Зеленский рушит последние мосты в отношениях с Россией

Киев планирует пересмотреть и сократить до минимально возможного уровня договорную базу с Российской Федерацией. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднар. Примечательно, что после прихода к власти Владимира Зеленского Москва перестала получать уведомления о расторжении двусторонних соглашений, но теперь все возвращается на круги своя. Президент Украины в стиле своей парадоксальной политики сознательно сжигает последние мосты с Россией параллельно обещаниям нормализовать отношения с ней же.

«До войны у нас было 453 подписанных двусторонних соглашения. Сейчас остаются в силе около 300 документов, но продолжается дальнейшая ревизия того, от чего мы можем отказаться», — рассказал в интервью Василий Боднар.

По словам чиновника, идти на радикальные шаги Киев не собирается, чтобы не навредить украинцам в России. Аннулирование сразу всех договоров будет означать, что Незалежная лишается механизмов защиты своих граждан на территории соседней страны. Поэтому ревизия договорной базы должна проводиться вдумчиво и скрупулезно.

Часть соглашений носит двусторонний характер, некоторые заключены по линии Содружества независимых государств (СНГ). «Мы с министерствами и ведомствами их постепенно пересматриваем, чтобы оптимизировать и оставить минимально необходимое количество документов, которые позволили бы сохранять надлежащий уровень защиты прав и интересов граждан Украины», — отмечает Боднар.

Команда Петра Порошенко аплодирует этому стоя! Особенно бывший министр иностранных дел Павел Климкин, который лично курировал вопросы разрыва российско-украинских договоров.

«То, что договорно-правовая база наших отношений с Россией будет постепенно полностью переделана, это абсолютный факт», — говорил экс-глава МИД в сентябре 2018 года.

Через два месяца произошел инцидент в Керченском проливе, и Климкин пригрозил Москве дальнейшим ухудшением отношений: «Мы за последнее время «убили» 48 международных соглашений, но к ним нужно относиться очень аккуратно, в контексте того, что то, что мы эти соглашения «убиваем», не навредило нашим украинским гражданам. Следующая порция будет очень быстро — около 40 соглашений».

О каких соглашениях шла речь, министр не пояснил. Со временем ясности больше не стало.

В информационном поле активно обсуждался только один случай — денонсация подписанного в 1997 году Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией.

На характере двусторонних отношений это никак не отразилось. Да и не могло отразиться. Упомянутое соглашение носило чисто символический характер, ни одна из его статей не накладывала на Киев и Москву конкретные юридические обязательства.

Куда меньше СМИ освещали разрыв договора между правительством Российской Федерации и правительством Украины об обмене правовой информацией. На этом «список Климкина» исчерпан, хотя в нем должен был оказаться еще как минимум один документ: договор между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 2003 года.

Претензии к нему появились еще до ноября 2018 года. Тот же Климкин говорил, что соглашение по Азову обязательно будет расторгнуто — это всего лишь вопрос времени.

Казалось бы, после инцидента в Керченском проливе время настало. Но дальше разговоров дело не пошло.

Вероятно, потому что разрыв этого договора имел бы реальные правовые и экономические последствия: отказавшись от принципов свободного судоходства в Азовском море, Украина фактически «заперла» бы себя в крохотной прибрежной зоне.

«Выйти из своей акватории можно будет только в зону, подконтрольную России. А в Черное море можно попасть и вовсе лишь через наш же Керченский пролив — по правилам, которые установит после разрыва договоров Москва», — пояснял капитан первого ранга запаса, военный эксперт Василий Дандыкин.

Неудивительно, что Киев предпочел «забыть» о планах по денонсации соглашения. А после прихода к власти Владимира Зеленского перманентный процесс пересмотра российско-украинской договорной базы вообще приостановился. Об этом со ссылкой на свои источники в МИД РФ и других госструктурах заявил «Коммерсант»: Москва перестала получать уведомления о расторжении двусторонних соглашений. По мнению издания, команде нового украинского президента могло быть просто не до этого.

Хотя нельзя исключать, что Зеленский сознательно нажал на тормоза.

В сентябре 2019 года, когда появилось сообщение «Коммерсанта», как раз активно шла подготовка к проведению встречи лидеров «нормандской четверки».

Сегодня президент Украины продолжает «охотиться» на Путина: «Мы должны сделать все, чтобы в ближайшие месяцы у нас была встреча в «нормандском формате», не дожидаясь окончания пандемии. По крайней мере, мы все для этого делаем». Интересно, активизация работы по разрыву договоров с Москвой — это тоже часть усилий, направленных на разрешение конфликта в Донбассе?

Прямой связи здесь нет, но очевидно, что деятельность украинского МИД не создает благоприятного фона для нормализации двусторонних отношений.

В контексте событий последних лет слова Василия Боднара могут показаться логичными. Многие формально действующие договора между Киевом и Москвой уже не имеют правоприменительной практики. Яркий тому пример — соглашение о прямых поставках российского газа на Украину, которое истекло в последний день 2019-го, хотя его условия не соблюдались с 2015 года.

Очевидно, неспроста замминистра упоминает также о договорной базе в рамках СНГ. Киев демонстративно абстрагируется от этой организации, хотя и не торопится выходить из нее. Сегодня уже трудно разобраться, является ли Незалежная частью содружества…

Деятельность украинского МИД по ревизии соглашений с Москвой можно охарактеризовать как процесс чисто технического характера. Государство оптимизирует свою работу, избавляясь от документов, которые действуют только на бумаге. С другой стороны, в случае российско-украинской оттепели многие из них снова могли бы стать актуальными.

Сторонам не пришлось бы с нуля создавать правовую базу для сотрудничества — она уже есть. Достаточно просто вернуться к выполнению своих обязательств.

Зеленский по-прежнему декларирует цель поладить с Путиным. То есть одну руку он протягивает президенту России, а другой рукой перечеркивает договоры с Москвой. Парадокс? Нет, все вполне логично.

Последние действия и заявления Зе-команды свидетельствуют о том, что она окончательно поставила крест на выполнении Минских соглашений, просто не может заявить об этом открыто.

Алексей Ильяшевич

«Газпром» перестал считать Украиной потребителей газа в Донбассе

«Газпром» засекретил объемы экспорта своей продукции в Луганскую и Донецкую народные республики (ЛДНР). Если раньше их оформляли на Украину, то после окончания контракта с «Нафтогазом» Москва должна выработать новую схему газоснабжения неподконтрольных Киеву территорий Донбасса. Впрочем, изменения коснутся только документации, а на практике сохранится статус-кво: Россия напрямую будет удовлетворять потребности Донецка и Луганска в «голубом топливе». Зеленский упустил свой шанс изменить ситуацию.

Поставлять газ в непризнанные республики Украина перестала в 2015 году. Заминка якобы была вызвана необходимостью провести ремонтные работы. По факту же Киев просто перекинул бремя газоснабжения региона на «Газпром». Тот возражать не стал и оперативно организовал прямые поставки «голубого топлива» в мятежный Донбасс через пограничные пункты «Прохоровка» и «Платово». Эта схема работает до сих пор.

Примечательно, что Украина ни разу не требовала от России снять «газовую оккупацию» отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО). Ее вполне устраивает ситуация, при которой все расходы берет на себя российская сторона. «Газпром» тоже не возмущается. Поддержка ДНР и ЛНР — стратегический курс российской внешней политики, с которым просто вынуждены считаться государственные компании.

Поэтому газоснабжение Донбасса со стороны РФ осуществлялось, осуществляется и будет осуществляться на гуманитарных началах.

Попытка Москвы «повесить» на Киев долги за экспорт на неподконтрольные ему территории успехом не увенчалась. Позиция Алексея Миллера сводилась к тому, что Донбасс является территорией Украины (на уровне президента, правительства и Государственной думы Россия с этим никогда не спорила). Следовательно, именно Незалежная должна расплачиваться за потребляемый здесь газ.

Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев выдвигал контраргументы. И это тот редкий случай, когда слова украинских топ-чиновников звучат вполне разумно. Дело в том, что направления поставок газа на Украину регулируются отдельными заявками, которые делает государственное предприятие «Укртрансгаз». По действовавшему контракту никто другой (в том числе «Газпром») не имел права определять точки входа российского газа. Поэтому за прокачку топлива через «Прохоровку» и «Платово» украинская сторона платить не должна.

Очевидно, к такому же выводу в 2017 году пришел Стокгольмский арбитраж.

После этого «Газпром» перестал выставлять Украине счета за поставки в ЛДНР. Но по внутренней документации компании они все равно проходили как поставки на Украину.

Их можно было отслеживать и примерно подсчитывать стоимость «гуманитарного» газа. «Коммерсант» подсчитал, что, исходя из ценовой конъюнктуры 2015–2019 годов, «Газпром» потратил на снабжение Донбасса примерно 2,91 миллиарда долларов. Вернее, недополучил прибыль (себестоимость добычи и транспортировки газа, конечно, обходится значительно дешевле).

Судя по свежему отчету концерна, официально поставки в ЛДНР с нового года не осуществляются. За январь-март «Газпром» ничего не экспортировал на Украину, в том числе на неподконтрольные Киеву территории Донбасса, куда все равно продолжает исправно поступать «голубое топливо». Такая коллизия обусловлена простой причиной: формально срок контракта на поставку газа между «Газпромом» и «Нафтогазом» истек к концу 2019 года. Продлевать его, в отличие от транзитного соглашения, стороны не стали.

Поэтому у российской компании элементарно нет юридических оснований оформлять поставки газа в ЛДНР как экспорт на Украину.

Как «Газпром» будет выходить из сложившегося положения? Средства массовой информации с подачи того же «Коммерсанта» обсуждают два варианта. Теоретически для газоснабжения Донбасса может использоваться компания-посредник, которой не страшны западные санкции. Однако маловероятно, что она получит разрешение на экспорт газа — такой привилегией в России обладает только «Газпром». Скорее всего, поставки в ЛДНР будут просто списываться на технологические нужды газотранспортной системы.

Схемы могут быть разные, но изменения все равно произойдут только на бумаге. По факту же устоявшийся порядок вещей никто менять не собирается: Россия снабжает Донбасс бесплатным газом, Украина радуется, что «страна-агрессор» несет это бремя.

После прихода к власти у Зеленского был шанс изменить эту ситуацию — сделать так, чтобы газ в ЛДНР поступал с «материковой» Украины, а не из России.

Это ли не решительный шаг на пути к реинтеграции отколовшихся территорий? На вероятность такого развития событий указывал тот факт, что в команде Зеленского обсуждали идею снятия торгово-экономической блокады Донбасса. Экс-глава МИД Вадим Пристайко демонстративно недоумевал, почему на прилавках магазинов в Донецке и Луганске не должны стоять товары украинского производства.

Его мысль можно продолжить: почему Украина должна закупать уголь в Пенсильвании, если под боком есть Донбасс? Почему «Нафтогаз» не должен поставлять сюда «голубое топливо»?

Правда, об одной важной детали Пристайко не упоминал: для выстраивания каких-либо торгово-экономических отношений с «террористами» Украина должна в какой-то форме признать их легальный статус. Пойти на это Зеленский не захотел, поэтому о смягчении блокады Донбасса сегодня уже никто не говорит.

Инициатива восстановить газоснабжение ЛДНР со стороны Украины в публичной плоскости вообще не обсуждалась. Если какие-то переговоры и велись кулуарно, то камнем преткновения наверняка стал вопрос прямых поставок российского газа.

Дело в том, что коммунальные тарифы в Донецке и Луганске остались на довоенном уровне, а на Украине они выросли в разы. Поэтому для Донбасса принципиально важно сохранить низкие цены на «голубое топливо». Украина сможет предложить их только в том случае, если начнет импортировать напрямую серьезные объемы российского газа.

Зеленский к этому не готов: восстановление разорванных связей с «Газпромом» для радикальных националистов станет очередным признаком «зрады» и «капитуляции».

Сломать сопротивление недовольного меньшинства президент Украины мог, когда его персональный рейтинг (и рейтинг партии «Слуга народа») был на пике. Сегодня запас прочности у Зеленского уже не тот. Ему остается плыть по течению и наблюдать за тем, как Донбасс прощается со своим украинским прошлым.

Алексей Ильяшевич

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *