён первого применения атомного оружия. Эпидемия показала, что это реально так: мир действительно изменил один человек – который съел недожаренную летучую мышь. И даже если, как гласит другая популярная версия, нынешняя всепланетная зараза – дело рук человеческих из чьей-то военной лаборатории, основным остаётся, что зараза именно – всепланетная.

И это человечеству ещё повезло, что вирус относительно миролюбивый. А если бы людей косил такой, который не давал бы столь высокого шанса на выздоровление? Вообще смертельный? Что бы тогда было с тем же добрым городом Бергамо, где и сегодня гробы вывозят десятками в день, а в больницу каждые 20 минут подвозят очередного тяжёлого?

Так что ответ первый очевиден: нужна хоть какая-то, хоть небольшая помощь там, где вирус пошёл на прорыв, на истребление. Ведь в этом случае даже процент его летальности не играет главной роли – люди умирают из-за того, что рухнувшая оборона медицины не успевает оказать им нужную помощь. И если вирус прорвётся здесь, значит, он придёт куда-то ещё. В конце концов, в Россию первые заразившиеся привезли его как раз из Италии. Так что когда кто-то просит «сразиться на этой войне» – он просит сразиться на общей войне.

Второй резон для помощи связан с первым. Да, мало в России сегодня идеалистов, которые верят, что по своей въевшейся в кровь привычке западные варвары не забудут об оказанной им помощи уже на первый день после устранения угрозы. А на второй – скажут, что они всё сделали сами, а мы им только мешали. А на третий – что это Россия всё им и устроила.

Они, собственно, и сегодня это всё говорят. Разве что не дошли ещё до двух миллионов изнасилованных русскими итальянок.

Но наш резон всё же помогать им ещё и в том, чтобы там, у них, приготовиться к отражению вирусного блицкрига у нас. Сразу по нескольким направлениям.

По научному – изучить, что называется, «на поле боя» природу вируса, особенности его функционирования. По медицинскому – опробовать средства и методы его лечения на практике. По организационному – оттянуть, «размазать» блицкриг во времени; не только карантинами у себя дома, но и участием в подавлении пиков заболевания там, у них.

И, разумеется, политический и пропагандистский резоны тоже не неважную роль играют. Время-то ныне только технически мирное, а так-то война мировая вовсю полыхает. Просто физически, оружием воевать сегодня трудно – ответка грозит быть такой сугубой, что результатом войны удовлетвориться никто не успеет. А если заходить через информацию, пропаганду, вбросы и сбросы, через финансирование деструктивной оппозиции и деструктивных информационных атак, то удовлетворение может быть весьма высоким. Ибо результат тот же, что и после настоящей, «огненной», «оружейной» войны – захваченные территории и ресурсы, капитуляция противника, подконтрольные и послушные режимы.  

Надо ли, например, было запускать на Россию армаду ракет и бомбардировщиков, чтобы воплотить в жизнь самую жадную западную мечту – оторвать от неё Украину? Нет, достаточно было тихой работы с украинским политикумом и олигархатом в поощрение национализма, запуска несложных информационных мемов, не очень большой суммы, вложенной в экстремистов, и десятка снайперов на Майдане. А «арабская весна»? Всё то же: поощрение и развитие экстремизма, информационные вбросы, организация «майданов» через прикормленные или созданные радикальные структуры.

Да, в Сирии мы ответили на это военными средствами. На Украине – военно-политическими. Но надобно отвечать противнику и методами информационными. Причём – прорываясь именно на его территорию. Ибо отсюда, с нашего информационного пространства, преодолеть панцирь информационного тоталитаризма, из-под которого воюет с нами Запад, практически невозможно. Сколь бы правы мы ни были.

А есть ещё аспект и экономический. В том, что сегодня делается, довольно регулярно упоминается безвозмездный характер помощи. Помощи – да. Это так же, как на море – терпящих бедствие спасают, несмотря, что называется, ни на что. Но потом всё же предъявляют счета за использованные ради спасения ресурсы. И все на море считают это справедливым. Собственно, дальше остаётся только провести аналогию…

Есть, чего уж скрывать, и военный аспект. Как нашу авиацию натренировали к реальной войне, пропустив через горнило боёв в Сирии, так и войска радиологической, химической и биологической защиты (РХБЗ) проходят такую же боевую подготовку в Италии. Включая всё то, что отрабатывалось и в Сирии, – слаживание, снабжение, логистику, проверку техники и вооружения и так далее. В этом смысле опыт, приобретённый в Бергамо, в Сербии, ещё где-то, завтра поможет в России. Даже если не брать в голову то соображение, что руководство страны вообще знает что-то такое, чего не знаем мы, а потому использует реальные, но частичные угрозы для того, чтобы подготовить страну и армию к ожидаемой глобальной угрозе.

Мы, кажется, к чему-то готовимся. И потому помогаем другим. И себе.

Александр Цыганов

Русофобия набирает обороты

Западные СМИ крайне обеспокоены той помощью, которую выделяют другим странам Россия и Китай. Для прессы это очередной повод обвинить Москву в «порабощении Европы». Как пишет Wall Street Journal, недавно Минобороны России была распространена фотография, которая в другие времена могла бы стать худшим кошмаром для Европы или любой страны НАТО.

«Изображения, опубликованные Министерством обороны России, были беспрецедентными. Русские и итальянские генералы собрались вокруг карты итальянского полуострова, прокладывая маршрут для русской военной колонны», — пишет газета.

В то же время Wall Street Journal честно признаёт, что российские военные врачи направились в Бергамо, — один из наиболее пострадавших от коронавируса городов Италии.

Россия может столкнуться с аналогичным уровнем заражения в ближайшее время, и в понедельник Москва была жёстко заблокирована. Однако президент Владимир Путин нашёл время, чтобы набрать очки в своём стремлении ослабить западные альянсы,

— считает издание.

Wall Street Journal пишет, что помощь со стороны России стала следствием отсутствия поддержки со стороны союзников Италии по НАТО. Тем удивительнее, что в самой Италии находятся люди, осуждающие российскую помощь.

«Русские очень ловко воспользовались ситуацией. Тем не менее, очень неприятно, что наша трагедия используется в пропагандистских целях», — сказал отставной генерал Винченцо Кампорини, бывший начальник штаба итальянских Вооружённых сил.

«Остерегайтесь плохих самаритян. Китай и Россия отправляют медицинскую помощь в Италию и другие страны, поражённые коронавирусом, но их мотивы не настолько альтруистичны», — пишет издание Foreign Policy.

Отмечается, что время глобальных потрясений — это якобы передышка в международных распрях. Пример — помощь, выделенная США Ирану после разрушительных землетрясений в 2003 и 2012 годах.

«Но во время пандемии коронавируса два самых энергичных самаритянина — Россия и Китай — используют свою якобы помощь для геополитических завоеваний», — уверено Foreign Policy.

Одно из главных опасений состоит в том, что присутствие российских военных в стране НАТО, особенно вблизи авиабазы ​​США, вызывает подозрение, что врачи будут использовать своё пребывание для сбора разведданных, сказано в материале.

Егор Кучер

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *