Зачем Россия вооружается? Новая государственная программа вооружений до 2033 года

Президент России Владимир Путин на днях заявил: «В следующем году в России должна быть создана новая государственная программа вооружений до 2033 года. С таким требованием выступил Владимир Путин на заседании Совета безопасности РФ.

Российский президент отметил, что эта программа должна предусматривать наращивание качественных и количественных характеристик вооружения и военной техники.

Он уточнил, что речь идет о современных, а также перспективных образцах высокоточного оружия и средствах воздушно-космической обороны. Также, по словам президента, важно применять технологии искусственного интеллекта при создании военной продукции.»

Выполнив прежнюю программу вооружений и открыв миру (в том числе в послании Президента Федеральному Собрания в 2018 году) новые, доселе неизвестные виды российских вооружений, уже позднее получившие название «Сармат», «Авангард», «Посейдон», «Кинжал», «Пересвет», показав в полный рост возможности крылатых ракет «Калибр», запустив в серию танки «Амрата», самолеты «Су-57», системы ПВО С-400 и вскоре запуская С-500 Россия казалось бы уже достигла уровня развития вооружения, достаточного, чтобы спокойно относится к будущему. Однако Президент говорит о необходимости дальнейшего наращивания и качественных и количественных характеристик вооружения.

При этом Россия активно выходит на мировой рынок вооружения, соглашаясь продавать (и это для многих потенциальных противников является дополнительным шоком) образцы оружия, только-только принятые на вооружение, которые в российской то армии пока что на перечет. Так, готовность России продавать комплексы С-400 (Китай, Турция, далее Индия и Саудовская Аравия и затем везде?) дала возможность американским горе экспертам говорить о неспособности России обеспечить себя вооружением, поскольку она слишком много продает их другим. Представление на выставках экспортный образец Су-57Э, при том, что только сейчас на заводах ОАК готовятся к выставке в армию первые образцы Су-57 опять же дал повод комментаторам говорить, что Россия пытается за счет продаж за границу хоть что топ произвести и для себя. Не правда ли, забавная «мантра»?

Однако замеченная тенденция – продавать в том числе ультрасовременное крайне удивляет любого наблюдателя. И заставляет закрасться мысли. Если Россия готова продавать это, то что же у нее там, в загашнике.

На прошлой неделе эта тема так же вскользь всплывала, правда в печально-торжественном антураже. В Кремле Президент России вручал государственные награды. На этот раз вручал семьям военнослужащих и гражданских специалистов, погибших во время испытаний на полигоне в районе Северодвинска. Путин при этом заявил, что «в то время, когда произошел взрыв, велась работа над «не имеющим аналогов» оружием». Президент отметил, что «его будут продолжать совершенствовать несмотря ни на что».

Это в какой-то мере говорит о том, что разработка Россией новых видов вооружения, в том числе и кардинально меняющих мировой военно-политический расклад, не прекращается ни ан минуту, а результаты такой работы мы, весьма вероятно, увидим уже в ближайшем будущем.

Но зачем же Россия вооружается? Тем более, если учесть, что прежняя программа вооружений принималась в 2018 году и была рассчитана до 2025 года! То есть через год, что то поменялось настолько, что позволило изменить горизонт планирования (сразу на 8 лет) и, вероятно поменять некоторые приоритеты. Давайте немного поразмышляем.

Вооружиться, чтобы устранить опасность

Страны вооружаются для того, чтобы быть готовыми к отражению военных угроз и решению военно-стратегических задач, которые ставит перед ними высшее военное руководство. Это очевидная аксиома и она не нуждается ни в доказательствах, ни в подтверждениях. Она подтверждена всей человеческой историей.

При взгляде на работы по насыщению войск современной техникой может сложиться мнение, что Россия пытается защититься ото всего и сразу. И в этом есть доля здравого смысла. Россия, обладая уникальным положением в мире и имея цели, простирающиеся далеко за ее пределы, готовится сразу к широкому перечню угроз, от глобальной войны с использованием ядерного оружия (модернизируя стратегические ядерные силы и создавая новые системы противоракетной обороны), до локальных конфликтов с трансграничными угрозами, либо с проявлениями международных террористических организаций. Россия одновременно и создает образцы вооружения для Арктики, рассматривая побережье и акваторию Северного ледовитого океана в качестве пространства активной хозяйственной деятельности и готовя оружие для северных широт. Одновременно, Россия продолжает (заканчивает) свою миссию в Сирии, активно проявляет свое участие в африканских делах, а значит нуждается в образцах вооружения приспособленных для тропиков и экватора. Таким образом Россия везде имеет интерес к обеспечению себя вооружением и необходимыми для выполнения задач техническими средствами.

При этом, военный бюджет России не самый большой. В 2018 году Россия была на 6 месте в мире (с 61,4 миллиардами долларов расходов на оборону) по размерам военных расходов, серьезно отсевая от лидеров – США (640 миллиардов) и Китая (250 миллиардов), а также менее заметно от Саудовской Аравии (67,6 миллиардов), Индии (66,5 миллиардов), Франции (63,8 миллиардов). При этом, Россия имеет тенденцию к снижению расходов, что не может не вызывать удивление. Качественный и количественный рост оснащенности армии на лицо, а расходы особо не увеличиваются.

В этом плане, разумеется Россия продолжит осуществлять перевооружение армии. Будут поставлены очередные планки по количеству нового вооружения в армии, в войска пойдут образцы вооружения, которые пока что чаще можно встретить на выставках или государственных испытательных полигонах.

При этом, со всей очевидностью у России крайне ограничено число угроз, которые из потенциальных могут перерасти в реальные. При этом данные угрозы в первую очередь сведены к локальным конфликтам, которые могут возникнуть на важных для России участках деятельности – в Средней Азии, в Закавказье, на Балканах и т.д. И для разрешения данных ситуаций российской армии потребуются в первую очередь мобильные силы, способные решать боевые задачи в различных оперативно-тактических ситуациях.

Да и замену выбывающей техники новой никто не отменял. Да и иметь преимущество отечественного оружия перед иностранными аналогами не самый последний фактор в формировании стратегии обороноспособности страны. Вероятно, в этой стратегии обозначились плоскости, которые либо ранее небыли учтены, либо в свете вновь появившейся информации стали значимы и реализуемы в плановом периоде 2019 – 2033 года. Однако, это не единственный фактор, связанный с вопросами перевооружения.

Вооружиться, чтобы поломать чужую игру.

Еще одним направлением в котором, вероятно будет проявляться программа перевооружения и фактором, приведшим к необходимости изменения сроков и параметров программы, могла стать активная позиция США по пересмотру действовавших ранее договоров в сфере безопасности. Фактически любое снятие с себя обязательств, требует от всех остальных рассматривать снятые обязательства как дополнительные риски, рассчитывать их вероятность и предпринимать действия по нивелированию таких рисков.

Многие образцы современного оружия стали следствием реакции на выход США из договора о противоракетной обороне и размещением новых позиционных районов своей стратегической системы ПРО. И «кинжал» и «авангард» и многое другое, фактически нацелено на полное нивелирование стремления США выйти из договора ПРО, превращая американскую систему ПРО в статичного наблюдателя действия российских средств поражения.

Сейчас США вышли из договора по ракетным системам средней и меньшей дальности. Очевидно он так же требует определенных действий и от России, хотя бы для того, чтобы нивелировать факторы угроз со стороны США. Хотя в научной части у нас, безусловно был задел и по ракетам средней дальности и малой дальности, однако в практической-производственной плоскости требуется сделать многое, дабы нивелировать любой возможный ход потенциального противника.

Сейчас серьезно поднимается вопрос о выходе США из договора по открытому небу, что может возродить некоторые забытые виды вооружения, например, высотные разведывательные самолеты (тех же U-2 на вооружении США еще более 30 штук). Хотя в контексте появления на вооружении комплекса ПВО С-500 любая разведывательная деятельность самолетов Пентагона может быть пресечена в оперативном режиме. Наконец, большие вопросы может вызвать выход США из договора СНВ-3, что безусловно отразится и на гособоронзаказе.

Немаловажным фактором можно назвать и купирование проблем тактического характера, например, ситуации вокруг Крыма и Калининградской области, где не прекращаются провокации НАТО. Со всей очевидностью будет предусмотрена модернизация вооружения в этих регионах, а также дополнительное насыщение этих территорий современным оружием.

Вооружиться, чтобы разоружиться.

Еще одной немаловажной деталью общения государств в любую эпоху является их возможность показать нецелесообразность использования оружия против этого государства.

Россия провела несколько весьма сильных показательных выступлений. Это и возврат Крыма, ставший шоком для многих иностранных наблюдателей, и активная (успешная) работав Сирии и укрепление рубежей Родины в Арктике. И новые образцы оружия, которые продемонстрировал в послании Президент, сначала посчитали компьютерным роликом, чей-то шуткой, затем нереализуемой разработкой, ну и наконец мелкосерийным изделием. Постоянно разочаровываясь в своих прежних убеждениях они вынуждены будут осознать, что на любой выход из любого договора приведет к генерации ряда мер по предотвращении перебирание. такая реакция уже продумана и подготовлена.

Главной задачей российской армии является заставить противника отказаться от своих активных действий против России и принять на себя обязательства. При этом, Россия готова для торга с позиций сильного игрока. Увы, пока нельзя сказать, отобразится ли это на реальной дипломатии и стороны пойдут к договорам об ограничений вооружений.

В конечном итоге продажа за рубеж С-400 и Су-57 без опасения направления данного оружия против интересов России также формирует мнение, что у страны есть еще на примете прорывные проекты и они либо уже реализованы. Это можно назвать эффектом дикобраза «чем активнее, тем меньше риск»). И он работает.

Sir Max Merfie

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *